Контрольная работа

Контрольная работа на тему Реформирование либеральной экономики в концепциях противников классической школы

Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2013-11-04

Введение.

Во все времена были люди, мечтавшие о лучшей жизни для человечества и верившие в возможность такой жизни. Они критически относились к действительности своего времени, пытались с ней бороться. Они анализировали и критиковали социально-экономический строй современного им общества. Эти люди не только предлагали переустроить общество, но и пытались придумать и обосновать более справедливый и гуманный строй. Их идей выходят за пределы политической экономии, но, несомненно, играют важную роль в этой науке.
Социалистические идеи рассматривались авторами во многих произведениях XVI-XVIII вв., разных по своим научным и литературным особенностям. Это была только предыстория утопического социализма. Классический же период этого направления относится к первой половине XIX века.
К этому времени буржуазные отношения были достаточно развиты, чтобы они могли вызвать критику капитализма. В то же время противоположность между буржуазией и пролетариатом представлялась как конфликт между богатством и бедностью. Поэтому тогда ещё не было условий для возникновения научного социализма. Утопический социализм достиг своих высот в трудах таких мыслителей, как Сен-Симон, Фурье, Оуэн.
 
Анри Сен-Симон  (1760-1825) - фр. мыслитель и социолог, социалист-утопист.
Историческая концепция Сен-Симона носила в основном идеалистический характер. Сен-Симон выдвинул схему исторического  процесса, в котором идеи правят миром и разум является движущей силой смены различных форм общества.
Соц. идеалом Сен-Симона является новая промышленно-индустриальная система.
Сен-Симон представлял будущее общество сложной мастерской, в которой развитие производства, земледелия, коммерческой деятельности позволят обществу достичь поставленных целей. Единственная разумная цель для политического общества, по Сен-Симону, производство полезных вещей. Сен-Симон писал, что физически люди счастливее всего в той стране, где они лучше питаются, имеют лучшие жилища, могут обеспечить себя как предметами 1-й необходимости, так и предметами роскоши. Что же касается счастья людей в моральном смысле, то оно будет полным при высоком умственном развитии людей, если они будут способны ценить произведения искусства, будут знать законы, управляющие природой, если среди людей будет царить взаимная благожелательность. Таким образом, по мысли Сен-Симона, цель будущего общественного строя - удовлетворение всех чел. потребностей (материальных и духовных), полное и всестороннее развитие каждого человека. В качестве средств достижения цели мыслитель называет развитие наук, искусств и ремесел. Сен-Симон различает воздействие человека на вещи и воздействие человека на человека.
Воздействие человека на вещи/природу Сен-Симон считает самым полезным видом труда. Что же касается воздействия людей друг на друга, то по Сен-Симону, оно является само по себе вредным, так как связано с бесполезной тратой человеческих сил. Воздействие человека на человека полезно только в том случае, когда оно косвенно приводит к усилению его воздействия на природу.
Особое место в трудах Сен-Симона занимает критика капитализма, главными недостатками которого он считал конкуренцию, бедственное положение народа и рабочего класса. Он объединял рабочих, капиталистов, торговцев в один класс, называя их индустриалами. Дворянство, духовенство и чиновников он считал бесполезными и называл их «бесплодными». Сен-Симон не имел ясного представления о делении общества на классы, но, тем не менее, признавал противоречия между индустриалами и собственниками.
Сен-Симон обращал внимание на роль банков, которые объединяют в единую систему кредита класс промышленников в такую денежную силу, какую не имеют остальные классы и даже государство. Будущий строй Сен-Симон представлял как промышленно-научную систему, в которой конкуренцию сменит организация производства и труд всех для блага всех.
Сен-Симон подчеркивает важность разделения труда  в новой социалистической системе. Кроме того, он объясняет понятие "свободы" не как возможность для членов общества по своему желанию сидеть сложа руки, а как возможность широкого развития способностей, полезных обществу.
В новом обществе каждый класс имеет свои задачи. Так, представители искусства, науки и промышленности должны представить общий план работ по увеличению производительности земельных владений людей. Кроме того, люди искусства должны развивать поэтическую сторону новой системы, воодушевлять общество на увеличение своего благосостояния, для чего им следует мобилизовать все средства: красноречие, поэзию, живопись, музыку. Что же касается ученых, им поручается обосновать возможность поднятия благосостояния всех классов общества. Ученые должны выяснить наиболее верные и быстро действующие средства для обеспечения непрерывности труда рабочих, разработать основные начала массового образования. Проекты, разработанные людьми искусства и науки, перейдут к индустриалам. Они обдумают и обсудят поступившие к ним планы и предложения, причем непосредственной руководство мероприятиями будет поручено банкирам. К индустриалам в новом обществе он относил тех, кто занимался полезной для общества работой в сфере производства, в сфере обращения и распределения, независимо от характера труда.
 
Шарль Фурье, (1772-1837) - фр. социалист-утопист. Фурье выдвинул следующую периодизацию стадий общественного развития, в основу которой он положил процесс производства:
Периоды, предшествующие производственной деятельности:
  1. Ненастоящий, именуемый эденом
  2. Дикость (бездеятельность);
  3. Раздробленное, отталкивающее производство:
3.1  Патриархат, мелкое производство
3.2  Варварство, среднее производство
3.3  Цивилизация, крупное производство
  1. Социетарное, правдивое производство:
4.1  Гарантизм, полуассоциация
4.2  Социентизм, простая ассоциация
4.3  Гармонизм, сложная ассоциация
У первобытных людей отсутствовала какая-либо социальная организация. Затем в связи с ростом населения возник патриархат, для которого типичны отношения господства и подчинения. На смену патриархата приходит период варварства, в котором происходит разделение общества на классы рабов и господ, в это же время происходит переход от мелкого производства к среднему. Особенностью строя цивилизации является то, что он стремится к прогрессу и находится в движении. Здесь Фурье поднимает вопрос о монополиях, которые являются противоположностью свободной конкуренции.
Основой учения Фурье об ассоциации является его теория страстей. Фурье утверждал, что путем приманки наслаждений, а не посредством принуждения можно установить всеобщее единство на земле и уничтожить нищету и несправедливость. Однако при этом Фурье считал, что в новом обществе будут присутствовать ч/с и неравенство. В связи с этим он выделял 2 основные проблемы: "трудового притяжения" и распределения соразмерно труду, капиталу и таланту.
"Трудовое притяжение", по мысли Фурье, реализуется в фалангах - ассоциациях гармонического строя.
Фурье различал следующие виды трудовой деятельности: домоводческий, земледельческий, промышленный, торговый, просвещенческий труды, изучение и применение наук и изящных искусств.
Из всех видов трудовой деятельности Фурье выделял земледелие, а промышленности отводил второстепенную роль. (В 1822 году Фурье издаёт сочинение «Трактат о домашней и земледельческой ассоциации».)
Более полно его идеи были изложены в книге 1808 года «Теория четырёх движений и всеобщих судеб». В этой книге содержится его план преобразования буржуазного общества.

Фаланстер.

