Реферат

Реферат Развитие и становление купечества в Сарапуле

Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2015-10-28



Введение.

Данный реферат посвящен изучению жизни и деятельности купеческого сословия в городе Сарапуле.

Актуальность темы. История купеческого сословия - одна из существеннейших тем отечественной историографии, без исследования которой не может быть полно представлена картина жизни российского общества. Развитие капитализма после реформ 60–70-х гг. XIX в. побудило к активному предпринимательству мощный поток инициативных, энергичных, деловых людей всех слоев общества. Купеческое сословие составило основное ядро российских предпринимателей. Оно за сравнительно небольшой исторический период охватило своим влиянием почти все сферы общественно-экономической и культурной жизни страны. Деятельность купечества представляет прекрасный образец благотворительности, меценатства, филантропии.

Выделение купечества в социальной структуре общества в качестве самостоятельного объекта изучения вполне правомерно, особенно для таких провинциальных городов как Сарапул,где при малочисленности дворянства третье сословие занимало ведущие позиции в обществе.

В отдаленных «купеческих» городах купцы представляли все слои буржуазии – мелкой, средней и крупной. Последняя же пополняла ряды крупной буржуазии столичных городов.

Объектом исследования является купечество  Сарапула – одного из провинциальных городов страны второй половины XIX – начала XX в.

Предметом исследования являются процессы эволюции купеческого сословия в условиях модернизации, проявляющиеся в существенном изменении самого сословия, сословнообразующих признаков, его количественных характеристик, расширении и усложнении сферы предпринимательской деятельности, ценностных ориентаций, этических норм предпринимательской культуры.

Цель и задачи исследования. Целью данного исследования является создание реальной картины жизни и деятельности купечества Сарапула, его роли в развитии города и республики и страны в целом, определение основных сфер приложения купеческого капитала – промышленность и торговля, его участие в общественной и духовной жизни региона; выявление общих и особенных тенденций в эволюции купеческого сословия, характерных как для России в целом, так и для провинциальных районов страны.

Задачи:

1. Выявить влияние природно-географических, исторических, социально-экономических, правовых факторов и этнического состава населения на формирование собственно купеческого сословия и его предпринимательской деятельности.

2. Определить основные параметры развития купеческого сословия: численность, гильдейский состав, национальную принадлежность, а также факторы движения гильдейских капиталов, социальную среду формирования.

3. Проанализировать основные сферы приложения предпринимательского капитала, роль купечества в развитии промышленности и ее отдельных отраслей ,исследовать существовавшие формы товарищеских ассоциаций, эволюцию коллективного капитала, выход его на российскую арену.

4. Показать размеры, формы, мотивы и приоритеты благотворительной деятельности купечества региона, наметить основные черты менталитета провинциального купечества.
Первая глава «Социально-демографическая характеристика купеческого сословия Сарапула второй половины XIX – начала XX в.»

Характер, уровень, особенности развития предпринимательской деятельности  зависели от многих факторов: природно-географических, исторических, социально-экономических, и, наконец, образа жизни, национального состава, особенностей этнической психологии населения. Немаловажное значение имела законодательная политика правительства. Следует заметить, что в дореформенный период, когда происходил процесс первоначального накопления капитала, развитие предпринимательства в большей степени зависело от объективных факторов, в частности, природно-географических условий: близость трактов и речных путей, позволяющих организовать массовый сбыт товара, наличие необходимой сырьевой базы, а также свободной рабочей силы т. д. С концентрацией производства и централизацией капитала, оснащением машинами и механизмами предприятий, речного транспорта, с развитием железных дорог на первый план выступает субъективный фактор: возможность создания благоприятных условий самими предпринимателями для торгово-промышленной деятельности. Так, наиболее крупные предприниматели или созданные ими товарищества начали формировать строго рационализированное комплексное хозяйство. На объединенные капиталы купцы основывали заводы, оснащенные самым современным оборудованием, использовали на них лучших зарубежных и отечественных специалистов, в какой-то мере (в отдельных отраслях промышленности) обеспечивали свое хозяйство собственной сырьевой базой, самостоятельно реализовывали свою продукцию через стационарную сферу рынка (собственные магазины, лавки, трактиры, погребки) или доводили их непосредственно до потребителей. Транспортировку грузов нередко обеспечивали своим транспортом. Все это происходило благодаря интенсивному процессу создания коллективного обезличенного капитала. При этом в любой исторический период одинаково немаловажное значение имела законодательная политика правительства. Исследователи, основательно проанализировавшие налоговую политику, пришли к выводу о том, что сравнительно низкий уровень налогообложения во второй половине XIX в. являлся одним из важнейших факторов широкого развития предпринимательской деятельности, как общее явление для всех городов России. Последняя в этот период получила широкую правовую основу, которая постоянно совершенствовалась.

Большую роль в развитии предпринимательского капитала сыграло создание во второй половине XIX в. капиталистической кредитной системы, начавшееся с учреждения 1 июля 1860 г. Государственного банка России «для оживления промышленности и торговли». По способу образования оборотного капитала система кредитных учреждений разделялась на: 1) государственные; 2) общественные; 3) частные. На территории Удмуртии, как и по всей Вятской губернии, кредитная система развивалась довольно медленно. Государственные кредитные учреждения появились здесь лишь в конце 70-х гг. Наибольшую активность проявили в Вятско-Камском регионе городские общественные банки, возникшие намного раньше государственных. Такого рода банки состояли при местных городских Думах; для учреждения банка требовался капитал не менее 10 тыс. руб. Залогом его являлось свободное городское имущество. В 1866 г. был учрежден общественный банк в г. Елабуге, в 1869 г. – в г. Сарапуле, в 1881 г. – в г. Глазове, позднее – в г. Малмыже. В 70-е гг. появляются сельские общественные банки в заводских поселках с капиталом в 15 тыс. руб. Основной капитал формировался «из свободных мирских капиталов и сумм, жертвуемых безвозмездно частными лицами и земством».

