Курсовая

Курсовая Отрасли российского права

Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2015-10-25





ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ВОЛГОГРАДСКАЯ    АКАДЕМИЯ   ГОСУДАРСТВЕННОЙ   СЛУЖБЫ»




ИНСТИТУТ ПЕРЕПОДГОТОВКИ И ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ
Курсовая работа

 «ОТРАСЛИ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ПРАВА, ОСОБЕННОСТИ ИХ СОВРЕМЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ»












                                                                         

             
ВОЛГОГРАД    2008

СССОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. Особенности теоретической модели отрасли современного российского права  6

1.1.  Определение отрасли российского права. 6

1.2. Особенности формирования отраслей российского права. 14

ГЛАВА 2. Типология отраслей российского права. 16

2.1. Подходы в типологизации отраслей российского права. 16

2.2. Особенности деления права на частное и публичное. 22

2.3. Особенности современной модели отраслей материального права и процессуального права. 30

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 35

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И  ЛИТЕРАТУРЫ.. 37


ВВЕДЕНИЕ




К числу проблем, не утрачивающих в теории права своей актуальности на протяжении вот уже нескольких столетий, относятся вопросы систематизации права, определения понятий самой системы права, ее элементов, их признаков, критериев типологизации и т.д.

Выяснение понятия отрасли права, ее особенностей, предмета и метода правового регулирования как оснований деления права на отрасли всегда занимало центральное место в исследовании системы права. Вопрос о системе российского (в прошлом  - советского) права был предметом многих продолжительных дискуссий в науке. В их ходе предлагались самые разные решения: от признания только двух основных отраслей права – частного и публичного (другие  - неосновные ответвления) до выделения великого множества отраслей.

Окончательно этот вопрос никогда не будет закрыт, ибо право – живое явление. В жизни возникают новые отношения, неизвестные раньше. Это объективно ведет к появлению новых правовых норм, регулирующих такие отношения. Будут ли подобные нормы составлять особую отрасль права, станут ли отраслью законодательства или окажутся частями традиционных отраслей права – этот вопрос может быть решен только в результате конкретных исследований.

Выяснение понятия отрасли права, ее особенностей, предмета и метода правового регулирования как основания деления права на отрасли всегда занимало центральное место в исследовании системы права

Плюрализм подходов к правопониманию в целом, ставший возможным в условиях современного реформирования государства и права, качественные изменения всей системы общественных отношений, происходящие в России в последние десятилетия, привнесли в рассматриваемую тематику новые проблемы, требующие своего научного осмысления и разрешения.

Перемены, произошедшие в России, изменившие типологию государства и права, стали толчком к трансформации существующих представлений об отрасли права, подвергшихся институционализации и концептуальному обновлению в результате конституционных реформ.

Перестройка, произошедшая в России, отвлекла внимание ученых от проблем отрасли права, спровоцировав, тем самым, частичную утрату научных положений, составляющих теоретическую базу советского права. В науке и практике произошло фактическое отождествление отрасли права с отраслью законодательства, тем самым вызвав массовое «рождение» новых «отраслей права». Сегодня в российской правовой литературе все чаще звучат споры об их самостоятельности и полноценности. Введение в правовой оборот термина «комплексная отрасль права», характеризующего новые «отрасли права», казалось бы, объясняет необходимость и возможность их существования, однако проблему не решает. Не все новые структурные образования органично вписываются в традиционное представление о самой природе отрасли права.

Состоявшаяся 14 ноября 2001 г. Всероссийская конференция по теме «Система российского права» обнажила интересующую нас проблематику, но уже в условиях становления в России правового государства. С новой силой актуализировался комплекс вопросов, составляющих суть учения об отрасли права как правового феномена, как элемента системы. Накопленный новый материал, а также спорность и неразработанность обозначенных выше проблем обусловили потребность в углубленном изучении отрасли российского права и соответственно выбор темы исследования.

Целью работы является формирование комплекса научных знаний об отрасли права как основном элементе системы права в изменившихся условиях правопонимания и правообразования.

С учетом этого обозначены следующие конкретные задачи:

- исследовать особенности учения об отрасли права, выявить основные тенденции формирования и развития системы российского права;

- установить особенности теоретической модели отрасли права, исследовать понятие отрасли права и ее квалификационные признаки;

- определить основания типологизации отраслевого деления российского права с учетом новационных подходов;

- установить степень влияния подходов к правопониманию, конституционных реформ, принципа федерализма на понятие и сущность отрасли российского права, на процессы структурной перестройки права.

         

ГЛАВА 1. Особенности теоретической модели отрасли современного российского права

1.1.  Определение отрасли российского права


Система права есть внутренне строение действующего в государстве права, отражающее единство составляющих его норм и их разграничение на отрасли, институты и подотрасли права.

Отрасль права представляет собой связанную едиными принципами и функциями подсистему правовых норм, которые  с использованием свойственных им юридических способов и средств регулируют определенную широкую сферу (область) однородных общественных отношений.[1]

Предмет и метод правового регулирования — это наиболее существенные основания для деления системы права на отрасли. Предмет правового регулирования — это то, на что воздействует право. А право, как известно, воздействует на общественные отношения. Общественные отношения являются той объективной основой, которая вызывает к жизни право и вносит в него системообразующие  признаки.

Каждая отрасль объединяет такие правовые нормы, которые регулируют особый, качественно определенный вид общественных отношений, объективно требующий специфической правовой регламентации. Объединение правовых норм в отрасли права происходит в силу объективных причин, не зависящих от усмотрения правотворческих органов. Главным фактором, обусловливающим отличие одной отрасли права от другой, является своеобразие общественных отношений, которые регулируются этими отраслями права. Отношения, регулируемые нормами различных отраслей права, отличаются друг от друга своим содержанием, конкретными целями и задачами.