Нет ничего менее страшного, чем фаланстер – он нисколько не похож на «Город солнца» Кампанеллы», «Утопию» Мора». По внешнему виду и внутреннему устройству - это большая гостиница на 1500 человек со всеми соответствующими помещениями (салоны, читальные залы), которым Фурье уделяет очень много внимания. В фаланстере есть комнаты и стол пяти классов, даже бесплатные. Т. е. он представляет собой комбинацию народной гостиницы с отелем первого разряда.
В фаланстере объединены все люди под одну крышу и за одним столом, что является постоянной и нормальной формой существования. Фурье считал такой способ существования необходимым условием в своей системе, видел в этом решение всех социальных вопросов. Он сначала создаёт благоприятную среду для нового общества, а потом всё остальное. Жизнь всех людей под одной крышей с экономической точки зрения приносит максимум комфорта при минимуме расходов, заменяет трудное семейное хозяйство коллективными службами со всеми необходимыми условиями существования. С социальной точки зрения это уничтожает ненависть между людьми разного положения, делает жизнь более интересной. Такое устройство нового общества выгодно с материальной точки зрения, но выгода с моральной и социальной – несколько сомнительна. Вряд ли бедные от общения с богатыми станут вежливее и учтивее, а богатые – счастливее.
В фаланстере личные услуги со стороны слуг заменяются коллективными, домашний способ выполнения хозяйственных работ заменяется промышленным.

Кооперация.

Если посмотреть на внутренне устройство фаланстера можно увидеть, что это кооперативная гостиница, т. е. она принадлежит определённой ассоциации и принимает только её членов. Таким образом, фаланга – это кооперативное общество, не только потребительское, но и производительное. Для выполнения производительной функции около жилища есть 400 га земли с сельскохозяйственными постройками и другими промышленными зданиями, предназначенными для удовлетворения различных нужд обитателей фаланстера. Если фаланге чего-либо не хватает, она вступает в обмен с другими фалангами. В новом обществе Фурье существует частная собственность, но она принимает вид акционерной собственности. Дивиденды распределяются между всеми членами общества. Целью кооперативной производительной ассоциации Фурье считает преобразование наёмного труда в ассоциированный. Это превращение единственный способ сделать труд одновременно производительным и привлекательным. Рабочий будет участником в прибылях не только в силу своего труда, но и в силу своего капитала, потому что он акционер. Но он может участвовать не только в прибылях, но и в администрации и дирекции в качестве акционера или избранного директора. Кроме того, рабочие могут получать выгоды в дирекции фаланги, как члены потребительского общества.
Вся эта система кажется очень сложной машиной. Но в намерения Фурье входило как раз соединение интересов рабочих, потребителей и капиталистов в сложную систему, чтобы нельзя было распутать этот узел, и все эти противоположные интересы каждый соединял бы в себе. Такая программа не уничтожает собственность, а, наоборот, уничтожает наёмный труд путём всеобщей собственности; стремится объединить противоположные интересы капиталиста и рабочего, производителя и потребителя посредством соединения этих интересов в одной личности.

Возврат к земле.

Возврат к земле Фурье представляет себе в двух направлениях.
Во-первых, население крупных городов расселяется по фаланстерам, маленьким городкам из 1600 жителей, по 400 семей. Их будут  строить в избранной местности, «В местности, снабжённой красивой речкой, перерезанной холмиками, окаймлённой лесом и годной под разные культуры».
Во-вторых, сводится до минимума промышленный труд, машинизм, крупная фабричная промышленность. Фурье вполне терпимо относился к капитализму, но ненавидел индустрианализм. По его мнению, возврат к земле предполагает преобладающую роль сельскохозяйственного производства. Но это не сельское хозяйство, которое существовало в его время. Для Фурье привлекательным является садоводство, пчеловодство, птицеводство и т. д. И это будет почти единственным занятием жителей фаланстера. 

Привлекательный труд.

Привлекательный труд основа всей системы Фурье. Он говорил, что в современном ему обществе труд был проклятием, человек работал под угрозой трёх стимулов: принуждение, нищета, интерес. Фурье же хотел, чтобы человек работал ради собственного удовольствия, шёл на работу, как на праздник. Он утверждал, что это возможно, если каждому будет обеспечен минимум средств для существования, при этом, труд утратит принудительный характер. Если каждый сможет выбирать себе работу по интересам и способностям. Если труд разнообразится и стимулируется соревнованиями, производится в приятной обстановке. Именно с этой целью была разработана система Фурье.
Роберт Оуэна (1771-1858).
Оуэн считал, что устройство коммунистических поселений будет до тех пор неудачным, пока не изменятся нравы людей, то есть  “важнее влиять на людей духовным путем, чем менять сразу практические условия их жизни”. Оуэн попытался создать комм. поселение в Америке, которое обанкротилось в 1825г. Однако до этого был соц. эксперимент в Нью-Ленарке (Шотландия). Оуэн, в отличие от других утопистов, шел от эксперимента к теории и обобщению, а не наоборот. Главная идея его экспериментов: мысль о решающем влиянии среды на формирование характера человека. Под словом “среда” он понимал весь спектр условий жизни человека – от материальных условий до нравственного климата. Он считает, что можно создать хороший нравственный климат в обществе благодаря воспитанию людей просвещенным и гуманным руководителем.
В 1800 г. Оуэн стал совладельцем прядильно-ткацкого предприятия в Шотландии. Предприятие было расположено в изолированном поселение Нью-Ленарк (численность около 2 тыс. чел.), что обеспечивало чистоту эксперимента. Жили и работали там в основном выходцы из горных районов Шотландии. Переход от патриархальной организации их сельского быта к фабричному образу жизни вызвал разрыв привычных связей и утрату прежних моральных норм общения. Þ Разнузданность, беспорядок в поселке.
Оуэн был единственным из совладельцев, кто поселился в поселке и взял на себя обязанности менеджера. За 2 года он наладил работу предприятия. Оно стало устойчиво производительным и высокорентабельным. В 1802 г. Оуэн переходит к решению социальных задач, добивается преданности общему делу и слаженной работы. Он формирует немногочисленный актив поверивших в него авторитетных, уважаемых рабочих и начинает принуждать всех к дисциплине, чистоте, порядку, организованности. Проводил постоянные разъяснительные работы Þ рабочие сами стали добровольно поддерживать порядок, который им навязывался. Все проступки наказывались только административными и моральными мерами (публичное обсуждение и осуждение), никаких карательных мер. Сначала Оуэн встретил противодействие снизу. Понадобилась бесконечная выдержка, благожелательность хозяина. Была создана система дет. садов, школ, культурный центр и библиотека, служба санитарного надзора, основы потребительской кооперации, соц. обеспечения и страхования, народная дружина по охране порядка – все это было тогда новым и невиданным, являлось изобретением самого Оуэн.
В 1807 г., когда Оуэн после многомесячного простоя, связанного с хлопковым кризисом, выплатил рабочим деньги, произошел окончательный перелом в их сознании. В коллективе формировалось чувство гордости за предприятие. Появилась организационная и соц. активность рабочих, элементы самоуправления. Пропало воровство, драки и т.п. Воцарился порядок, взаимопомощь, терпимость. Реальный доход на душу населения стал выше, чем в др. поселках. В 1816 рабочий день сокращен с 16 часов (как везде в то время) до 10,5 часов, таким образом, эксперимент удался. Но, к сожалению, когда Оуэн из-за разногласий с совладельцами был вынужден покинуть общину, то ее “микроклимат” разрушился. Видимо большое влияние оказывала сама личность Оуэна, а может быть необходимо было больше времени, чтобы закрепить благотворный опыт (хотя бы 2 поколения).
Для Оуэна Нью-Ленарк был полигоном для испытания идей, который он хотел распространить на всю страну, а затем и на весь мир. Оуэн стал проповедником коммунистической модели для всего мира. Он являлся также организатором 1-х британских профсоюзов. Вообще, его идеи опередили время, многие из них воплотились только в 20 в. – например, социальная инженерия и патернализм (отношения между хозяином фирмы и работниками построены по принципу отец — дети). Для этих его изобретений нужен определенный прогресс как в материальном производстве, так и в сознании. Поэтому утопия  Оуэна заключена не в том, что его идеи не осуществимы, а в попытках ускорить их осуществление.