В 1884 г. купцами Плотниковым и Ущеренко были открыты в Сарапуле две ссудные кассы. Под большие проценты они давали ссуды предпринимателям, в том числе и купцам. Ссудно-сберегательные товарищества и кассы учреждались на условиях паевых взносов, вносимых членами товарищества. Иногда вносились в кассу пожертвования земских общественных учреждений и частных лиц. На 1907 г. в городах Удмуртии действовали четыре городских ссудно-сберегательных кассы, в крупных торговых селах – 12, в заводских поселках – пять. Кассы выплачивали 3 % годовых. Городские, сельские общественные банки, ссудно-сберегательные кассы ориентировались на мелких промышленников и торговцев. Деятельность банка вызвала оживление торговли и расширение промышленности в крае. Отделение государственного банка первым появилось в г. Сарапуле в 90-е г. XIX в. В 1894 г. было дано разрешение на открытие в г. Сарапуле отделения Торгово-коммерческого банка, организатором которого был купец Е. И. Злыгостев. В 1895 г. банк имел 122 838 руб. основного капитала, в 1900 – 595 тыс. руб.18(Лигенко Н. П. Крестьянская промышленность Удмуртии в период капитализма (60–90-е гг. XIX в.): Монография. Ижевск: Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, 1991. 176 с.)

Частные кредитные установления были представлены Волжско-Камским коммерческим банком, основанным в Санкт-Петербурге в 1870 г. Отделения его были открыты в г. Казани, Перми, конторы основаны в г. Вятке, Сарапуле, Елабуге. Банк выдавал на льготных условиях ссуды предпринимателям, а также выплачивал по векселям. В 1872 г. был учрежден Сибирский торговый банк в г. Екатеринбурге, относящийся к акционерным банкам коммерческого типа и имевший отделение в г. Сарапуле.

Таким образом, банковско-кредитная система складывалась в Сарапуле с 70-х гг. XIX в. крайне медленно, а банковские учреждения не располагали крупными капиталами. Оживление началось только в 80 – 90-е гг. XIX в. с организацией отделений и контор столичных банков, к услугам которых прибегали крупные предприниматели региона. Большую роль в развитии промышленности сыграли банки г. Казани.

Основную массу сельского населения представляли государственные крестьяне. Комплексный характер крестьянского хозяйства с его земледельческой направленностью, органично дополненной животноводством и кустарными промыслами, его относительно ранняя товаризация создавали благодатную основу для широкого развития предпринимательской деятельности деревни. Однако суровый климат, затяжные зимы, плохое качество почв, с одной стороны, широкое развитие крестьянских промыслов, удовлетворявших нужды деревенского жителя в промышленной продукции, с другой – сдерживало предпринимательскую инициативу, ограничивало как потребность, так и массовую покупательную способность населения на промышленную продукцию, и в конечном итоге тормозило развитие крупного предпринимательства в деревне. И тем не менее, экономические возможности, особенно удмуртского крестьянского хозяйства, позволяли предприимчивым крестьянам активнее включиться в предпринимательскую деятельность, как это происходило в уездных городах. Однако консерватизм деревенской социальной структуры, опасность оказаться за нижними пределами потребления – в отдаленных национальных районах еще глубже, нежели в центре пронизывали деревенскую среду. Переход крестьянина в купечество обставлялся многочисленными препонами, общине, как правило, невыгодно было отпускать «крепкого мужика», и довольно часто сельский сход отклонял требования просителя, несмотря на то, что все «отпускные» условия были им выполнены.

На территории Удмуртии абсолютные и относительные показатели количественного развития купеческого сословия на момент общероссийской переписи 1897 г. были ниже (0,1 %), чем в среднем по России (0,2 %). На территории Удмуртии по переписи 1897 г. проживало 1197 купцов (с учетом членов семей) или 0,09 % ее населения и несколько больше – 1937 – потомственных и личных почетных граждан. В общей сложности обе категории сословной корпорации насчитывали 3134 человека (с учетом членов семей), что составляло 0,2 % населения Удмуртии (1 336 402 чел.).

В этническом аспекте по данным, представленным переписью, в составе купечества Удмуртии значилось 1047 русских, 32 татарина, 31 еврей, 5 немцев и 2 удмурта.

Нельзя не учитывать того факта, что часто «вышедшие в люди» предприниматели-удмурты старались скрыть свою национальность, надеясь этим обеспечить устойчивость своего социального положения. Бывшие Чураевы, Тамышевы, Тимеевы становились Блиновыми, Кожевниковыми и т. д.. К примеру, купец-удмурт Ишмуратов купил у Саввы Морозова фамилию и успешно занимался торговлей.

Наблюдался волнообразный процесс количественного развития купеческого сословия в крае: возрастание ближе к середине 70-х гг. и неуклонное сокращение в последующее время, вплоть до 1917 г. Однако этот процесс не имел резкой амплитуды колебания, как это было в центральных районах России. Общественное признание купеческого сословия было несомненным, традиционные сословно - семейные связи в провинции – сильнее.