Предмет правового регулирования — это качественно однородный вид общественных отношений, на который воздействуют нормы определенной отрасли права. Предмет регулирования является главным основанием для распределения правовых норм по отраслям права. При указании на отрасль права можно отметить целый ряд ее признаков. У каждой из отраслей есть “свой предмет” т.е. особый участок общественной жизни, целый комплекс однородных общественных отношений - конституционных, трудовых, земельных, по социальному обеспечению и др. Каждая из отраслей имеет “свое законодательство”, как правило, самостоятельные кодексы, иные кодифицированные законодательные акты. Выделение отраслей права обусловлено объективно существующей спецификой, качественным своеобразием регулируемых ими общественных отношений, предметом правового регулирования

Вторым, вспомогательным основанием для распределения норм права по отраслям служит метод правового регулирования. Под ним понимаются способы воздействия норм данной отрасли права на поведение людей, на регулируемые этой отраслью общественные отношения.

Метод правового регулирования - это особый юридический режим, который во многом ориентирован на способы правового регулирования - дозволения, запрещения, обязывания. К дозволениям, скажем, тяготеет гражданское право, трудовое право; к запрещениям уголовное; к обязываниям - административное.

Метод правового регулирования состоит из следующих элементов:

специфического способа взаимосвязи прав и обязанностей между участниками урегулированных отраслью правоотношений. Так, главной чертой административно-правового метода является "вертикальный" характер взаимного расположения субъектов отношений, которые находятся в состоянии власти и подчинения. В гражданском праве субъекты правоотношений имеют равные, позиции; той или иной совокупности юридических фактов, служащих основанием возникновения, изменения или прекращения правоотношений. В административном, финансовом праве правоотношения возникают на основе актов применения норм права, принимаемых компетентными органами государства, в гражданском праве — из договора, в гражданско-процессуальном праве — по заявлению (иску) лица, которому причинен моральный или материальный ущерб неправомерными действиями других физических или юридических лиц либо государственных органов, особых способов формирования содержания прав и обязанностей субъектов права. Такие права могут возникать, в частности, из норм права, либо из соглашений сторон, либо из административно-правовых актов и иными способами; санкций, способов и процедур их применения.

Каждая отрасль права имеет достаточно широкий спектр мер государственного принуждения, которые могут быть применены к нарушителям соответствующих нормативно-правовых установлений. Особенно ярко это проявляется на примере уголовного, административного, гражданского и трудового права, санкции которых могут применяться только в пределах названных отраслей права. Система мер государственного принуждения в остальных отраслях права также носит специфический характер и сводится к той или иной комбинации из административно-правовых и гражданско-правовых санкций. Из названных компонентов формируется метод правового регулирования конкретной отрасли права. При этом различное сочетание способов, приемов правового воздействия на общественные отношения образует специфику отраслевого метода, определяет его особый юридический режим, который последовательно проводится через все институты и нормы отрасли и с помощью которого осуществляется регулирование соответствующей сферы общественных отношений.

Существование единого предмета правового регулирования и обусловленного им единого метода правового регулирования, естественно, требует иного подхода и к проблеме определения оснований деления российского права на отрасли, поскольку традиционная схема, основанная на признании наличия у каждой отрасли своего предмета и метода не дает ясного ответа на вопрос об особенностях отраслевого метода.

Единый предмет правового регулирования как социальная система складывается из элементов, представляющих собой предметы отраслевого регулирования. Их существование есть объективная реальность, порожденная потребностями социально-правовой среды, в которой складываются группы общественных отношений нуждающиеся в регулировании соответствующей группой норм, входящих в систему российского права.

Зарождение и постепенная консолидация тех или иных общественных отношений в системе социально-правовой среды, т.е. единого предмета правового регулирования — процесс, который, во-первых, охватывает не одну какую-то группу, а некоторое число таких групп, возникающих и развивающихся в силу общественной необходимости в данный период времени; во-вторых, формирование этих групп, естественно, происходит с разной интенсивностью, вследствие чего в каждый данный период они находятся на разных уровнях своего развития и консолидации, что соответствующим образом отражается и на формировании адекватной группы правовых норм, регулирующих эти общественные отношения.

Таким образом, как представляется, постепенный процесс формирования отраслевых предметов правового регулирования или, иначе говоря, формирования новых групп общественных отношений в экономической, социально-культурной, административно-политической и межотраслевой сферах государственной жизни, которые, как уже отмечалось, выступают в качестве реально развивающихся элементов социально-правовой среды.

Поэтому существование предмета регулирования каждой отрасли российского права не вызывает сомнений с одной оговоркой, что каждый предмет отраслевого регулирования — это органическая часть более высокой системы, а именно: единого предмета правового регулирования для всей системы российского права.[2]

Следовательно, первым критерием выделения отрасли российского права является предмет регулирования, т.е. наличие соответствующей, отличающейся от иных, группы общественных отношений, сложившихся в социально-правовой среде.

Конечно, одной констатации существования предмета регулирования как такового явно недостаточно для полноты картины, ибо группа общественных отношений, выступающая в роли своего рода «потребителя» правового регулирования, как его предмет, должна отвечать ряду требований.

Во-первых, эта группа отношений должна сформироваться в процессе эволюционного развития как достаточно ясно обособленная группа отношений, обладающая своеобразной качественной характеристикой. Если такая характеристика не просматривается, то в данном случае речь может идти о группе норм, которая вполне может выступить как предмет правового института, формирующегося в «недрах» какой-либо отрасли, уже реально существующей в системе российского права.

Значит качественная характеристика группы отношений, о которой идет речь, должна обнаруживать свойства, не «умещающиеся» в предметы уже существующих отраслей. Поэтому возникает потребность в выработке правил, специально предназначенных для регулирования именно этой специфической группы общественных связей и явлений социально-правовой среды.

Во-вторых, формирование интересующей нас группы отношений, помимо обретения и упрочения своей качественной характеристики, неизбежно претерпевает процесс соответствующего структурного развития, иначе говоря, процесс формирования самой структуры этой группы отношений социально-правовой среды. Процесс структурного формирования, надо полагать, явление достаточно длительное, в ходе которого данные отношения приобретают дополнительные оттенки, новые свойства, приводящие к определенной дифференциации и одновременному объединению новых видов отношений, относящихся к данной видовой группе. Идет безостановочное развитие названной группы отношений. Процесс этот может определенным образом ускоряться, особенно в период преобразований общественно-экономического строя, коренных изменений в экономике, политической системе и т.д.