Взгляды Оуэна.

Критика капитализма.

Р. Оуэн, выступив с критикой капитализма, характеризовал его как неразумную систему, как хаотический, разобщённый, противоречивый строй, который порождает бедных, невежество, распри и войны. Оуэн считал капитализм антинародным строем, враждебным интересам трудящихся. Худшими явлениями капитализма Оуэн считал частную собственность, религию и брак на основе собственности, охраняемой религией. «Частная собственность, – писал Оуэн, – была и есть причина бесчисленных преступлений и бедствий, испытываемых человеком... она причиняет неисчислимый вред низшим, средним и высшим классам». Р. Оуэн был убеждён в неизбежной смене капитализма новым обществом. Он стремился к переходу к новому обществу путём законодательных мер и просвещения.

Создание социальной среды.

Создание социальной среды – основная идея Оуэна. Можно сказать, что он был отцом современной этиологии, т. е. подчинения человека среде. Человек по природе не хорош и не плох, он то, что делает из него среда. Если в настоящее время человек плох, то это произошло потому, что плох экономический и общественный строй. С другой стороны Оуэн не придавал никакого значения естественной среде, он видел только социальную. Оуэн исключал всякое религиозное влияние, особенно христианство. Именно поэтому идеи Оуэна не нашли поддержки в английском обществе. Именно Оуэн был автором идеи о красивой и комфортной обстановке для труда. Он провозглашал физический труд источником богатства.

Уничтожение прибыли.