Нельзя не заметить, что эволюция количественного состава сословия, а так же его структуры в значительной степени зависела от законодательно-нормативной политики правительства. Корпоративные льготы являлись хорошим стимулом в пополнении рядов сословия, особенно в первые пореформенные десятилетия, в последующие – правительство отменяло их. К концу XIX в., как отмечает Боханов, они во многом носили декоративный характер: право визита ко двору, право ношения шпаги и губернского мундира, награждения некоторыми орденами и медалями. Единственным реальным преимуществом была паспортная льгота, избавлявшая от необходимости приписки, обязательной для лиц податных сословий. Резкое сокращение, почти наполовину, числа купцов по России, наблюдалось сразу же после принятия закона 1898 г. о государственном промысловом налоге, когда каждый поданный России, приобретая промысловое свидетельство мог заняться предпринимательством. Данный закон прерывал прямую связь между покупкой промыслового свидетельства и получением купеческих документов. Однако резкое сокращение числа купцов было характерным явлением только для столичных городов, в провинции же, в частности, на территории Удмуртии число купеческих свидетельств с 1885 по 1900 годснизилось всего лишь на 23 (соответственно 229 и 206 свидетельств). Высокий удельный вес купцов 2-й гильдии (от 200 до 364) и незначительный – первогильдейских (от 2 до 22 ) указывает на уровень развития капитализма в крае. Самые состоятельные купцы высшей гильдии приобретали статус потомственных почетных граждан и часто меняли место жительства вместе с переводом правлений созданных ими фирм (гг. Москва, Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород), а таковых было немного.

К показателям роста числа гильдейских капиталов относятся: деление семейного капитала в рамках второй гильдии, переход из купцов 2-й гильдии в 1-ю, переход из мещан, переход из крестьян, переход из сельских обывателей, перевод из других уездов губерний. К факторам сокращения числа гильдейских капиталов были отнесены: переход в мещане, переход в крестьяне, изменение рода занятий, получение потомственного или личного гражданства, переезд в другие уезды.

Исследование показало, что купеческое сословие в Сарапуле формировалось преимущественно за счет местного населения. Если в конце XVIII – первой половине XIX в. социальную среду его формирования в подавляющем большинстве составляли крестьяне, то в пореформенный период – мещане. Крестьяне и особенно сельские обыватели вносили совершенно незначительную долю в этот процесс. При этом нужно подчеркнуть, что вплоть до 1917 г. присутствовали и горизонтальные источники пополнения рядов сословия за счет ежегодного подтверждения гильдейства и выделения семейных капиталов. Сословие мещан, занятое мелкой торгово-промышленной деятельностью и в сфере услуг, не было так сковано корпоративными рамками и имело более благодатную почву для различных видов предпринимательства, чем крестьяне. Именно переход из сословия в сословие: мещанин – купец – мещанин (иногда снова купец), создавали тот активный процесс cоциально-сословной диффузии, который был не виден за констатацией общих показателей состояния купеческого сословия. При конкретном исследовании посемейных списков выяснилось, что в пореформенный период основными факторами, воздействовавшими как на число гильдейских свидетельств, так и на общее количество лиц, составлявших купеческое сословие, являлись переход из мещан в гильдейство или наоборот, невозобновление купеческого свидетельства «по случаю увольнения из купеческого сословия» и переход в сословие мещан. Наибольшую активность перечисленные факторы проявили в 60 и 90-е гг. XIX в. Следует учесть, что если в конце XIX в., по утверждению исследователей, в предпринимательской среде крупных центральных городов заметно снизился интерес к купеческому сословию, как возможному варианту повышения общественного статуса и пути обогащения, а в предвоенный период проявлялись явные признаки социально-демографической стагнации, то в уездных городах края в 90-е гг. городское население проявляло самую высокую активность (32,8 %) в получении гильдейства. (Лигенко Н. П. Торгово-предпринимательская деятельность купечества Удмуртии (60–90-е гг. XIX в.) // Очерки истории Удмуртии XIX в. / Отв. ред. Н. П. Лигенко. Ижевск: Удмуртский ИИЯЛ УрО РАН, 1996. С. 220–260.)

Сарапульские купцы – одна из многочисленных, раннего происхождения групп, представлявших традиционное купечество Прикамья, среди которых просматриваются устойчивые династии: Бодалевы, Пешехоновы, Смагины, Курбатовы, Дедюхины, Зылевы, Барановы, Корешевы, Лушниковы, Корелины, Башенины, Вольф ,Полстоваловы и др.

Купец, будучи во всем основательным человеком, серьезно относился к созданию семьи, своего очага. Для купеческого семейства строились большие, удобные для жизни дома, с учетом профессиональной деятельности. Семьи купцов в основном были большими, многопоколенными, состояли от 5 до 30 человек. Под одной крышей

проживали отцы, деды, внуки, т. е. три поколения семьи. В семьях купцов имелось от 5 до 13 детей. Возраст глав семейств был самым различным: от 23 до 67 лет. Доля купцов, находящихся в самом активном возрасте от 40 до 50 лет, была наивысшей (33,4 %), высоким был процент (23,5 %) участия в деле мужчин зрелого возраста от 50 до 60 лет. Наименьшим было число мужчин молодого возраста до 30 лет, выступавших в качестве самостоятельных предпринимателей (11,8 %) и свыше 60 лет (13,7 %) Таким образом, 74,5 % купцов, активно занимавшихся предпринимательской деятельностью, были в возрасте от 30 до 60 лет.

Жены купцов в основном – потомственные купчихи, реже – из мещанской среды, довольно редко – из крестьянской. Купеческие жены имели возраст от 18 до 65 лет, средний возраст составлял 40 лет. Жены были значительно моложе своих мужей. Большой удельный вес составляли молодые женщины в цветущем возрасте от 18 до 40 лет (59,2 %), тогда как самая высокая возрастная планка мужей достигала 40 – 70 лет. Если возрастная группа мужей от 50 до 60 лет была наиболее высокой, то среди женщин – наименьшей (8,2 %). Таким образом, средняя продолжительность жизни женщин была ниже. Многие купцы находились уже не в первом браке. Довольно высокой была смертность женщин во время родов.