В конечном счете рассматриваемая группа общественных отношений приобретает отчетливые черты социальной системы, имеющей свои элементы, которые взаимодействуют между собой и тем самым придают системе необходимое ей свойство целостности. В этом, как известно, проявляется действие принципа относительности систем.

Отмеченное формирование группы общественных отношений социально-правовой среды, приобретение ею системных свойств, позволяющих «претендовать» на роль отраслевого предмета — это одна сторона дела. Другая сторона, тесно связанная с первой, — это одновременная и своеобразная консолидация правовых норм, вызванных к жизни потребностями «нарождающегося» предмета отраслевого регулирования и предназначенных для воздействия на группы общественных отношений, выступающих в роли такого предмета.

В общем плане вполне логично предположить, что дифференциация и консолидация отношений данной группы определенным образом отражаются и на ее структурном развитии, формировании в ней институтов, взаимодействие между которыми и придает данной группе юридических норм системные признаки отрасли права.

Отсюда мы выходим на второй признак отрасли российского права, который можно сформулировать примерно так: наличие у данной группы правовых норм соответствующей степени системной организации, т.е. определенной внутренней структуры, элементами которой являются институты.

Таким образом, мы имеем два признака отрасли российского права. И тем не менее картина остается неполной. Наглядно это можно показать на примере процессуальных норм российского права, группы которых заметно различаются по масштабам регулирования и, следовательно, по их социальной роли.

Для того чтобы выступать в качестве отрасли, данная группа процессуальных норм, имеющая свой предмет, а также соответствующую структурную организацию, должна еще обладать реальной способностью взаимодействовать с другими отраслями российского права, как подсистемами одного и того же уровня. Это третий признак отрасли российского права.

Этот признак в полной мере присущ трем группам процессуальных норм, образующим соответственно три процессуальные отрасли -гражданско-процессуальное, административно-процессуальное и уголовно-процессуальное право.

В то же время, как известно, существуют и другие группы процессуальных норм, которые, в отличие от названных трех, действуют в границах соответствующих материальных отраслей российского права, за исключением, разумеется, гражданского, административного и уголовного, «потребности» которых в полной мере удовлетворяются одноименными процессуальными отраслями.

Эта группа процессуальных норм не может рассматриваться как отрасль. Для такого признания у нее нет третьего обязательного признака — взаимодействия с другими отраслями российского права на их системном уровне.

Таким образом, признаками отрасли российского права являются не традиционные «предмет и метод», а три системных признака: а) наличие своего предмета регулирования; б) наличие соответствующей степени внутренней организации, позволяющей данной группе норм выступать элементом системы права в целом; в) способность взаимодействовать с иными отраслями, как системами одного и того же уровня[3].

Как видим, в предлагаемой конструкции не нашлось места отраслевому методу правового регулирования, поскольку, как было показано, метод правового регулирования со всеми его особенностями и оттенками обусловлен единым предметом правового регулирования, следовательно, «принадлежит» всей системе права в целом, отражает особенности права как социального регулятора отношений социально-правовой среды и, стало быть, не может принадлежать каждой отрасли, обслуживая ее потребности в составе трех типов правового регулирования.

Таким образом, совершенно очевидна связь, которая существует между тремя объективными факторами, позволяющими использовать их как совокупный критерий отрасли права. Определяющим среди них, конечно, является первый фактор — предмет правового регулирования. Но взятый изолированно от двух других, он еще не способен выступить безусловным основанием для признания за данной группой норм статуса отрасли российского права. Только наличие всех трех факторов, выступающих в неразрывной связи, дает основание рассматривать ту или иную группу правовых норм в качестве отрасли права.

1.2. Особенности формирования отраслей российского права


Система права имеет объективный характер, который проявляется в том, что строение права, связь и соотношение его подразделений представляют собой результат объективно обусловленного, исторически необходимого процесса развития права, его отраслей, институтов, отдельных норм. В основе этого развития лежит экономический базис общества. Но это не говорит о независимости системы права от воли законодателя.

Основываясь на том, что определяющей тенденцией формирования и развития системы российского права является диалектическое изменение сфер правового регулирования, утверждается, что обновление системного подхода к праву и определению его отраслей происходит в условиях дифференциации и интеграции правового регулирования общественных отношений, эволюционирования качественных характеристик отраслей права и под влиянием конституционных реформ.

Развитие и совершенствование общественных процессов вызывает активную правотворческую деятельность законодателя. Это приводит к преобразованиям в системе права. В результате появляются новые правовые институты и отрасли.

В эволюции современной правовой системы России прослеживаются две основные тенденции. С одной стороны, из Российского права были исключены принципы, нормы и институты, подчеркивающие принципиальное отличие советского социалистического права от буржуазного, а с другой стороны, в Российском праве появился новый категориальный аппарат, определяющий и раскрывающий содержание отраслей, которые ранее считались исключительно буржуазными (например, торговое право, коммерческое право, земельное право и т.д.), утвердился конституционный примат международного права, возникло частное и публичное право,  было признано многообразие форм собственности, приоритет в котором отдавался частной собственности, а также в области публичного права был конституционно провозглашен и реализован на  практике принцип разделения властей, было осуществлено конституционное признание первостепенной роли публичных прав и свобод граждан, введение и развитие судебного контроля.

Эволюционирование признаков отрасли права (также как и критериев отраслевого деления права) предопределено объективными процессами изменения самого содержания общественных отношений, изменениями в оценках социальной ценности права, в соотношении частного и публичного начала, процессами конституционного реформирования и концептуальным обновлением федеративного устройства страны.

ГЛАВА 2. Типология отраслей российского права

2.1. Подходы в типологизации отраслей российского права


          Под системой российского права необходимо понимать внутреннее соединение взаимосвязанных и взаимодействующих между собой правовых общностей, основу которых составляет Конституция Российской Федерации, функционально направленных на регулирование общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества и государства.

          Структурная система права в ее обобщенном виде состоит из трех уровней: конституционного права; основных ветвей права; правовых образований, функционирующих в отдельных сферах жизнедеятельности общества и государства.[4]

В качестве основных критериев для разграничения названных уровней права выступают: сфера действия правовых норм, входящих в правовые общности соответствующих структурных уровней; характер и юридическая природа правоотношений, возникающих в результате правового регулирования социальных отношений в различных сферах жизнедеятельности общества и государства; регулирующие возможности указанных правовых норм.