Для того, чтобы изменить экономическую среду, надо, прежде всего, уничтожить прибыль. Стремление к прибыли – это главное зло, которое привело к падению человеческого рода. По мнению Оуэна, прибыль по своему определению – несправедливость, т. к. она является плюсом к цене продукта, а продукты должны продаваться за такую цену, какую они стоили. Кроме того, считал Оуэн, прибыль является постоянной опасностью, причиной экономических кризисов перепроизводства. Из-за прибыли рабочий не может купить продукт своего труда, значит, потребить эквивалент того, что он произвёл. Продукт сразу после производства повышается в цене, становится недоступным для создавшего его человека, т. к. тот может предложить за него только ценность, равную его труду.
Орудием прибыли являются деньги, денежные знаки, с их помощью она реализуется. Благодаря деньгам становится возможна продажа товара по цене, выше чем его стоимость. Значит, надо уничтожить деньги и заменить их бонами труда. Бона будет истинным знаком ценности, т. к. если труд – причина и субстанция ценности, то вполне естественно, что он будет её мерилом.
Сколько часов труда будет затрачено на производство продукта, столько бон труда получит его производитель, когда захочет его продать, – ни больше, ни меньше. Столько же должен будет дать потребитель, когда захочет его купить. Таким образом, прибыль будет уничтожена.
Р. Оуэн сделал попытку создания в Лондоне Биржи обмена труда. Это было кооперативное общество со складом, куда мог прийти каждый член общества с продуктом своего труда и получить за него цену в бонах труда. Эти продукты становились товарами, хранились на складе с указанной на них ценой и отдавались тем членам общества, которые хотели их купить. Любой рабочий, затративший на производство своего продукта 10 часов, мог получить здесь любой товар, стоящий столько же часов труда. Таким образом, он получал точный эквивалент своего труда, прибыль была изгнана. А промышленник или торговец был вытеснен благодаря непосредственной связи между производителем и потребителем. Этот эксперимент не удался.
Экономическое учение Д. Рикардо
Давид Рикардо (1772-1823) – второй отец классической экономической науки, гениальный ученик Смита. Последовательный приверженец идеи, что «рыночная система способна к саморегуляции, и лучший вариант для государства — это придерживаться принципа невмешательства государства. Эта идея была развита им. Основной его работой является «Начало политической экономики и налогового обложения», а основной задачей для себя он считал найти закон распределения богатства между классами (землевладельцами, капиталистами и рабочими) и как влияет разделение богатства на составные части (ренту, прибыль и зар. плату) на рост производства. Конечный вывод книги – экономический рост, увеличивающий богатство народов, должен, в конечном счете, прекратиться. Он считал, что всякое улучшение в машинах и инструментах уменьшает количество необходимого труда для производства товара, что вызывает падение его цены и стоимости.
Рикардо установил, что относительные цены определяются затратами труда. Но, развивая мысль Смита о том, что стоимость определяется одним трудом только в примитивных обществах, он пошел дальше. Использование капитала (даже оборотного) в производстве полностью изменяет картину. На стоимость влияет и величина вложенного капитала и продолжительность его вложения. Поэтому Рикардо включал в стоимость товара не только вложенный в него труд, но и стоимость капитала, занятого в его производстве. От этого зависит и цена товара. Т.к. производство требует времени, в течение которого рабочим нужно платить зарплату, поэтому предприниматель авансирует их в форме заработной платы, используя свой оборотный капитал. Поэтому в стоимость товара войдет и эта часть капитала и процент на капитал, равный прибыли от капитала. Существование этого процента обусловлено разрывом во времени между вложением капитала и получением прибыли от него в момент продажи произведенной продукции. Теперь видно, что на цену товара влияет не только вложенный труд, но и длительность производства, поскольку этот период является периодом заимствования капитала, порождающем процент. Но в короткие промежутки времени трудовые затраты все же составляют основную часть всех затрат, поэтому Рикардо придерживался в основном трудовой теории стоимости.
Основными частями теории Рикардо служат теория ренты, теория капитала и теория заработной платы.
Теория ренты. Рента – это часть продукта, выплачиваемая землевладельцу. Если имеется изобилие плодородной земли, а населения мало, то ренты не существует, т.к. каждый может ее обрабатывать и никто не захочет платить ренту. Рента возникает, когда плодородной земли мало. С развитием общества количество и плодородие земли убывает. На величину ренты влияет процесс убывания плодородности земли и изменение величины совокупного капитала. Т.к. если величина совокупного капитала уменьшается, уменьшается платежеспособный спрос на хлеб, цены на хлеб падают, сокращаются посевы и их площади – падает рента. Таким образом при неизменных условиях земледелия: при росте капитала – рента увеличивается; при уменьшении капитала – рента понижается.
Теория капитала и прибыли. Капитал есть та часть богатства страны, которая употребляется в производстве. Капитал делится на основной (машины, здания) и оборотный (деньги, запасы сырья и непроданных товаров). Прибыль – это дополнительная стоимость, которая возникает потому, что работник своим трудом прибавляет к предмету труда новую стоимость. Прибыль создается прибавочным трудом. Колебание цен вызывает колебание прибыли, их устранение достигается механизмом усреднения прибыли. Каждый стремиться сменить менее прибыльное дело и вложить капитал в дело, приносящее больший доход. Но для этого не обязательно полностью менять свое дело, достаточно перераспределить капитал. Перераспределение капитала достигается денежным рынком. В итоге конкуренция устанавливает такую меновую стоимость товара, что после выдачи зарплаты и покрытия прочих расходов, остаток стоимости будет в каждой отрасли пропорционален стоимости затраченного капитала. Рикардо утверждал в отличие от Смита, что норма прибыли постепенно падает вследствие повышения зарплаты и увеличивающейся трудности снабжения возрастающего населения всем необходимым. Задача государства поощрять стремление к накоплению, оно не должно вводить такие налоги, которые падут на капитал, т.к. это уменьшит будущее производство страны. Государство должно контролировать количество денег в обращении, т.к. ценность денег зависит от их количества.
Теория заработной платы. Естественной ценой труда является та, которая необходима для существования рабочего и продолжения своего рода без увеличения или уменьшения их числа. Она зависит не от количества получаемых денег, а от количества предметов жизни, которые за них можно купить. С развитием общества естественная цена растет, рост заработной платы увеличивает количество работников (увеличивается рождаемость), что несет угрозу бедности. Избавиться от этого можно либо уменьшив население, либо быстро увеличивая капитал.
Результатом совместного изменения ренты, прибыли и зарплаты является эволюция экономики к стационарному состоянию с нулевым накоплением. Т.е. когда зарплата и рента растут, средняя прибыль на единицу капитала падает, этот процесс идет до тех пор, пока зарплате не будет съедать всю прибыль, тогда накопление сведется к нулю.
Рикардо поддерживал закон Сэя в форме « производство само создает себе рынки». Принцип «невидимой руки» рынка Рикардо распространил не только на внутреннюю, но и на внешнюю торговлю. Каждая страна затрачивает свой капитал и труд на такие отрасли, которые доставляют ей наибольшие выгоды, что приводит к эффективному разделению труда между странами. Но Рикардо первый указал на специфику международной торговли. В международной торговле, в отличие от внутренней не происходит выравнивание оплаты труда. Из-за разницы в оплате труда некоторые страны получают преимущества в экспорте товаров. Поэтому международная торговля между разными странами может быть взаимовыгодной, независимо от того, что одни более развиты, чем другие. Для этого внешняя торговля должна быть свободной.
Экономические взгляды С.Сисмонди
Работы швейцарского экономиста и историка С.Сисмонди (1773-1842)  сыграли  заметную роль в истории экономической мысли хотя бы потому, что он первым  подверг научной критике экономическую систему капитализма, выступил противником некоторых идей, высказанных представителями классической политической экономии. В отличие от последних, в политической экономии он видел не науку о богатстве и способах его увеличения, а науку о совершенствовании социального механизма в интересах человеческого счастья. Сисмонди считал политэкономию нравственной наукой, которая имеет дело с  человеческой природой, а не с экономическими отношениями; она приведет к  цели лишь тогда, когда приняты во внимание чувства, потребности и страсти людей. Безусловно, на такую трактовку предмета политической экономии оказала влияние работа Смита "Теория нравственных чувств". Увеличение производства благ, по Сисмонди, не сама цель, и само не является показателем богатства, если в процессе его распределения большинство получает жалкие крохи. И здесь также видно влияние А.Смита, который пишет,  что "ни одно общество, без сомнения, не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна". Таким образом, у Сисмонди мы видим развитие нравственных аспектов  экономической науки, начало которому положил А.Смит. Но не только в этом проявляется единство взглядов Сисмонди и Смита.       Сисмонди - сторонник трудовой теории стомости, согласно которой стоимость товара определяется затратами труда на его производство. Совершенно естественно, что он считает прибыль доходом капиталиста, представляющим собой вычет из продукта труда рабочего. Сисмонди прямо говорит об ограблении рабочего при капитализме, подчеркивая эксплуататорскую природу прибыли и считая, что заработная плата должна быть равна всей стоимости продукта труда рабочего, а рабочий получает лишь малую часть  стоимости созданного им продукта. Сисмонди не искал регуляторов заработной платы в "естественных" законах природы, как Рикардо и Мальтус, тем не  менее он принимал господствующее в экономической литературе положение, что заработная плата рабочих стремится к прожиточному минимуму. Причину такого положения Сисмонди видит в специфических капиталистических отношениях, в стремлении капиталистов "выжать" как можно больше прибыли из своих  рабочих. Возможность же сведения заработной платы к минимуму у Сисмонди  связана с процессом вытеснения труда машинами, то есть с ростом безработицы, которая вынуждает рабочих наниматься за меньшую заработную плату. Отсюда видно, что отрицая закон народонаселения Мальтуса, Сисмонди не отрицал наличия связи между ростом населения и заработной платой. Не случайно Сисмонди предлагал ограничить рост населения рамками дохода семьи, но все-таки на первый план в экономических взглядах Сисмонди выдвигается проблема рынков и реализации созданного продукта. В противовес классической политической экономии, принявшей тезис об автоматическом приспособлении совокупного спроса к совокупному предложению и невозможности общего кризиса перепроизводства, Сисмонди выдвинул тезис о постоянстве кризисов перепроизводства в капиталистической экономике. Сведя       стоимость общественного продукта к доходам, Сисмонди заявляет, что для реализации всего произведенного продукта необходимо, что бы производство полностью соответствовало доходам общества. И далее он делает вывод о том, что если производство превышает сумму доходов общества, то продукт  реализован не будет. В стоимость созданного продукта у Сисмонди не входит стоимость израсходованных средств производства. Заработная плата рабочих тяготеет к прожиточному минимуму, вследствие давления безработицы, причиной которой является внедрение техники. Этот процесс приводит к сокращению совокупного спроса, так как, по выражению Сисмонди, "машины не знают  никаких потребностей и потому не предъявляют никакого спроса". Не расширяет внутреннего рынка и спрос капиталистов, которые часть дохода,       предназначенную для потребления, накапливают. Другими словами, способность       экономики производить все больше товаров наталкивается на недостаточный спрос со стороны основных производительных классов. В связи с этим Сисмонди уже в 1819 году в работе "Новые начала политической экономии" высказывает мысль, абсурдную для представителей классической политической  экономии, что "народы... могут разоряться не только оттого, что тратят слишком много но и оттого, что тратят слишком мало". Ведь согласно воззрениям и Смита и Рикардо, именно бережливость и накопление представляют собой ключ к богатству нации. Как мы уже отмечали, парадокс заключается в том, что представление Сисмонди о перманентных кризисах перепроизводства при капитализме вытекают из посылки именно классической политической экономии - положения А.Смита, что годовой продукт нации представляет собой сумму прибыли, заработной платы и ренты, которые тратятся на потребительские товары. Вслед за Смитом, Сисмонди игнорирует  тот факт, что годовой продукт включает в себя и средства производства, причем с ростом накопления капитала потребности хозяйства в средствах       производства создают особый рынок, в определенной степени независимый от рынка потребительских товаров. Более того, в периоды экономического подъема темпы роста производительного потребления превышают темпы роста личного потребления. Игнорирование этого положения стало причиной выводов Сисмонди о неизбежности постоянных кризисов перепроизводства при  капитализме, где спасение от них он видит в существовании промежуточных (помимо классов капиталистов и рабочих) групп населения, прежде всего мелких товаропроизводителей, предъявляющих значительный спрос на созданный  продукт, и в расширении внешних рынков сбыта.