Купеческие жены внесли свой определенный вклад в формирование культуры в городах и заводских поселках. Купчихи на 66 % были местного происхождения, 34 % составляли иногородние женщины, привезенные купцами из различных регионов Российской империи: Уфимской, Пермской, Екатеринбургской, Каменск-Подольской, Рязанской, Симбирской, Тамбовской губерний. Данные переписных листов свидетельствуют о том, что национальность и вероисповедание мужей и жен, как правило, идентичны. В Сарапуле подавляющее большинство купеческих пар были русскими, православными, четыре супружеские пары – старообрядцами; две пары, как зафиксировано в источнике, «татарами-магометанами и мусульманами по вере». Одна супружеская пара евреи – иудеи. Нельзя не отметить, что жены купцов, урожденные сарапульчанки, были все грамотными. Образование получили в самых различных учебных заведениях: многие закончили женскую гимназию, обучались в земской и народной школах, городском училище, Елизаветинском институте в Москве. Нередко в купеческих семьях предпочитали домашнее обучение и воспитание. Четыре купеческие жены отмечены как неграмотные. Из них 2 купчихи русские, в возрасте: 68 и 50 лет, и 2 молодые татарки 24 и 30 лет. Основная масса купеческих жен, находясь «при муже», занималась семьей, в какой-то мере вникая в дела мужа, иногда, помогая мужу, брали на себя часть его забот, вели домашнее хозяйство. Овдовев, жены полностью заменяли мужей, продолжая предпринимательскую деятельность, вели хозяйство и воспитывали детей, готовили сыновей себе на замену. В 8 случаях, будучи уже в престарелом возрасте, вдовы (50, 62, 74, 77, 85 лет) жили «при сыне» и «средствами сына». Таким образом жены купцов вели активный образ жизни: ведя домашнее хозяйство, воспитывали детей, активно участвовали в благотворительных акциях, массовых зрелищных мероприятиях, нередко занимались предпринимательством.

Дети купцов материалами переписи зафиксированы не в полном составе: учету подлежали дети, жившие на момент переписи с родителями. Вне поля зрения остались выданные замуж дочери, а также выделившиеся взрослые сыновья. На 50 купеческих семей г. Сарапула приходилось 157 детей, в среднем на одну семью по 3,1 человека. Наблюдалась контрастность в детности семей. В зрелых семьях, как правило, было 5–7 детей, живших еще при родителях. Местом их рождения, приписки и пребывания был г. Сарапул. У части семей, приехавших в Сарапул в 80–90-е гг., старшие дети родились на родине родителей – в Пермской, Рязанской, Уфимской губерниях, а младшие – в г. Сарапуле. Национальность и вероисповедание было идентичным родительскому, т. е. православное и староверческое у русских, мусульманское – у татар, иудейское – у евреев. С конца 70-х, в 80-е и 90-е гг. в семьях сарапульских купцов уделялось серьезное внимание обучению детей, в том числе и девочек. Дети купцов, кроме двух татарских семей, обучались в различных учебных заведениях: гимназиях, уездном, реальном, церковно-приходском, духовном училищах. Дошкольников обучали дома. В татарских семьях, в одной – трое, в другой – четверо детей были неграмотными, лишь одна, 12-летняя девочка, обучалась грамоте в домашних условиях. Одна старообрядческая семья также давала детям домашнее образование, другая – обучала своих детей в церковно-приходском и уездном училищах. Молодому поколению давали образование в различных учебных заведениях, не исключая ведущие университеты страны.

Старшие купеческие дети, закончив учебные заведения, помогали родителям в семейном деле. Отцы, главы семейств старались удержать и старших сыновей подле себя, приобщая их к коммерческой деятельности, удерживая в единстве семейные капиталы. В купеческой семье особенно высоко ценили сына – наследника, помощника, продолжателя рода, а также дела, которое требовало большой заинтересованности, всепоглощающего внимания, приложения больших физических затрат, мобильности, деловой хватки, что было под силу, как правило, мужчинам.

Выявленный фактический материал позволяет заглянуть под кров купеческого дома – большого, просторного, с устоявшимся бытом и традициями . В  г. Сарапуле – 58 купеческих семьей имели собственные особняки, в которых проживало 272 человека купеческого звания, а вместе с прислугой и другими жителями – 566 человек, т.е. более половины обитателей дома составляла прислуга. Как правило, большой купеческий дом был населен наряду с членами семьи, самыми различными обитателями. Среди них в зависимости от достатка имелось различное число прислуги. Каждая состоятельная купеческая семья имела кухарку, кучера, дворника, горничную, работника, караульщика, няню, гувернантку. Часто в больших апартаментах особняка находили кров дальние родственники, иногда обустраивались призреваемые, либо нахлебники, либо рабочие и служащие хозяйских магазинов или промышленных заведений, снимавшие отдельные комнаты. Как правило, в гильдейское свидетельство записывалось все семейство: глава семьи, его жена и дети. Иногда вписывались и родственники, по-видимому, это зависело от роли, которую они играли для семьи, и доли вклада в семейный капитал; нельзя исключать и характер взаимоотношений членов семьи и родственников: меру доверительности, доброжелательности, семейные традиции. Купеческие семьи поддерживали друг друга, старались породниться между собой. Дочь купца, воспитывавшаяся в купеческой среде, могла быть достойным советчиком, помощником и продолжателем дела мужа. Да и купец, отдавший свою дочь в достаточную семью, мог быть спокойным за ее благополучие и дарованное наследство. В свою очередь, это был путь к созданию ассоциированных капиталов.
Глава вторая «Промышленность Сарапула во 2й половине ХIX-начала ХХ вв»

Вторая половина XIX в. была отмечена разнообразием видов предпринимательства и широкой сферой действия. Ведущими процессами социально-экономического развития края конца XIX в.– начала ХХ в., как и в центральных регионах России, были соединение торгового капитала с промышленным, концентрация производства, централизация капитала, создание коллективного капитала, сращивание промышленного капитала с банковским. В силу многоукладного контрастного характера развития экономики в регионе наблюдалось единовременное развитие множества разноуровневых форм капитала.