Конституционное право занимает господствующее положение в системе российского права. Оно составляет фундамент права, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется во всех сферах жизнедеятельности общества и государства. С научной точки зрения конституционное право нельзя причислять к ветвям права. Структурное понятие ветви права включает в себя лишь часть общего массива норм права, регулирующих определенные разновидности общественных отношений. Иными словами, понятие ветви права – это понятие части права с соответствующим выходом на один из видов общественных отношений, попадающих в сферу действия права. Конституционное же право имеет дело по существу с основами общественных отношений, независимо от их разновидностей и сфер применения. Его структурное положение и назначение в системе российского права качественно новое. Конституционное право является генерирующим источником права, для всех правовых образований, входящих в систему права России. Все сколько-нибудь значительные правовые общности берут свое начало в Конституции РФ.

Конституция РФ регулирует отношения, связанные с установлением основ общественного и государственного строя России, закрепляет основные права человека и гражданина, определяет правовую и социальную сущность, а также форму государства, компетенцию высших органов государственной власти, правовой статус местного самоуправления.

Конституционное регулирование общественных отношений осуществляется в рамках установления конституционных правоотношений. В отличие от правоотношений,  находящихся в сфере действия правовых норм неконституционного типа, конституционные правоотношения представляют собой качественно новый тип правовых связей в обществе как участвующим в них субъектам, так по своему содержанию и объектам направленности.

При анализе конституционных правоотношений нельзя пользоваться обычными категориями, употребляемыми во всех иных видах правоотношений.

В обобщенном выражении конституционными правоотношениями являются: отношения, закрепляющие основы общественного и государственного строя России; отношения  права и свободы человека и гражданина; отношения по поводу федеративного устройства Российского государства; отношения по установлению принципов и деятельности высших органов государственной власти; отношения, относящиеся к местному самоуправлению.

Основные ветви права находятся на втором уровне российского права. Их всего шесть. Это – гражданское право, трудовое право, административное право, налоговое право, уголовное право, процессуальное право. В основу отнесения названных правовых образований к основным ветвям права положены три критерия.

Первый критерий. Предметом регулирования входящих в них правовых норм являются общественные отношения, проходящие через все сферы жизнедеятельности общества и государства. Нормы каждой из вышеназванных ветвей права регулируют только им присущие виды общественных отношений.

Каждая ветвь права имеет свой предмет правового регулирования. Так предметом гражданского права являются имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, а также отношения, связанные с защитой неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ.

Предметом трудового права служат трудовые отношения между работодателями и работниками, основанные на трудовом договоре (контракте), отличительной особенностью которого является вхождение работника  в трудовой коллектив работодателя, функционирующий на основе соблюдения работником  трудовой дисциплины и порядка выполнения им служебных обязанностей, устанавливаемых работодателем в соответствии с нормами трудового законодательства  и условиями коллективного договора, заключаемого с участием профсоюзов. Профсоюзы призваны стоять на охране трудовых прав и интересов работников , занятых как в государственном, так и в частном секторах экономики.

Предметом административного права являются общественные отношения властного характера в сфере государственного управления, распространяющего свое действие на все сферы жизни общества и деятельности государственных и муниципальных органов власти. В период перехода к рыночной экономике формы и методы государственного управления в области экономики резко меняются, как и в других сферах жизни.

Предметом налогового права являются властные отношения по установлению и взиманию налогов. При делении права на отрасли права в советский период существования государства налоговое право было составной частью административного права. Затем оно выделилось в подотрасль финансового права. В период же перехода к рыночной экономике налоговое право приобретает вполне самостоятельное положение в системе  российского права.

Предметом уголовного права служат отношения по установленной уголовной ответственности за совершенные преступления. Отнесение уголовного права к числу основных отраслей права и основных ветвей права, также как, впрочем гражданского и административного права, никогда и никем не подвергалось сомнению.

Предметом процессуального права являются отношения по определению порядка рассмотрения судами и иными правоохранительными органами дел, возникающих из конституционных, гражданских, трудовых, административных, налоговых и уголовных правонарушений.

Что касается сфер жизнедеятельности общества и государства, в которых действуют основные ветви права, то к ним относятся: промышленность, сельское хозяйство, топливно-энергетический комплекс, строительство, транспорт, кредитно-финансовая деятельность, торговля, наука и образование, личное потребление граждан, социальные отношения, экология, защита прав и свобод человека, организация и деятельность государственного аппарата, участие государства в жизнедеятельности общества, внешняя деятельность государства и другие сферы.

Второй критерий.  Каждая из вышеназванныхветвей права имеет свой, только ей присущий тип правоотношения, отличается единством структуры построения и целостностью.

Гражданские правоотношения строятся на основе юридического равенства участвующих в них субъектов.

Трудовое правоотношение возникает на основе принципа свободы договора работодателя и работника при его заключении с последующим переходом работника в субординационное положение по отношению к работодателю при выполнении определенных трудовых функций, предусмотренных трудовым договором.

Административное, налоговое, уголовное и процессуальное правоотношения, как правило, имеют субординационный характер.

Соответственно сказанному о характере правоотношения решается вопрос о методе каждой основной ветви права. Для гражданского права – это метод правового регулирования, основанный на равенстве сторон в общественном отношении, находящемся в сфере действия гражданско-правовых норм (метод координации). Для трудового права – это метод правового регулирования, основанный на свободе трудового договора (контракта) и функциональном характере прав и обязанностей работника в договорном правоотношении. Для административного, налогового, уголовного, процессуального права – это метод субординации.

Третий критерий системы права связан с правовыми образованиями, функционирующими в отдельных сферах жизнедеятельности общества и государства. Их целевое назначение состоит в том, что они призваны обеспечить специфику регулирования одной или нескольких сфер. По своему характеру они являются комплексными правовыми образованиями. По юридическому составу они состоят из правовых норм и институтов основных ветвей права, а также специальных норм, придающих правовым образованиям целевой регулятивный  характер. В качестве наиболее яркого примера можно назвать экологическое право, состоящее из норм и институтов ряда основных ветвей права,  а также относительно небольшого числа чисто экологических норм, формирующих данное правовое образование в качестве экологического права.