Касаясь других аспектов экономических взглядов Сисмонди, следует отметить, что он отвергал основополагающее положение А.Смита о благотворности своекорыстного интереса и конкуренции. У Сисмонди конкуренция имеет гибельные экономические и социальные последствия:  обнищание основной массы населения, экономические кризисы. Сисмонди считал, что именно наемный труд и конкуренция подрывают основу равенства в экономических системах, приводят к разрушению баланса производства и       потребления, поскольку в условиях конкуренции производство увеличивается без конкретных потребителей. Ситуация усугубляется неравным распределением. По мнению Сисмонди, должна существовать граница расширения производства, которая должна соизмеряться с социальными доводами. Негативное последствие свободной конкуренции, по Сисмонди, заключается и в том, что она меняет тип народонаселения, приводя к перенаселению. Если раньше рост населения "соизмерялся с ростом дохода и в определенной степени регламентировался (так, ремесленник не вступал в брак до окончания ученичества), то сейчас (в эпоху промышленного переворота.) положение рабочего меняется в зависимости от спроса на рабочую силу, но семья рабочего не может изменяться - так возникает излишнее население. Не удивительно, что Сисмонди выступает за законодательное ограничение свободной конкуренции, которая ведет, по его мнению, к противоположности интересов общества и отдельных товаропроизводителей. Противоположность интересов общества, которое заинтересовано в том, чтобы все товары имели сбыт и не пострадал ни один товаропроизводитель, и отдельных  производителей, с его точки зрения, должно устранять государство. Вмешательство государства у Сисмонди связано прежде всего с регулированием темпов экономического роста (все беды от слишком быстрого развития капитализма), контролем за распределением "сверхстоимости" и ограничением конкуренции. Мерами по ограничению конкуренции Сисмонди считал поощрение мелкого капитала, участие рабочих в прибыли, законодательное ограничение новой техники. На государство он также возлагал реализацию программы социальных реформ, в частности введение социального обеспечения рабочих за счет предпринимателей, ограничения рабочего дня, установления минимума заработной платы. Это позволяет рассматривать Сисмонди как одного из  первых реформаторов, идеи которого в значительной мере реализовались лишь  в двадцатом веке.

Теории народонаселения П. Прудона  идентичны С. Сисмонди по меньшей мере по двум позициям. Суть первой состоит в схожести толкования причины феномена перенаселения. П. Прудон в этой связи, в частности, полагает, что пауперизм возникает «вследствие нарушения равновесия в распределении» и что «в некоторых странах, где большая часть семейств живут земледелием, производя почти все сами для себя и имея только не - значительные внешние сношения, – это зло (пауперизм) сравнительно менее чувствительно»
Суть второй идентичной позиции сводится к принятию домальтусовской версии об экономическом преимуществе общества с многочисленным населением. Это очевидно, в свою очередь, из мысли П. Прудона о том, что продукты человеческого труда растут якобы как квадраты числа работников и отсюда делается вывод не о замедлении, а о возможном ускорении роста производительных сил в перспективе" 
В рамках теории разделения труда П. Прудон, подобно С. Сисмонди, выражает нескрываемый пессимизм по поводу перманентного характера разделения труда в обществе. Правда, в отличие от него он пытается выстроить аргументацию против этого «экономического закона» классиков посредством гегелевского диалектического метода анализа.
Однако фактически П. Прудон выхолостил и вульгаризировал идею метода диалектики. Свидетельством тому являются связанные с этим методом суждения ученого в его «Философии нищеты». Именно на них некогда обратил свое внимание и К. Маркс, а именно:
·         сначала П. Прудоном отмечается позитивная сущность процесса разделения труда (как «способ осуществления равенства условий и умственных способностей»);
·         потом – негативная сторона этого процесса (поскольку он стал «источником нищеты»);
·         наконец, далее о том, что надлежит найти «новое сочетание, которое устранило бы вредные стороны разделения, сохраняя при этом его полезные действия».
Более того, П. Прудон упрекает А. Смита и его последователей за их «оптимизм» и недооценку «вредных сторон какого-либо закона», в том числе закона разделения труда. Ведь в соответствии с последним, подчеркивает он, в обществе происходит «беспрестанное введение новых и новых машин», но «машина, или фабрика, принизив рабочего путем подчинения его хозяину, довершает его унижение, заставляя спуститься с положения ремесленника до положения чернорабочих» 
Таким образом, сведя суть закона разделения труда к абстрактной категории, П. Прудон в самом деле «не придумал ничего лучшего, как возвратить нас к состоянию средневекового мастера».
П. Прудон критикует учение классиков и в связи с теорией стоимости (ценности), полагая, что она таит в себе «ключ к социальной системе, которого человечество ищет уже в течение шести тысяч лет». По его мнению, проблему определения «относительной или меновой стоимости» политическая экономия всегда ставила в качестве ее первого вопроса, «который ей следовало бы разрешить, но она (стоимость) не может быть определена абсолютным образом и по существу своему изменчива». Причина такого положения в том, уточняет он, что «один и тот же продукт в различные эпохи и в различных местах может стоить больше или меньше времени, больших или меньших расходов», однако в конкретный период ценность, заявляет ученый, совершенно «неизменна в своем алгебраическом выражении, хотя денежное выражение ее и может меняться». И исходя из этой посылки им выдвигается собственный принцип определения абсолютной ценности продукта, который не связан с «мнением продавца или покупателя», а сам продукт должен быть оплачен «сообразно тому, сколько он отнял времени и расходов, не выше и не ниже»
На вопрос о том, как реализовать этот принцип выявления «абсолютной ценности вещи» временем, затраченным на ее изготовление, и расходами и как избежать «незнания принципа оценки», являющегося «причиной обмана в торговле и одной из важнейших причин неравенства состояния», П. Прудон ответил в своей «Философии нищеты».
Суть его ответа такова: экономистам следует понять «синтетическую идею стоимости», в соответствии с которой ценность должна быть «конституирована», т.е. отрегулирована еще до продажи посредством установления заранее количества соответствующих затрат труда и времени. Причем идея «синтетической стоимости», пишет П. Прудон, не нова, так как она будто «была уже в смутных очертаниях усмотрена Адамом Смитом». Что же касается исторических аналогов товаров с конституированной стоимостью, то они, на его взгляд, уже имеются, поскольку именно золото и серебро «были первыми товарами, стоимость которых конституировалась».
Следовательно, в самом деле, определение стоимости товаров как «результат содержащегося в них труда, – мысль... чуждая Прудону», ибо для него «продукты (а не ценность их) происходят исключительно от труда».
Изложение теории доходов П. Прудон построил, рассматривая содержание так называемых трех элементов – труда, капитала и земли, принятых политической экономией в качестве основных источников доходов.
Он утверждает, что «производство является результатом этих трех элементов, которые, взятые порознь, одинаково бесполезны», ибо «капиталы, земля и труд, рассматриваемые в отдельности и отвлеченно, могут считаться производительными только в переносном смысле слова». Однако, по его мнению, каждый собственник земли или капитала, «сам ничего не производящий» и свой доход «получающий ни за что, является либо паразитом, либо мошенником»; те же собственники которые, «устыдившись своей праздности, работают», все равно не заслуживают большего, чем «только свое жалованье, но не доходы».
Таким образом, П. Прудон, по существу, солидарен с С. Сисмонди в том, что рабочим платят за их труд урезанную часть возникающего в процессе производства дохода. И в аргументации этого положения он красноречив не менее своего предшественника, говоря, например, об «обеднении трудящихся», «мошенническом утаивании», «неравенстве условий жизни», «эксплуатации человека человеком» и т.п.
Теория воспроизводства в представлении П. Прудона воспроизводство характеризуется тем, насколько сбалансированы в обществе производство и потребление. Так, по его словам, «в правильном хозяйстве между производством и потреблением существует равновесие». Но в реальной действительности, подчеркивает он, «собственники перестали работать, их потребление, согласно экономическим принципам, непроизводительно» и поэтому «афоризмы политической экономии ложны».
Отсюда П. Прудон делает вывод а нарушении собственниками «экономического закона», в соответствии с которым «труд должен уравновешиваться продуктом». Тем самым он, как и С. Сисмонди, демонстрирует неприятие «закона Сэя». Однако очевидно, что ни тот, ни другой не поняли истинных причин экономических кризисов, которыми, как писал М.И. Туган-Барановский, являются естественные и необходимые последствия промышленной свободы, при которой каждый производитель полагается на свой собственный расчет, не принимая в соображение других производителей.