 Активная деятельность местного предпринимательства стала возможной по мере накопления капиталов в самом конце XIX – начале XX в. До конца XIX в. за немногим исключением особенно в городах, продолжала существовать капиталистическая мануфактура и только в начале ХХ в. происходит массовое оснащение предприятий машинами и механизмами, возникают фабрики и заводы. Однако этот процесс не был завершенным, поскольку в этих же отраслях промышленности продолжали существовать и мануфактуры, и мелкотоварное производство.

Наметившееся еще в первой половине XIX в. отраслевое разделение промышленного производства между городской и сельской местностью продолжало углубляться и в пореформенный период. Из 92 заведений с годовой производительностью не менее 1 тыс. руб.(1889 г.) в сельской местности находилось 53 заведения, что составляло 57,7 % от общего числа предприятий Удмуртии, в городе было 39 заведений или 42,3 %. Сложившаяся тенденция в развитии промышленности еще более углубилась в начале XX в. В 1912 г. промышленность четырех уездов края составляла уже 64,8 %, в то время как городов – 35,2 %. Городская промышленность специализировалась преимущественно на обработке кожевенных и переработке пищевых продуктов. В г. Сарапуле сформировалось комплексное кожевенно-сапожное производство.

Удмуртский край являлся постоянным поставщиком на российском рынке кожаной обуви, перчаток, рукавиц, дубленок, а также шорных изделий. Сарапул был известен, как  крупный центр кожевенно-сапожной промышленности, объединявший 14 кожевенно-сапожных предприятий (объемы производств – 244 6910 руб.).

Так же в Сарапуле широко была представлена пивомедоваренная и винно-водочная отрасль промышленности (объемы производства – 1 643 372 руб.). Предприятия Бодалевых, Бахтияровых были известны разнообразным ассортиментом и высоким качеством продукции, как то: спирт-сырец и ректификат, пиво «баварское», «столовое», «мартовское», «кабинетное», «светло-легкое» и др.

В плане организационных приемов предпринимательской деятельности в Сарапуле можно выделить две основные формы, как и в развитых районах России: индивидуально-частновладельческую и ассоциированную. По наблюдениям исследователей, чем выше степень развития капитализма, тем большее значение и роль принадлежит ассоциированным формам.

Рост концентрации производства и конкурентная борьба способствовали созданию новых форм различного уровня ассоциирования капитала, наряду с ранее установленными государством видами акционерных компаний: товарищество полное и товарищество на вере. Товарищеские структуры, по замечанию А. Н. Боханова, были для многих капиталистов своеобразным переходным этапом от неорганизованной «дикой» деятельности к предпринимательству новейшей эпохи(Боханов А.Н. Крупная буржуазия России… С.92.). В одном из основных законодательных источников действовавшего торгово-промышленного права в Российской империи – «Уставе торговом», принятом в 1867 г., наряду с установлениями 1807 г., зафиксированы уже более сложные типы «торговых товариществ»: 1) товарищество полное; 2) товарищество на вере; 3) акционерное общество и товарищество на паях и 4) артельные товарищества. Создание коллективного капитала привело на территории Удмуртии к образованию товарищеских ассоциаций различного уровня – торговых домов: товариществ полных и на паях (командитные общества), товариществ на паях и акционерных компаний. Исследователями замечено, что широкому распространению торговых домов способствовал явочный порядок их образования, поскольку учреждение и деятельность их были лишены строгой законодательной, административной регламентации, характерной для акционерных обществ. Торговые дома создавались, как правило, на базе семейных торговых или торгово-промышленных купеческих предприятий. Подавляющую часть их владельцев в уездных городах региона составляли представители двух традиционных предпринимательских сословных групп – потомственные почетные граждане и купцы. Форма торговых домов, основанных на семейном капитале, была распространена среди заводчиков кожевенно-сапожной отрасли г. Сарапула («Пешехонова Ф. Г. Н-ки и К°», «Смагина Ник. Вас. с-ья», «Ущеренко Дав. Як. с С-ми», «Барабанщиков Ник. и племянники», «Дедюхин Никифор С-ья», «Кривцовы Бр-ья» и т. д. В начале XX в. в России наблюдалась высокая степень концентрации наличных капиталов в небольшом кругу фирм, представлявших собой торговые дома.

Следующую ступень ассоциации представляло товарищество на вере или коммандитное общество, которое также могло называться торговым домом «под именем товарищей и компаний». К началу XX в. крупнейшие торговые дома, как форма организации капитала, были неотъемлемой частью всего капиталистического хозяйственного организма, существуя и развиваясь в тесном единстве и взаимосвязи с высшими типами организации капитала, часто как бы расширяя и дополняя зону их деятельности. Успешно развившееся товарищество на вере, как правило, перерастало в высшие ассоциированные формы капитала в виде уставных акционерных компаний, паевых товариществ. Акционерное общество объединяло индивидуальные капиталы через механизм выпуска и продажи акций, прибыль от которых распределялась между акционерами в форме дивидендов. Следует заметить, что в основных капиталистических странах во второй половине XIX в. утвердилась явочная система учредительства, без специального разрешения правительства. В России прочно установилась разрешительная (концессионная) система. Ни одна компания на акциях не могла быть учреждена без особого разрешения правительства.

Согласно законодательству, «род, и свойство акционерных обществ и товариществ на паях, особые преимущества им предоставленные, и время их действия определялись частными их уставами». Учреждение новых акционерных обществ проводилось постановлением Комитета министров ( а с 1906 г.) – Советом министров и утверждались императором.

 Одной из наиболее примечательных черт развития крупномасштабных капиталистов в XX в. было интенсивное пополнение их рядов дельцами из провинции, которые инвестировали свои личные или семейные финансовые ресурсы в дивидендные ценности, учреждали и возглавляли правления различных компаний, а также занимали посты членов наблюдательных советов и правлений. В годы предвоенного промышленного подъема многие из них занимали прочные позиции в высшем предпринимательском слое (Ушковы).