Комплексные правовые образования нельзя относить к разряду ветвей права, поскольку они не обладают теми тремя качествами, о которых говорилось применительно к основным ветвям права.

К числу рассматриваемых правовых образований принадлежат системы, именуемые земельным правом, энергетическим правом, таможенным правом, транспортным правом, банковским правовом, торговым правом и др. В перечисленных образованиях одно из ведущих положений занимают нормы гражданского, административного, налогового и трудового права.

Рассматривая проблему комплексных правовых образований, необходимо подчеркнуть, что входящие в их состав нормы и институты отдельных ветвей права не теряют своей видовой принадлежности к соответствующим ветвям права.

Отдельно следует сказать о международном праве как части системы российского права. Согласно ст. 15 Конституции РФ «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью системы российского права». При этом общепризнанные принципы и нормы международного прав не утрачивают своей самостоятельности в области международного права.[5]

С учетом существующих подходов к пониманию отрасли права и ее признаков, представление новаций в типологизации отраслей права возможно по следующим основаниям: по методике и особенностям организации предмета правового регулирования (интегрирующие, комплексные, предметные отрасли права); по способу образования (профилирующие (базовые, основные), комплексные, специальные отрасли права); по интересу и методу правового регулирования (публичное право, частное право, социальное право); по способу функционирования (автономные и зависимые); в зависимости от экономического ориентирования (отрасли права, непосредственно регулирующие экономические вопросы (экономическое право); отрасли публичного права, ориентированные на управление экономическими процессами общества; отрасли права,

2.2. Особенности деления права на частное и публичное


На протяжении более чем 70-летней истории советского государственно-правового развития наша официальная юридическая наука отрицательно относилась к делению права на публичное и частное.

Принято было считать, что это деление искусственное и призвано замаскировать сущность буржуазного права как возведенной в закон воли эксплуататорского меньшинства общества, посеять иллюзии о государстве и праве как надклассовых институтах.

Возрождение и законодательное закрепление в России частного права на рубеже XX–XXI вв. является, по мнению Е. А. Суханова, «одной из главных черт нового правопорядка, сложившегося в результате социально-экономических преобразований последнего десятилетия», а восстановление и укрепление частноправовых начал имеет особое значение для отечественной правовой системы и всего социально-экономического строя. [6]

Закономерный «закат» социалистической системы хозяйствования и советской организации государственных и правовых институтов обусловили возрождение идеи частного права в самом начале 90-х гг. Так, Л. Б. Тиунова утверждала, что «грань между публичным и частным правом остается и при социализме, поскольку признание приоритета публично-правового над частно-правовым, коренящееся в общественных формах собственности, не может и не должно приводить к игнорированию локальных и личных, а также коллективных интересов, к поглощению публичным правом частного. Таким образом, в преобразованном виде подразделение на публичное и частное право остается при социализме». [7]

В качестве важнейших предпосылок подобного возрождения, по всей видимости, следует указать следующие две – во-первых, объективная потребность в научном обосновании правового регулирования вновь возникающих экономических отношений, основывающихся на свободной инициативе хозяйствующих субъектов (данное обстоятельство обусловило необходимость возвращения научной мысли к идее частного права), и, во-вторых, отказ государства от тотального идеологического контроля в сфере научных исследований (в первую очередь в области общественных наук) и опубликования их результатов, ставший логическим следствием реализации политики «гласности».

Своеобразным «прорывом» в данном вопросе стала публикация накануне распада Советского Союза в центральной прессе статьи С. С. Алексеева, направленной на привлечение внимания общественности к традиционному для континентального права разделению права на частное и публичное, «оправданию» в глазах советских людей самой идеи частного права и раскрытию её истинного содержания, не замутненного догмами коммунистической идеологии, вдохновленной приведенной выше ленинской формулировкой.[8]

В. Ф. Попондопуло  утверждает, что «в зависимости от типов социальной деятельности и опосредующих их общественных отношений выделяются две отрасли права – частное и публичное, нормы которых в том или ином сочетании представлены в нормативных правовых актах, предназначенных для регулирования различных сфер жизни общества»[9].

Распространенным явлением в современной научной и учебной литературе является сетование по поводу имеющего место чрезмерного превалирования частного  права над публичным и плачевного состояния второго вследствие динамичного развития первого. Так, Ю. А. Тихомиров пишет, что «крупнейшие преобразования в России и в государствах Восточной Европы в конце 80 – начале 90-х гг. и сокрушение тоталитарных основ государственности дали повод повести “атаку” на отрасли публичного права. Их связывали в критическом и полемическом задоре только с тоталитарными проявлениями, и при всей оправданности такой связи её крайнее преувеличение оказалось искусственным. Запоздалое или неумелое формирование отраслей публичного законодательства стало мешать прогрессивным преобразованиям. Усилились деструктивные процессы, когда частные интересы в их эгоцентрическом выражении стали деформировать общественное сознание и права людей. Экономический хаос и политический сепаратизм – следствие той же тенденции»[10].

Ю. Н. Старилов отмечает, что «публичное и частное  права различаются исходными положениями, социальным назначением, принципами и функциями»[11].  А. В. Мицкевич указывает признание деления права на частное и публичное в качестве обстоятельства, вытекающего «из основ нового конституционного строя Российской Федерации и её более органичного вхождения в мировое сообщество» и подлежащего учету при использовании выработанных советской правовой наукой критериев разграничения основных отраслей права.[12]

 Эта мысль более подробно раскрыта Е. А. Сухановым, который доказывает, что «восстановление и признание частного права, переход к принципиальному делению всей правовой сферы на частноправовую и публично-правовую заставляют по-новому взглянуть и на всю систему отечественного права… В настоящее время место “пирамиды” соподчиненных отраслей должна занять их новая система, основанная на принципиальном равенстве частноправового и публично-правового подходов, на их взаимодействии, но не на подчинении ч. п. публичному. В основе данного подхода, – по мнению Е. А. Суханова, – лежит конституционное признание высшей ценности прав и свобод отдельного человека, то есть приоритет частных, а не публичных интересов».[13]