Теория реформ. О необходимости реформ для решения социального вопроса речь идет в большинстве сочинений П. Прудона. В них, считая своим долгом обосновать концепцию социальной справедливости, он решительно отвергает всякую мысль о революции. Причем накануне издания «Философии нищеты» в письме К. Марксу им была сформулирована даже некая конечная цель собственных реформ: «С помощью экономической комбинации ввести в общество те богатства, которые вышли из общества с помощью другой экономической комбинации». В случае реализации этой цели, говорится в одной из его последних работ, будущее поколение навсегда избавилось бы от «нашей общей вины» за то, что «некоторые из нас получают больше или меньше, чем следует по правилу»

Реформаторские идеи П. Прудона содержат немало общего, сближающего его с С.Сисмонди. Это видно из таких идей П. Прудона, как:
·             сочувственное отношение к положению в обществе так называемых «третьих лиц», т.е. крестьян, ремесленников, кустарей;
·             признание приоритетной роли в экономике «мелкой собственности и мелкого производства» как условие, создающее рабочим положение, «в смысле обеспеченности, существования, почти такое же, как и при полном равенстве».
·             приверженность принципу социальной справедливости, понимаемому как возможность «давать каждому равную часть благ... действовать сообразно интересам общества»,
·             исключение из законодательства принципа неравенства вознаграждения «под предлогом неравенства способностей»;
·             недопущение «никакой концентрации капитала или доходов в руках одного человека, никакой эксплуатации труда, никакого грабежа».
К числу же специфических реформаторских идей, принадлежащих только П. Прудону, необходимо отнести следующие:
·             ликвидация денег и введение вместо них бонов обращения (обмена);
·             уничтожение процента посредством организации дарового (беспроцентного)  кредита;
·             организация Банка народа;
·        отмена правительства как итог осуществления реформ.
Прудон дал многочисленные описания банка обмена в брошюрах, газетах, книгах, но не всегда согласные между собой. Не очень легко определить его подлинную мысль, и этим объясняется, что его так часто плохо понимали. Попытаемся все-таки резюмировать ее.
Основной принцип, на котором покоится весь проект, следующий.
Из всех капиталов, позволяющих их владельцам взимать с продукта трудящегося премию под названием процента, ренты, дисконта, самым важным является денежный капитал, потому, что все капиталы в конце концов предлагаются на рынке в виде денег. Если бы, следовательно, нам удалось уничтожить право добычи у этой всеобщей формы капитала, если бы, другими словами, деньги ссуживались даром, то право добычи тотчас исчезло бы для всех других капиталов.
Таким образом, уничтожение процента, позволяя трудящимся занимать деньги даром, непосредственно приобретать все полезные капиталы, вместо того чтобы занимать их, тем самым помешает всем держателям капитала получать нетрудовой доход. Собственность таким образом была бы сведена к владению. Обмен был бы отмечен характером взаимности, потому, что трудящийся получал бы весь продукт своего труда, не делясь им ни с кем. Экономическая справедливость было бы наконец осуществлена.
Суть в том, что деньги, это боны обмена, предназначенные исключительно для облегчения товарообмена. Деньги сами по себе бесполезны. Их берут только для того, чтобы расходовать, их не потребляют и не разводят. Это агент обмена, и процент, который я уплачиваю за них, оплачивает именно эту их функцию. Но ведь бумага могла бы выполнить эту функцию столь же хорошо и дешевле. Ныне банк выдает векселедержателям металлические деньги, в которых они нуждаются, или билеты, обмениваемые на такие деньги. В обмен на эту услугу он получает определенный дисконт для вознаграждения акционеров, которые дали ему капитал. Организуем банк без капитала, который подобно Французскому банку будет дисконтировать векселя с помощью билетов, бон обращения или бон обмена, но билеты эти не будут обмениваться на металлические деньги, и, следовательно деньги почти ничего не будут стоить банку, коль скоро у него не будет основного капитала, за который нужно было бы уплачивать процент. Чтобы эти билеты циркулировали, достаточно всем членам нового банка согласиться принимать их в платеж за свои товары. Благодаря этому держатель их всегда будет уверен в том, что он сможет обменять их все равно как металлические деньги. С другой стороны, члены банка ничем не будут рисковать, принимая их, так как банк (это будет определено его уставом) будет дисконтировать лишь векселя, представляющие отпущенные товары или такие, которые будут поставлены, таким образом, боны обращения, никогда не будут выходить за пределы потребностей торговли; они будут представлять не только произведенные товары, но уже и проданные (хотя еще и не оплаченные). Банк подобно всякому дисконтному банку будет авансировать продавца товара суммой, которая потом будет погашена покупателем. Впрочем, купцы и промышленники будут получать таким образом без процента не только оборотный капитал, но и средства, необходимые для основания новых предприятий, в форме авансов (без процентов, разумеется), которые позволят им покупать, вместо того, чтобы нанимать их, орудия труда. Об уничтожении процента посредством организации дарового процента П. Прудон размышляет, выражая надежду на то, что трудящийся будет «занимать деньги даром» и «непосредственно приобретать все полезные капиталы». На самом же деле «продажа за наличные и в кредит составляет и будет составлять две различные операции, и обладание благом в настоящее время будет всегда считаться более выгодным, чем обладание им в будущем процент на деньги таким образом снова появится, но в новой форме».
На организацию Банка народа П. Прудон возлагает главные надежды в своей концепции реформ. Его банк должен был отличаться от банков обмена  социалистов - рикардианцев по трем позициям.
Во-первых, тем, что у него металлические деньги были бы уничтожены не сразу, а благодаря предварительному выпуску бонов в обмен на деньги и коммерческие векселя. Во-вторых, тем, что процент на деньги предполагается уничтожить все-таки не полностью, а довести с зафиксированного вначале уровня в размере 2% до минимального уровня – 0,25% (для выдачи ссуд также и под залог непроданных товаров).
И в-третьих, тем, что создание Банка народа произойдет не без привлечения капитала, а, напротив, с капиталом в 5 млн фракций по 5 франков.
Между тем П. Прудон, как и социалисты - рикардианцы, предполагая обеспечение производителям гарантий о постоянном и полном сбыте их товаров при полной свободе производства, очевидно, не утруждал себя вопросом, «каким образом найти сбыт таким товарам, которые почему-либо не нравятся покупателям или произведены в излишнем количестве против спроса», и можно ли вообще «искать в комиссионных конторах решения социального вопроса».
Наконец, идея отмены правительства у П. Прудона зиждется, по существу, на том, что в результате его реформ осуществится «слияние классов» и останутся только трудящиеся, которые обмениваются продуктами своего труда по их истинным ценам, и поэтому призванное «положить конец их (притеснителей и притесняемых, сильных и слабых) взаимной борьбе ярмом общего угнетения» правительство станет бесполезным. Таким образом, по его мысли, «раз капитал и труд будут отождествлены, общество может существовать самостоятельно и не нуждаться в правительстве»
Германия, в отличие от Англии и Франции, в рассматриваемый период (середина XIX века) была экономически менее развитой страной, разделенной на мелкие государства вплоть до 70-х годов XIX века. Поэтому развитие экономической науки в Германии имеет свои особенности. Немецкая политическая экономия формировалась под влиянием английских и французских теорий. Немецкая политическая экономия не приняла идеи единства экономической теории для различных стран, но ввела национальную политэкономию.
Историческое направление в политической экономии пыталось наметить третий путь между крайностями экономического либерализма и утопического социализма.
Можно было ослабить этот разлад между действительностью и теорией двумя способами: или с помощью анализа воссоздать но­вую, более гармоничную и доступную теорию или прибегнуть к еще более решительным мерам, отбросить всякую абстрактную теорию и сде­лать изображение действительности единственным предметом на­уки - этот путь был избран с самого начала, и по нему пошла исто­рическая школа.
У исторической школы была двоякая задача: положительная и критическая в одно и то же время. В критической части своей рабо­ты она подвергала вдумчивому обсуждению, всегда увлекательно­му, но иногда неправильному, принципы и методы прежних эко­номистов. В своей положительной части она открыла перед поли­тической экономией новые горизонты, расширила область ее на­блюдений и круг интересующих ее проблем.
Фридрих Лист (1789-1846) является наиболее видным идеологом немецкой буржуазии первой половины XIX в. В своем основном сочинении “Национальная система политической экономии” (1841) Лист заявил себя поборником национального единства Германии и превращения ее под опекой протекционизма в перворазрядную индустриальную державу, способную к экономической и политической экспансии на мировой арене. Попытка обосновать эту экономическую программу привела Листа к резкой оппозиции классической школе и политической экономии с ее ориентацией на фритредерство как естественную экономическую политику государства.
Лист при этом покидал научные позиции классиков, сумевших нащупать ряд общезначимых законов развития капитализма. Им (взглядам) противопоставлялось вульгарное учение о “национализации экономики”, согласно которому экономика отдельных стран развивается по своим собственным законам, и поэтому для каждой страны характерна своя, “национальная экономия”, задача которой заключается в определении наиболее благоприятных условий для развития производительных сил данной нации. Лист фактически зачеркивал политическую экономию как науку, растворяя ее в экономической политике.
Центральное место в системе “национальной экономии” Листа заняло его учение “о воспитательном протекционизме”. Оно сводилось к тому, что государство должно обеспечить быстрый индустриальный рост страны путем установления правительственных таможенных пошлин.
Обоснованию этой идеи посвящена вульгарная  схема Листа о стадиях хозяйственного развития. Лист утверждал, что в “экономическом отношении” нации должны пройти через следующие стадии развития: первоначальная дикость, пастушеская, земледельческая, земледельческо-мануфактурная и, наконец, земледельческо-мануфактурно-коммерческая, последняя представляется Листу хозяйственным идеалом, достижение которого невозможно без политики промышленного протекционизма. Лист утверждал, что наибольшей производительной силой, наибольшим богатством обладает нация, которая до совершенства развивает на своей территории все отрасли фабричной промышленности; которая размерами своей территории и уровнем сельскохозяйственной производительности обеспечивает фабричному населению наибольшую часть необходимых ему пищевых продуктов и сырья.