Исследование отдельных купеческих династий на протяжении XIX – начала XX в. позволило сделать вывод о том, что консолидация семейного капитала проходила в несколько этапов. Чаще всего на первом этапе основу процесса составляли торговые дома, товарищества полные, объединявшие, как правило, деда, отца, сыновей. Этот период начинается с 70–80-х гг. XIX в., а иногда и захватывает более позднее время. Росли родовые ветви, крепли отдельные семейства и уже в конце XIX – начале XX в. с усилением в стране конкурентной борьбы, начинается второй этап консолидации семейных капиталов: объединение братьев, двоюродных братьев, их детей, внуков и родственников.

С дальнейшим ростом концентрации производства и централизации капитала стремление товарищеских ассоциаций, образованных в основном на семейных капиталах, к привлечению двух или более посторонних лиц привело к появлению более высоких форм товарищества, созданию акционерных компаний, что позволило значительно расширить сферу предпринимательской деятельности и создать достаточно крупные, оснащенные новейшим дорогим и сложным оборудованием предприятия. Такой эволюционный процесс развития прошли товарищеские объединения Пастуховых, Ушковых, Бодалевых и др. В 1910–1916 гг. объединение капиталов Стахеевы–Батолины–Путиловы с русскими коммерческими банками привело к образованию мощного концерна, утвердившего свое влияние почти во всех важнейших отраслях добывающей и обрабатывающей промышленности страны. В свое время деятельность семьи Рябушинских и концерна Стахеевых современники считали символом предпринимательства новой эпохи. В 1912–1913 гг. при участии нескольких акционеров и Сибирского торгового банка было создано акционерное общество «Северных заводов наследников Н. Пастухова». (Лигенко Н. П. Промышленность Удмуртии в период капитализма (1861–1917 гг.) // Вопросы истории развития промышленности Удмуртии: Сб. ст. / Отв. ред. Н. П. Лигенко. НИИ при Совете Министров УАССР. Ижевск, 1986. С. 59–86.)
 Третья глава.  «Благотворительная деятельность купечества»

Типичным явлением общественной жизни городов региона, как и повсюду в России, особенно в конце XIX – начала ХХ в. стала благотворительность. Нельзя не отметить, что купечество участвовало во всех видах, благотворительных организаций, существовавших в регионе, и делало большие частные вклады. Проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что благотворительная деятельность купечества проходит 4 этапа. Благотворительность по своему размаху и идейной направленности, объемам вкладов, формам организаций претерпевает значительные изменения, непосредственно связанные с развитием экономики, социальной структуры общества, его образованности, культуры и т.д.

В конце XVIII – 50-х гг. XIX в (I этап)., в период первоначального накопления капитала, когда купечество только еще шло к большим капиталам, акты благотворительности носили частный характер, были эпизодическим явлением, касались храмосозидания и просвещения, производились главным образом купцами наиболее развитых торговых центров –Сарапула.

В 60–70-е гг. XIX в. (II этап) накопление капиталов, образование торговых домов, возрастание культурного уровня позволило создать первые благотворительные комитеты. Наряду с эпизодической, благотворительность приобретает постоянный, планомерный характер.

В 80–90-е гг. XIX в. (III этап) с концентрацией и индустриализацией производства, образованием ассоциированного капитала благотворительность отличается более крупными вкладами и появлением широкой сети различных благотворительных организаций. Начинает проявлять активность в создании благотворительных обществ сарапульское купечество.

В 1900–1917 гг. (IV этап) с образованием коллективных, обезличенных капиталов в различных его формах происходит процесс сращивания торгово-промышленного капитала с различными кредитными учреждениями. С 1904г. благотворительная деятельность приобрела широкие общероссийские масштабы – пожертвования исчислялись миллиардами руб.

Меняются и приоритеты – на первый план выходят культура, наука и просвещение, становятся более разнообразными формы благотворительных обществ.

Причина щедрых пожертвований, тяжелым трудом накопленных капиталов, коренится в сословном купеческом менталитете: высокая внутренняя культура лучших представителей купечества, уходящая корнями в христианство, глубокая их религиозность, патриотизм, с одной стороны, тщеславие, возможность получить чины, почетные должности, желание замолить грехи и т. д. – с другой. Какими бы ни были мотивы (хотя и это очень важный элемент в создании генофонда), купцы оставили богатое наследство. Оригинальные, непохожие друг на друга деревянные и каменные купеческие особняки – памятники зодчества, торговые площади, соборы, монастыри, банки, школы, гимназии, училища, приюты, а также водопроводы, средства связи, электрическое освещение, многое, что нужно было для жизни города и деревни, его обитателей, было создано с участием купечества края. Многие исследователи считают, что наряду с крестьянством, купцы в гораздо большей мере, чем другие слои общества, сохраняли самобытные черты, несли в себе ценности русского национального сознания и русской культуры. Суть российской православной этики заключалась в преобладании духовно-нравственных мотивов жизненного поведения над материальными. Идея «греховности богатства» преодолевалась через обращение его на пользу людям в виде широкой благотворительной деятельности. Опыт предпринимателей, вырабатывавшийся столетиями, был сконцентрирован в этических нормах, опубликованных в 1887 г. И. Е. Зегимилем в отдельной книге под названием: «Необходимые правила для купцов, банкиров, комиссионеров и вообще для каждого человека, занимающегося каким-либо делом». Все его положения основаны на христианских заповедях: «Работайте сами, то, что вы можете сделать сами, не давайте делать другим. Держите всегда данное слово. Относитесь к вашему делу с полным усердием, чем бы вы не занимались. Трезвость и выдержанность. Всякое дело основано на доверии, поэтому вы должны всеми силами стараться снискать себе полное доверие тех, с которыми вам приходится иметь дело. Главное честность и добросовестность. Соблюдайте экономию в ваших личных расходах, живите лучше ниже ваших средств, чем выше»( Зегимель И.Е. Необходимые правила для купцов, банкиров, комиссионеров и вообще для каждого человека, занимающегося каким – либо делом. СПб., 1881. С.3–22.). Вышесказанное обнаруживает единый «дух» этических норм, уходящих корнями в протестантизм и православие, выработанных лучшими представителями торгово-предпринимательской сферы. Труд и в православной этике также безусловная добродетель, ибо посредством его человек приближается к Богу. Однако для русской православной этики характерно негативное отношение к богатству, к любым формам накопительства. Наверное поэтому самый традиционный путь покаяния и общественного служения для российских предпринимателей заключался в многочисленных пожертвованиях капитала на благо народа.