Возрождается и дискуссия по поводу критериев разграничения частного и публичного права. Так, С. В. Васильев пришёл к выводу, что разграничение, проводимое посредством формальных критериев, является более предпочтительным благодаря устойчивости формальной стороны в праве.[14]

С. В. Михайлов, который, опираясь на анализ категории «интерес», обосновывает презумпцию частноправового характера любого правоотношения. По его мнению, имущественные и личные неимущественные отношения должны предполагаться частными, «если иное не установлено законодателем в публичных интересах или не определено решением суда по определенному отношению. Четкое закрепление принципов, предмета, метода, то есть сферы публичного права, позволит наиболее точно определить область частного права, а следовательно, границы личной свободы индивидуума в конкретном общественном отношении».[15] Данная модель привлекательна расширением области частного права до подлежащих указанию в законе границ публичного права и с возможными отдельными оговорками должна быть, по всей видимости, воспринята правоприменительной практикой, однако представляет собой попытку определения частного права через противопоставление публичному праву.

Своеобразную интерпретацию деления права на частное и публичное с позиций коммуникативной концепции права предлагает А. В. Поляков, утверждающий, что «в основе публичного и частного права лежат разные виды правовых коммуникаций: монологическая коммуникация – в публичном праве и диалогическая коммуникация – в праве частном».[16]

 Наиболее интересный подход к определению критериев деления права на частное и публичное, а также отраслевой дифференциации права в современной отечественной юридической науке предложил Н. В. Разуваев. Понимание правовой системы как одной из знаково-моделирующих систем и отнесение её к числу феноменов духовной культуры позволяет, по мнению указанного автора, избежать тех трудностей, которые традиционно встают перед доктриной при разработке критериев отраслевого деления права. Предлагаемый им подход дает ему возможность выделить четыре новых критерия: один исходный (культура и её специализированные сферы, к которым принадлежат те или иные отрасли) и три производных – семантический (особенности юридической действительности), синтактический (группировка норм различных видов внутри каждой отрасли) и прагматический (определенный набор ценностей, присущих данной отрасли). Сочетание и различная комбинация названных критериев целиком и полностью, по мнению Н. В. Разуваева, определяют структурную организацию правовой системы.[17]

          Переход к рыночному хозяйству, основанному на плюрализме и равенстве всех форм собственности, в том числе и частной, означает своеобразный «возврат» российской системы права к делению на публичное и частное право.

Естественно, что в этих условиях должна быть произведена своеобразная инвентаризация отраслей и институтов права с целью вычленения из них норм, относящихся к частно-правовой сфере регулирования.

Другой путь формирования права — это разработка и введение в действие республиканских законов о собственности, предпринимательстве, приватизации и т.д.

В силу исторических реалий наше государство и правовая система России находилась в специфической ситуации. Сегодня в развитии российского права можно проследить два взаимосвязанных направления. Переход России к рыночным отношениям повлек усиление частноправовых начал в регулировании общественных отношений.

Кардинальному реформированию подверглись все базовые отрасли права (гражданское, семейное, трудовое право), регулирующие частноправовые отношения. Трансформации подверглись даже те отрасли, которые традиционно считались публичными: например, финансовое, муниципальное.

Усиление частноправовых начал в правовом регулировании повлекло также возникновение новых и стремительное развитие имеющихся комплексных образований в системе российского законодательства (массив социального законодательства, природоохранительное, транспортное законодательство, законодательство о здравоохранении, образовании, космическое, информационное законодательство).

Вместе с тем, несмотря на специфичность ситуации, российское государство является частью мирового сообщества и подвержено воздействию мировых тенденций, в том числе и в правовой сфере. Поэтому укреплению связей с международным сообществом определило и другую взаимосвязанную тенденцию – активное вторжение публичного права в сферу частного права. Это проявляется, например, в изменении договорного права. Этот процесс ведет к отходу от классических принципов договора: ограничению свободы договоров, равенству сторон в договоре, к стандартизации их содержания.

Вторжение публичного права в сферу частного права наиболее показательно иллюстрируется трансформацией права собственности. Право собственности утрачивает свой абсолютный характер. Исключительные полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом подвергаются существенным юридическим ограничениям: принудительные отчуждения некоторых видов собственности установление обязательного порядка их эксплуатации.

Необходимость вмешательства государства в экономические  процессы в целях реализации социальных программ, а также решения глобальных проблем требует внедрения публичных начал в регулирование соответствующих отношений, более широкого применения императивных норм административного права. Сочетание публичных и частных норм при государственном регулировании экономики имеет целью оптимальное соотношение интересов общества и государства при сохранении свободы предпринимательства.

В современных условиях все более расширяется сочетание частноправовых и публично-правовых методов регулирования в различных отраслях российского законодательства. Данную тенденцию применительно к развитию системы права можно обозначить как размывание границ между частным и публичным правом.[18]

Элементы «публичного», охарактеризованные выше, проникают в нормативную ткань отраслей частного права, «живут» там как клетки правового организма, скрепляют нормативные массивы этих отраслей, придают им ориентацию и дают защиту. Они выступают то как «внешние» регуляторы, то в оболочке институтов и норм соответствующей отрасли.[19]

Для отраслей частного права «публичное»:

– формирует общие принципы правотворчества и правоприменения;

– устанавливает общие правозащитные процедуры;

– обеспечивает «правовые эталоны», «правовые уровни», которые жизненно необходимы гражданину. Государство и общество обязуются гарантировать эти нормальные и высокие стандарты;

– выступает как «властная» сторона;

– выступает как равный партнер в правоотношениях.

Взаимопроникновение публичного права, частного права и социального права в тех или иных сферах применительно к сходным институтам дополняется внутренним единством, присущим национальной правовой системе.

2.3. Особенности современной модели отраслей материального права и процессуального права


Одной из наиболее актуальных проблем правовой науки является проблема соотношения материального и процессуального права, которая исследуется как общенаучная проблема, как проблема соотношения различных отраслей материального и процессуального права, правовых институтов и отдельных правовых норм.