Его теория “производительных сила” нации обосновала эту политику. Лист считал глубоким заблуждение классической школы то, что она предметом своих исследований сделала лишь материальные богатства или меновые ценности и считала производительною силою лишь физический труд. Лист указывал, что Смит вообще не понимал сущности производительных сил.
Перечисляя “источники” производительных сил наций, Лист указывал на христианство, единоженство, уничтожение рабства и крепостного права, престолонаследие, изобретение, книгопечатание, прессу, почту, монетную систему, меры веса и длины, календарь и часы, полицию безопасности, введение свободного землевладения и пути сообщения. Лист вообще считал, что трудно представить себе закон или государственное учреждение, которые не оказывали бы влияния на производительные силы.
Лист отвергал утверждение Смита в его учении о производительном труде, что сфера так называемого нематериального производства является непроизводительной. Тем самым Лист отвергал прогрессивную идею Смита о том, что затраты на государства, на церковь и т.д. должны быть ограничены до минимума
Лист обвинял Смита в том, что желание представить свое учение о разделении труда в самом выгодном свете являлось для него помехой к более полному исследованию идеи “производительной силы”. По вопросу о разделении труда Лист видел ошибку Смита в том, что он указал на действие закона разделения труда применительно лишь к отдельному предприятию в промышленности или в сельском хозяйстве; что Смит не распространял действие этого закона на “всю совокупность мануфактурных и земледельческих сил и вообще на все экономическое положение страны”.
Лист “высшее разделение труда” в стране видел в разделении труда умственного и труда физического. Оба эти вида разделения труда находят в тесном взаимодействии.  “Наисовершеннейшее разделение труда” и “наилучшая комбинация производительных сил”, по мысли Листа, оказываются в материальном производстве, в земледелии и фабрично-заводской промышленности, находящихся во взаимодействии.
Лист противопоставлял разделению труда и ассоциации производительных сил между отдельными местностями одной и той же страны международное разделение труда и международную ассоциацию производительных сил. Трактовка Листом проблемы разделения труда находилась в тесной связи с его воззрениями на “национальную” политическую экономию.
В 1843 г. в Германии вышла работа под названием “Очерк политической экономии с точки зрения исторического метода”. Ее автором был Вильгельм Рошер (1817-1894). Рошер ратует за реформы, за преобразования на основе формальной законности. Рошер был сторонником незначительных, медленных, постепенных изменений в общественной жизни.
За свою долгую жизнь Рошер написал множество книг. В их числе “Начала народного хозяйства” в четырех томах. А в своих “Принципах полититической  экономии” ставит себе  задачу просто дополнить общепризнанную теорию историей экономических событий и мнений. Здесь Рошер ограничился лишь приложением к изложению классических доктрин  ученых и плодотворных экскурсий в область экономических факторов и идей прошлого.
В 1848 г. Бруно Гильдербранд (1812-1878) издал первый том своего труда “Политическая экономия настоящего и будущего”. В нем Гильдебранд остро критикует учения Смита, Мюллера и социалистов. Цель своего труда он характеризует так: обратить политическую экономию в учение о законах хозяйственного развития наций. Он возлагал большие надежды на сравнительный метод изучения экономической истории различных народов” и история была представлена не только как средство оживить и усовершенствовать существующие теории, но и как орудие полного обновления науки.
Других томов Гильдебранд так и не написал.
Зато в 1853 г. Вышла работа “Политическая экономия с точки зрения исторического метода”, написанная Карлом Книсом (1821-1898). По мысли Книса, хозяйственный строй общества в данное время, так же как и теоретические представления, суть результаты определенного процесса исторического развития. Одно и другое тесно связаны с состоянием общественного организма в данное время. Они развиваются вместе с ним и вместе проходят через ряд стадий. Ни одна форма организации общества не является абсолютной и совершенной, все они закономерно сменяют друг друга. Точно так же следует глядеть и на экономические учения. По мнению К. Книса, в экономической эволюции различных народов речь может идти разве лишь об аналогиях, а не о законах. Таким образом, Книс не признает ни идей Гильдебранда и Рошера, ни классических идей. Политическая экономия превращается у него в простую историю экономических мнений в разные эпохи в связи с совокупностью исторического развития наций.
Историческая школа обвиняла классическую школу политической экономии в “космополитизме”. Историческая школа обрушивалась на абстрактный метод, применявшийся классической школой. В самом деле, немецкие авторы, поставив во главу угла проблему метода экономического исследования, по существу выдержали научный спор с классиками и внесли в методологию политичес­кой экономии новые позитивные элементы, которые легли в ос­нову методологических особенностей зародившегося благодаря им социально-исторического направления экономической мысли. Суть же этих особенностей методологии может быть сведена к следую­щим трем положениям:
 1) учет влияния на экономическое развитие страны, социаль­ной среды, в том числе «человеческого фактора»;
2) выявление взаимосвязи и взаимообусловленности экономических и неэкономических факторов и категорий;
3) определение места и роли неклассовых критериев в иссле­довании фаз и этапов развития общества.        
Первая методологическая особенность исторической школы Гер­мании позволяет раскрыть несостоятельность одной из централь­ных методических позиций классиков, согласно которой в эконо­мической науке приоритетное значение имеют якобы главным образом экономические законы, факторы и категории и их дей­ствие объявляется универсальным и неотвратимым во все време­на и для всех народов (государств). Ведь немецкие авторы «опираются на факт многообразия и динамичности исторической жизни и отсюда отрицают возмож­ность абстрактных законов политической экономии вообще и за­конов экономического развития в частности», и их заслугой, на его взгляд, является обоснованная аргументация «в пользу отно­сительности законов хозяйственной жизни» и попытка «дать кон­кретные эмпирические законы развития хозяйства».
Представители исторической школы исходят из того, что экономические законы не следует отождествлять с природными законами (например, законы химические, физические и т.п.), которые неизменно проявляют себя благодаря стабильному харак­теру вызывающих их действие заранее известных элементов и ком­понентов. Поэтому, наперекор классикам, они указывают на не­ универсальный характер политической экономии и зависимость результативности экономических процессов не только от эконо­мических (базисных), но и от многообразных факторов неэконо­мического (надстроечного) свойства, включая «человеческий фак­тор», т.е., как принято говорить, от факторов социальной среды. Причем в числе последних чаще всего ими упоминаются:
  1. национальные особенности и традиции;
  2. своеобразие исторического развития нации, ее менталитет;
  3. историческая случайность;
  4. географические условия страны;
  5. особенности национальной культуры, психологии, религии и др.
В связи со второй методологической особенностью исторической школы необходимо вспомнить, что у классиков неэкономические факторы обусловлены влиянием экономических факторов, из чего, например, вытекает, что чем выше уровень производительных сил общества, тем более развитой будет социальная среда (сфера), в том числе уровень культуры, искусства, науки и т.д., и наоборот. Немецкие авторы этой каузальной парадигме классиков противо­поставили функциональную, и в их трудах значение в процессе эволюции хозяйственной жизни экономических и неэкономичес­ких факторов рассматривается, как правило, во взаимосвязи и взаимообусловленности.
Правда, ими нередко делается столь значительный акцент на особую роль в экономическом развитии неэкономических факто­ров, что их же позиция обернулась практическим насаждением в германском общественном мнении конца XIX — начала XX в. идей о будто бы уникальном «немецком национальном духе», об особой исторической миссии «арийской расы» и т.д
Третья методологическая особенность исторической школы отражает итог ее противостояния классической школе по поводу места и роли в экономической науке исторического мето­да. Как известно, у классиков историзм проявляет себя прежде всего через критерий выделения на различных этапах эволюции наро­дов и государств так называемых высших и низших, главных и неглавных классов общества. Немецкие же авторы, обосновывая фазы, этапы и схемы экономического развития общества на всем протяжении исторического пути нации, классовому критерию противопоставили сугубо хозяйственный.
В этой связи предшественнику исторической школы Ф.Листу принадлежит «первая по времени попытка, если не считать еще более ранних зачатков, дать схему эволюции хозяйственных ступеней народов», в соответствии с которой «человечество последовательно прохо­дит пять ступеней: а) период дикости, б) пастушеский, в) зем­ледельческий, г) земледельческо-промышленный и д) земледельческо-промышленно-торговый период». И, сравнивая данную схему еще с одной (Б.Гильдебранд), в основу ко­торой было положено различие в состоянии обмена. Он различал:
натуральное, денежное и кредитное хозяйство»
Благодаря неклассоформационному историзму, как важнейшему инструменту для научных изысканий и обновления экономичес­кой науки, немецкая историческая школа достигла несомненных позитивных результатов. Подтверждение тому — не просто сам факт издания ее авторами ряда крупных фундаментальных историко-экономических монографий, а скорее то, что результаты этих иссле­дований вызвали в дальнейшем весьма полезные дискуссии по мно­гим актуальным социально-экономическим проблемам.
Одновременно следует подчеркнуть, что новизна исторического метода немецких авторов из-за их оторванности от уже достигну­тых в ту пору научных основ экономической теории так и не позво­лила исторической школе Германии занять лидирующее место в мировой экономической науке и опровергнуть основные теорети­ко-методологические упущения классической политической эконо­мии. Последнее стало возможным лишь на рубеже XIX—XX ни., когда появились вначале маржинальные концепции субъективистов и неоклассиков, а затем социально ориентированные концепции американских институцианалистов. Также заслуга историков состоит в том, что они положили начало рождению экономической социологии, обосновав единство социальных и экономических отношений, тесную взаимосвязь между ними.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Список Используемой Литературы:
  1. Я.С. Ядгаров  «История экономических учений»  Учебник                                             М. «Инфра-М» 1999 г. 340 с.
  2. Самуэльсон П. «Экономика». Методическое пособие. М., Экономика  1996 - 198 с.
  3. Аникин А. В. Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. М., «Политиздат», 1986. - 382с.
4.      История экономических учений: Учебник для экономических специальностей вузов/Рындина М. Н., Василевский Е. Г., Голосов В. В. и др. – М., Высшая школа, 1993г. – 559 с.
5.      Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений: Перевод с  фр. – М., Экономика, 1995. – 544 с.
 