На страницах научной, научно-популярной, периодической литературы за последнее время в различных интерпретациях предстают определения понятий «благотворительность», «филантропия», «меценатство». Все они трактуются как явления нравственного порядка, как процесс оказания безвозмездной помощи нуждающимся в ней. Что касается понятия «благотворительность», то во всех дореволюционных авторитетных энциклопедических словарях определение его, в основном, совпадает. Благотворительность трактуется как проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность спешить на помощь к неимущему, она была необходимым условием личного нравственного здоровья; она больше нужна была самому нищелюбцу, чем нищему. Нищий был для благотворителя лучший богомолец, молитвенный ходатай, душевный благодетель. В словарях, изданных в советское время, дается иная интерпретация благотворительности. Так, в «Большой Советской Энциклопедии» (1927 г.) отмечается, что «благотворительность представляет явление, свойственное лишь классовому обществу... социальная структура которого обуславливает хроническое пребывание определенной части общества в состоянии бедности и нищеты». Благотворительность идентифицируется с филантропией. На наш взгляд, благотворительность имеет более емкое содержание, это собирательный термин, поскольку меценатство и филантропия – это тоже акты благодеяния. Более того, для конца XIX– начала XX в. с организацией ассоциированного капитала, с активизацией благотворительной деятельности, расширяется сфера благотворительности. Купечество, помимо филантропической деятельности, помощи сирым, калекам и убогим, начинает благоустраивать за свой счет города, строить общественные здания, больницы, школы, клиники, храмы и др. Филантропическая деятельность также расширяет свои границы. Предприниматели, отличающиеся высокой внутренней культурой, собирают большие библиотеки, коллекции, организуют художественные галереи, строят театры, музеи, реставрируют памятники искусства, основывают учебные заведения. Благотворительная деятельность, трансформируясь и наполняясь новым содержанием, превратилась в разветвленную сеть, включающую в себя государственные и частные организации, а также личные проявления. В современных условиях ученым удалось прийти к единому мнению по поводу дефиниций, связанных с благотворительностью. Так, «благотворительность», в первую очередь, относится к области общественной активности, связанной с передачей юридическими и физическими лицами (но не субъектами государства) денежных и материальных средств, и с сотрудничеством частных лиц в деле помощи нуждающимся. Понятие «благотворительность» не вполне совпадает с «общественным призрением» , ибо не включает государственный уровень социальной реабилитации. Термин «призрение» применяется ко всей сфере социальной реабилитации основных категорий населения , нуждающихся в помощи, а именно: детей, стариков и инвалидов, то есть тех, кто не может содержать себя собственным трудом( Ульянова Г.Н. Изучение истории и благотворительности в России: тенденции и приоритеты (1989–2002 гг.) // Благотворительность в России 2002. С.-Пб., 2003. С.17.).

По-видимому, нравственная направленность личности, воспитание, жизненные ситуации, семейные традиции, интересы окружающей среды – все это повлияло на выбор направленности благотворения: храмосозидание, филантропия и просвещение были характерны для Стахеевых, просвещение, меценатство для Ушковых и Александровых, храмы и всевозможного рода пожертвования церковному причту – для Черновых, Смагиных, Бахтияровых, Калашниковых, просвещение, строительство учебных заведений – для Ижболдиных, Ирисовых; филантропическая деятельность – для Колчиных, Созыкиных, Курбатовых, Смагиных. Таким образом, вкладывая капиталы в развитие торговли и промышленности, купцы немалую долю прибыли определяли на благотворительные акции: медицину, просвещение, храмосозидание и содержание церквей, создание домов для инвалидов, престарелых, бездомных. Постоянное внимание к делам насущным односельчан оказывало благоприятное воздействие на материальную и духовную жизнь людей, являлось серьезной поддержкой в развитии просвещения и утверждении православия. Купечество к концу XIX в. стало эпицентром общественно-экономической и культурной жизни провинции. Благотворительность по своему размаху и идейной направленности, объемам вкладов, формам организаций претерпевает значительные изменения, непосредственно связанные с развитием экономики, социальной структуры общества, его образованности, культуры. (
Лигенко Н. П. Благотворительная деятельность купечества Удмуртии (XIX – начало ХХ в.) // Материальная и духовная культура народов Поволжья и Урала: История и современность. Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Г. Е. Верещагина. Глазов, 2001. С. 18–20.)
Заключение.

Анализ конкретного исторического материала  позволяет выявить 4 этапа в эволюционном развитии купеческого сословия. Изучение отдельных купеческих династий на примере четырех последних поколений (с учетом активно-продуктивного возраста): деды – сыновья – внуки – правнуки показывает поколенные изменения в сущности самого сословия, проходившего через определенные ступени внутреннего развития, определяемых переплетением правовых, демографических, экономических, психологических и др. факторов, в свою очередь тесно связанных с характером и масштабами благотворительной деятельности.

I этап (конец XVIII– 50-е гг. XIX в.). Сословно-определяющим фактором являлась торговая деятельность купечества. Этот период в основном связан с первоначальным накоплением капитала, сопровождавшимся выходом его владельцев преимущественно из крестьянского, либо мещанского сословий с приобретением гильдейского свидетельства. Акты благотворительности носили частный характер, были эпизодическим явлением.