Между тем исследование соотношения материального и арбитражного процессуального права чрезвычайно важно, поскольку от правильного решения данной проблемы зависит развитие и совершенствование арбитражного процессуального законодательства; повышение эффективности правового регулирования процесса рассмотрения споров в арбитражном суде; укрепление законности в деятельности арбитражных судов по защите прав субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности.

Актуальность исследования соотношения материального и процессуального права обусловлена:

а) проводимой в последние годы реформой материального законодательства, в структуре которого содержатся новые правоохранительные институты и нормы, имеющие процессуальное содержание;

б) развитием ранее существовавших и становлением новых процессуальных отраслей права, своеобразие которых выражается в их основных структурных элементах;

Возросшее в последнее время значение охраны и защиты прав граждан и юридических лиц стимулирует совершенствование процессуального регулирования порядка разрешения экономических споров.

Важным звеном развития правового регулирования материальных отношений становится совершенствование судебного порядка защиты материальных прав. Постепенная стабилизация экономических отношений во второй половине девяностых годов, снижение уровня падения производства и даже некоторый его рост вызвали резкое повышение количества дел, поступающих на рассмотрение арбитражных судов.

Потребность материального права в процессуальном механизме защиты субъективных прав в настоящее время удовлетворяется на основе совокупности норм материального и процессуального права. Особенно это проявляется при  защите прав участников предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем исследование соотношения материального и процессуального в системе права позволяет выявить своеобразие взаимодействия  материального права с арбитражным процессуальным правом, их взаимовлияние, уровень согласованности процессуальных норм, содержащихся в нормах материального законодательства, с нормами арбитражного процессуального законодательства.

В современном материальном законодательстве значительно увеличилось число процессуальных норм, регулирующих судебную защиту экономических прав граждан и юридических лиц. В совокупности с общими и специальными нормами арбитражного процессуального законодательства они образуют  комплекс правовых норм, устанавливающих порядок судебной зашиты прав у субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности.

Вопрос соотношения материального и процессуального права играет - большую роль в правоприменительной практике. Правоприменительная практика арбитражных судов является богатейшим материалом для анализа и  совершенствования материального законодательства и арбитражной процессуальной формы.

Особое значение имеет такое свойство системы права, как единство и согласованность всех ее элементов. Система права рассматривается как единое целое, в котором нормы права согласованы между собой и не действует изолированно друг от друга. Как отмечает С.С. Алексеев, между элементами системы права существуют разнообразные и разноплоскостные связи. Эти связи он подразделяет на генетические и функциональные.[20]

Основное значение в системе права имеют функциональные связи. Функциональные связи - это связи, выражающие взаимообусловленность и взаимную зависимость элементов системы права в процессе их функционирования. Функциональные связи в системе права подразделены на отношения субординации и координации. Отношения субординации характеризуют связи норм права с точки зрения их соотношения. Это соотношение норм международного права и норм национального права, подчиненность норм законодательства субъектов РФ нормам федерального законодательства, норм подзаконных актов - нормам законов, доминирующее положение в системе конституционных норм. Отношения субординации выявляются при изучении специальных и общих норм (специальные нормы зависимы от общих норм).

Координация юридических норм проявляется тогда, когда они действуют в сочетании, в процессе функционирования регулятивных и охранительных норм, общих и специализированных, материальных и процессуальных норм.

В значительной степени характеристика соотношения материального и процессуального права связана с соотношением системы права и системы законодательства.

Соотношение системы права и системы законодательства в юридической литературе определяется по-разному. Одни ученые отождествляют эти понятия, ссылаясь на то, что и система права, и система законодательства представляют собой две стороны одного и того же общественного явления – права. Другие систему права и систему законодательства трактуют как тесно связанные, но все  относительно самостоятельные явления, имеющие свою специфику в вопросах формирования и развития каждой из систем.[21]

Назначение процессуальных норм заключается в создании процедур реализации материальных норм. Включение процессуальных норм в тексты статутных и тематических законов не исключает необходимости постепенного формирования общей отрасли – процессуального права, которой присущи свой объект и методы регулирования, специфические нормы, «стадийные» правоотношения, возникающие на последовательно сменяющих друг друга фазах процесса.

В рамках процессуального права можно выделить четыре разновидности процессуального законодательства: конституционное, административное, уголовное и гражданское. Преимущественно эти отрасли служат осуществлению судебной власти в соответствии со статьей 118 Конституции Российской Федерации, но они могут включать и процедуры, свойственные деятельности других органов. Не все названные отрасли развиты равномерно, особенно это касается административно-процессуального законодательства. Сейчас управленческие коллизии и споры попадают в орбиту и конституционных, и арбитражных судов, хотя формирование системы административной юстиции могло бы изменить разграничительные линии.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ




Из изложенного в курсовой работе можно сделать следующие выводы:

          Система права - это внутренняя структура права, состоящая из взаимосвязанных норм, институтов и отраслей права.

          Для деления норм права на отрасли используют 2 критерия:

предмет и метод правового регулирования.

          Простыми словами говоря, предмет отвечает на вопрос, что регулирует право, а метод - как регулирует.

          Отрасль права - это совокупность юридических норм, регулирующих определенный род (сферу) общественных отношений. Отрасль наиболее крупное подразделение системы права.

      Отрасль права - это основное подразделение системы права, его главный элемент, который объединяет между собой институты права, регулирующие качественно однородную область общественных отношений (имущественных, трудовых, семейных и т.д.).

Отрасли неоднородны по своему составу. Одни из них являются крупными нормативными образованьями, иные представляют собой компактную совокупность правовых норм (например, процессуальные отрасли). Крупные и сложные по своему составу отрасли включают еще один компонент – подотрасль права. Так, в составе конституционного права выделяют такие подотрасли, как муниципальное и парламентское право. В гражданском праве в качестве подотраслей выступают авторское, обязательственное, наследственное право и др. В финансовом праве выделяются такие подотрасли, как бюджетное, налоговое право. Отдельные отрасли права, в частности процессуальные, земельное, семейное, не подразделяются на подотрасли. Поэтому подотрасль права обязательным компонентом каждой отрасли права не является.