 
Содержание:
  1. Введение…………………………………………………………………………____стр.
  2. Учения социалистов – утопистов………………………………………………____стр.
2.1  А. Сен-Симон……………………………………………………………………____стр.
2.2  Ш.Фурье…………………………………………………………………………____стр.
2.3  Р. Оуэн…………………………………………………………………………...____стр.
  1. Экономические учения Д.Рикардо……………………………………………..____стр.
  2. Экономические взгляды С.Симонди…………………………………………...____стр.
  3. Теории П.Прудона………………………………………………………………____стр.
  4. Историческая школа Германии…………………………………………………____стр.
 
Министерство образования Российской Федерации
Южно – Уральский Государственный Университет
Заочный  Инженерно-Экономический  Факультет
 
 
 

Кафедра «Экономической Теории и Мировой Экономики»

 
 
 
 
 
 
Контрольная Работа
 
 
По Истории экономических учений.
 
      На тему: Реформирование Либеральной Экономики в концепциях                                                                       
                        противников «классической школы»
 
 
 
 
 
 
 
 
                                                        Выполнил: Севрюгина О.В.
                                                                                   Группа БУиА 301                                                                                     ЗИЭФ              

1. Реферат на тему Gun Control Essay Research Paper It is
2. Реферат на тему Babe Ruth Essay Research Paper 18951948The crowd
3. Доклад Потомство от синодонтисов
4. Реферат на тему Alzheimers Essay Research Paper The Ebola Virus
5. Реферат Ассортимент полевых культур
6. Реферат Санитарно гигиеническая оценка кафе австрийской кухни Вена
7. Реферат Организация каналов рапределения производственного предприятия на примере ОАО Приморский кондит
8. Реферат Організація утримання і трудового використання іноземних військовополонених та інтернованих на
9. Реферат на тему Clear Thoughts Essay Research Paper Clear thoughts
10. Сочинение на тему Критическое изображение светского общества в романе Война и мир