II этап (60–70-е гг. XIX в.). Сословно-определяющей становится торгово-предпринимательская деятельность. Ведущую роль по-прежнему занимала торговля, однако купцы начинали вкладывать капиталы в разного рода производства. В изменении количественных и качественных показателей немаловажную роль сыграла законодательная политика правительства, установившая привилегии для купеческого сословия, а также обязательную связь между частным предпринимательством и записью в купеческую гильдию. Накопление капиталов, возрастание культурного уровня купечества позволило создать первые благотворительные общества. Наряду с эпизодической благотворительность приобретает постоянный, планомерный характер.

III этап (80–90-е гг. XIX в.). Основным занятием купечества являлась промышленно-торговая деятельность. Концентрация и индустриализация производства определили активный процесс сращивания торгового капитала с промышленным, сопровождавшийся образованием ассоциированного капитала в форме различных торговых домов (полных и на вере), а также товариществ на паях. Повышается культурный и образовательный уровень купечества. Капиталистическое производство уже не может существовать без квалифицированных специалистов. Купечество поворачивается лицом к просвещению, широкое развитие получает благотворительность, отличающаяся более крупными вкладами и появлением широкой сети благотворительных организаций. Однако для этого периода характерно размывание купеческого сословия. Помимо экономического фактора немаловажную роль в этом сыграла законодательная политика правительства, постепенно ликвидировавшая основные привилегии купечества и устранившая связь между занятием промышленностью и приобретением купеческих и промысловых свидетельств.

IV этап (1900–1917 гг.). Определяющим явлением становится образование коллективных, обезличенных капиталов в различных его формах: торговые дома (товарищества полные и на вере), товарищества на паях, акционерные общества. Происходит процесс сращивания торгово-промышленного капитала с различными кредитными учреждениями. На этом фоне наблюдается дальнейший процесс размывания, можно сказать, расслоения купеческого сословия. С одной стороны, приобретение статуса потомственного почетного гражданина или, более того, потомственного дворянина, сопровождавшееся иногда переездом в Петербург, Москву, Казань и др. города и с другой – возвращение «на круги своя» – переход в крестьянское, либо в мещанское сословие. Тем не менее, купечество в России как сословие существовало вплоть до 1917 г. В этот период дети передовой части купечества получили образование в ведущих российских и европейских учебных заведениях. Наряду с региональными вкладами, благотворительность приобрела общероссийские масштабы – пожертвования исчислялись миллиардами руб. Изменились приоритеты – средства стали направляться в культуру, науку, просвещение, разнообразнее становится сеть благотворительных обществ. Результаты исследования показывают, что купечество сыграло прогрессивную роль в развитии промышленности, торговли, культуры, градостроительства. В условиях модернизации сарапульское купечество претерпевает большие изменения разной степени интенсивности: кардинальные – в предпринимательской деятельности, значительные, но не опровергающие традиций – в культуре, образе жизни, внешнем облике и, в конечном счете – в менталитете. Третье сословие «не превращается в призрак», оно самоидентифицируется, сохраняя свой стержень, свои корпоративные устои. Провинциальное купечество определяет этические нормы предпринимательской культуры, сложившейся на основе христианских заповедей.
Список литературы.

1. Боханов А.Н.Крупная буржуазия в России. М.,1992

2. ( Зегимель И.Е. Необходимые правила для купцов, банкиров, комиссионеров и вообще для каждого человека, занимающегося каким – либо делом. СПб., 1881. С.3–22.)

3. Лигенко Н. П. Благотворительная деятельность купечества Удмуртии (XIX – начало ХХ в.) // Материальная и духовная культура народов Поволжья и Урала: История и современность. Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Г. Е. Верещагина. Глазов, 2001. С. 18–20.

4. Лигенко Н. П. Купечество Удмуртии. Вторая половина XIX – начало ХХ века. Монография. Ижевск: Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, 2001. 432 с.

5.Лигенко Н. П. Промышленность Удмуртии в период капитализма (1861–1917 гг.) // Вопросы истории развития промышленности Удмуртии: Сб. ст. / Отв. ред. Н. П. Лигенко. НИИ при Совете Министров УАССР. Ижевск, 1986. С. 59–86.

6. Лигенко Н. П. Торгово-предпринимательская деятельность купечества Удмуртии (60–90-е гг. XIX в.) // Очерки истории Удмуртии XIX в. / Отв. ред. Н. П. Лигенко. Ижевск: Удмуртский ИИЯЛ УрО РАН, 1996. С. 220–260.

7. Лигенко Н. П. Торговля Удмуртии в период капитализма (60–90-е гг. XIX в) // Новые исследования по истории Удмуртии: Сб. ст. / Отв. ред. А. В. Яковлев. Ижевск: Удмуртский ИИЯЛ УрО РАН, 1991. С. 3–28.

 8.( Ульянова Г.Н. Изучение истории и благотворительности в России: тенденции и приоритеты (1989–2002 гг.) // Благотворительность в России 2002. С.-Пб., 2003. С.17.).



1. Кодекс и Законы Налоги и налогообложение 21
2. Доклад Путь к высокоплавничным пецилиям
3. Курсовая на тему Республика Беларусь как пример открытой экономики факторный анализ 2
4. Реферат Избирательное право и избирательная система в России 2
5. Реферат на тему Русская пейзажная живопись на примере творчества А К Саврасова и И И
6. Диплом Сталинизм и система ГУЛАГА В СССР в 30-е начале 50-х гг XX в
7. Реферат Налог на прибыль организаций 5
8. Курсовая на тему Заключение эксперта как доказательство в гражданском процессе
9. Реферат Вери, Луи Констан
10. Курсовая Формирование рынка ценных бумаг