Систему права России можно охарактеризовать следующим образом:

во-первых,   открывает   систему    права   РФ   базовая,   фундаментальная   отрасль конституционное   (государственное)   право.   Эта   отрасль   закладывает   основы   правового регулирования в России и обусловливает все остальные отрасли российского права;

во-вторых, в систему права РФ входит группа профилирующих отраслей права, включающая в себя три материальные (административное, гражданское и уголовное) и три процессуальные отрасли;

в-третьих, в систему права в РФ входит группа специальных отраслей (т.е. имеющих кодексы) - семейное, трудовое, таможенное, налоговое право и т.д.;

в-четвертых, систему права РФ составляет группа комплексных отраслей, не имеющих единого кодифицированного акта - экологическое, муниципальное, морское и т.д.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И  ЛИТЕРАТУРЫ




1.   Алексеев С. С. Не просто право – частное право // Известия. 1991. 19 окт..

2. Алексеев С.С. “Государство и право”. Москва, “Юридическая лит-ра”, 1996.

3. Байтин М.И., Петров Д.Е.  Система права: к продолжению дискуссии// Государство и право. 2003. №1, с. 25-34

4. Байтин М.И., Петров Д.Е. Система права: к продолжению дискуссии // Государство и право. 2003, №1 с. 25-34.

5.   Васильев С. В. Частное и публичное право в России: историко-теоретический анализ: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2002.

6. Михайлов С. В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002.

7. Мицкевич А. В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей памяти С. Н. Братуся. М., 2000. С. 39–40.

8. Мозолин В.П. Система российского права (доклад на Всероссийской конференции 14 ноября 2001 г.)// Государство и право. 2003. №1, с. 107-113.

9. Панова И.В. Административно-процессуальная деятельность в Российской Федерации. Саратов, Приволжское книжное издание. 2001.

10. Пиголкин А.С. “Общая Теория Права”, Москва, МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996.

11.  Поленина СВ. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. 1999. №9.- С.5

12.  Поляков А. В. Общая теория права: проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб., 2004..

13.   Попондопуло В. Ф. Частное и публичное право как отрасли права // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 2. М., 2002.

14. Разуваев Н. В. Правовая система и критерии отраслевой дифференциации права // Правоведение. 2002. № 3. С. 55.

15. Сорокин В.Д. Административный процесс и административно-процессуальное право. М., 1998.

16.  Старилов Ю. Н. Административное право: В 2 ч. Ч. 1: История. Наука. Предмет. Нормы. Воронеж, 1998.

17.   Суханов Е. А. Частное право в российской правовой системе // Государство и право на рубеже веков: (Материалы всероссийской конференции): Гражданское право. Гражданский процесс. М., 2001.

18.  Теоретические и практические аспекты развития правовой системы РФ в условиях глобализации// Государство и право. 2005. № 12. С. 5-12.

19. Тиунова Л. Б. Плюрализм интересов и правопонимание // Правоведение. 1990. № 1. С. 27

20. Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995.

21. Хропанюк Н.В. “Теория Государства и Права”, Москва, “ДДТ”, 1994.






[1] Байтин М.И., Петров Д.Е. Система права: к продолжению дискуссии // Государство и право. 2003, №1 с. 29.

[2] Сорокин В.Д. Административный процесс и административно-процессуальное право. С 61

[3] Панова И.В. Административно-процессуальная деятельность в Российской Федерации. Саратов, Приволжское книжное издание. 2001. С- 77

[4] Мозолин В.П.Система российского права (доклад на Всероссийской конференции 14 ноября2001 г.)//Государство и право, 2003, № 1 с. 107-113.

[5] Мозолин В.П. Система российского права (доклад на Всероссийской конференции 14 ноября 20001 г.) // Государство и право. № 1, 2003. С.111-113.

[6] Суханов Е. А. Частное право в российской правовой системе // Государство и право на рубеже веков: (Материалы всероссийской конференции): Гражданское право. Гражданский процесс. М., 2001. С. 3.

[7] Тиунова Л. Б. Плюрализм интересов и правопонимание // Правоведение. 1990. № 1. С. 27

[8] Алексеев С. С. Не просто право – частное право // Известия. 1991. 19 окт..

[9] Попондопуло В. Ф. Частное и публичное право как отрасли права // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 2. М., 2002. С. 40

[10] Тихомиров Ю. А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 21.

[11] Старилов Ю. Н. Административное право: В 2 ч. Ч. 1: История. Наука. Предмет. Нормы. Воронеж, 1998. С. 242

[12] Мицкевич А. В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества // Проблемы современного гражданского права: Сборник статей памяти С. Н. Братуся. М., 2000. С. 39–40.

[13]  Суханов Е. А. Частное право в российской правовой системе // Государство и право на рубеже веков: (Материалы всероссийской конференции): Гражданское право. Гражданский процесс. М., 2001. С. 7.

[14] Васильев С. В. Частное и публичное право в России: историко-теоретический анализ: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 2002. С. 21.

[15] Михайлов С. В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 64–65

[16] Поляков А. В. Общая теория права: проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб., 2004. С. 738.

[17] Разуваев Н. В. Правовая система и критерии отраслевой дифференциации права // Правоведение. 2002. № 3. С. 55.

[18] Теоретические и практические аспекты развития правовой системы РФ в условиях глобализации // Государство и право. 2005 №12. с. 10-11

[19] Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник. – М.: БЕК, 1995. С. 341

[20] Алексеев С.С. “Государство и право”. Москва, “Юридическая лит-ра”, 1996 г. С.38-39

[21] Поленина СВ. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России// Государство и право. 1999. №9.- С.5

1. Контрольная работа Позитивистский автоматизм в XXI веке
2. Реферат на тему The Adventures Of Huckleberry Finn Symbolism Essay
3. Контрольная работа Общая методика выполнения прочностных расчетов
4. Реферат на тему Государственная политика ценообразования в Республике Беларусь на современном этапе ее цели и основные
5. Реферат Взаимосвязь математики и философии
6. Реферат Анализ инвестиционной деятельности предприятия 2
7. Книга Историческая география России
8. Курсовая на тему Фінансовий менеджмент
9. Реферат Аніс звичайний арніка артишок посівний
10. Статья Правильная скрипка. Итальянская скрипичная школа