Книга

Книга на тему Бхагавад Гита Царственная наука Бого Реализации том 1

Работа добавлена на сайт bukvasha.ru: 2013-09-11
Бог говорит с Арджуной
Бхагавад Гита
Царственная наука Бого-Реализации
Бессмертный диалог между душой и Духом
Новый перевод и комментарий
Парамаханса Йогананда
Перевод с английского
Александр Л. Кудлай
* * *

От переводчика
Книги Парамахансы Йогананды Бхагавад Гита
            Текст Бхагавад Гиты, представляющий собою часть огромной эпической поэмы мудреца древней Индии Вьясы, Махабхараты, широко известен, как русскому, так и мировому читателю. Публиковались также и некоторые комментарии на текст, представляющие различного рода интересы и способности их авторов. Чем же особенно интересен именно комментарий Йогананды (1893-1952), да и сама личность этого индийского святого-йога ХХ века?
            Говорится: “Не следует отделять мудрость от мудреца”, и нужны превосходные личные качества автора, пытающегося вскрыть истинное содержание некоего учения, для реального успеха его на избранном поприще. Йогананда, по мнению многих, именно и был такой выдающейся личностью, с детства посвятившей свою жизнь йоге, человеком, с юности принявшим монашество, достигшим, с точки зрения его учителя, монаха Свами Шри Юктешвара, высочайшего уровня экспертизы в йоге. Многие русские читатели уже с1970-х помнят, описанные в Автобиографии Йога, удивительные истории, случившиеся с Йоганандой на протяжении его очень содержательной жизни. Переведенная тогда на русский язык Автобиография была полна описаний встреч с удивительными специалистами в йоге, возвышенно-духовными людьми и интеллектуалами, Индии, США и Европы, индийскими и христьянскими святыми-чудотворцами. Книга содержала и философские объяснения, и научные иллюстрации теоретических концепций, но объем ее был невелик и характеры людей и мест, представленных автором, а также сами события оставляли не cлишком много место для философии и детального объяснения учения Йогананды, благодаря которому, ему удалось достигнуть столь исключительного успеха на духовном поприще и самому быть чудотворцем, по свидетельству его учеников и друзей, вроде Нормана Полсона*.
            Чему и как сейчас учат его последователи из Товарищества Самопознания в США или Йогода Сатсанга  в Индии, русский читатель имеет представление из публикации Уроков Товарищества Самопознания, переведенных на русский язык.
Но уникальной книгой, детально показывающей его понимание философии, литературы и духовной практики Индии, является именно его Бхагавадгита, двухтомный комментарий (1200 стр.) на известный текст. Ничто из написанного Йоганандой не дает столько информации для любопытствующего интеллектуала, которому нужно именно понять, чтобы быть в состоянии практиковать учение.
Книга эта также сопряжена автором, на всем ее протяжении, с эзотерическим Христьянством, и показывает онтологическое единство двух духовных учений, Кришны и Христа. Этим Йогананда продолжает традицию своего учителя Шри Юктешвара (1855-1936)**.
______________________________________________________________________
* Norman Paulsen, Sacred Science, Solar Logos Foundation, USA, 2000.
** Swami Sri Yuktesvar, The Holy Science, Self-Realization Felloship, USA, 1990.
            Любители художественной литературы, также найдут в этой книге пищу для своего интереса. Они увидят эзотерическое значение образов и событий, описанных великим поэтом Вьясой, и смогут оценить могущество его творческого гения.
            Переведенны также и замечания издателя английского текста в подстрочных примечаниях. Множество ссылок на научные и философские статьи хорошо вписывают содержание работы атора в современные научно-философские теории видных физиков, медиков и психологов об уме и вселенной.
            Взявшись переводить впервые с английского на русский эту книгу Йогананды, я имел ввиду ее огромную ценность для тех, кто берется практиковать йогу, более чем систему физического совершенствования человека.  За 38 лет практики йоги и изучения восточной философии мне приходилось читать многие сотни различных книг на эту тему, на русском и английском языках. Книга Йогананды, по-моему, входит в число наиболее теоретически и практически полезных для практикующего йога. И я с удовлетворением предлагаю русскому читателю ее первый перевод на русский язык.
                                                                        Александр Кудлай (Bachelor of Arts).

Содержание
Том  I
Введение...................................................................................................
I :  Отчаяние Арджуны………………………………………………….
          Значимость главы 1, 3 . “Что они делали?” – Обзор внутреннего          психологического и духовного поля боя, 4 . Противостоящие армии         Духовных и материальных сил . Боевые раковины: Внутренняя вибраторная   борьба в медитации . Поклоняющийся осматривает врагов, подлежащих       уничтожению. Отказ Арджуны стражаться.
 
II:  Санкхья и Йога: космическая мудрость и метод ее достижения…
          Призыв Господа к поклоняющемуся и мольба последнего о руководстве .      Вечная трансцендентальная природа души. Праведная борьба является            религиозной обязанностью человека. Йога: лекарство от сомнения, сбитости     с толку и интеллектуальной неудовлетворенности. Йоговское искусство       правильного действия, ведущего к бесконечной мудрости. Качества   познавших себя.
III: Карма Йога: Путь духовной деятельности………………………...
            Почему деятельность является необходимой частью пути к освобождению?
            Природа правильного действия: исполнение всех работ, как    жертвоприношений (Яджна). Праведный долг, исполняемый без            привязанности, Богоугоден. Как неэгоистическая деятельность освобождает йога от двойственности природы и кармического рабства. Правильное          отношение к своему духовному руководителю и садхана. Завоевание           двухсторонней страсти, желания и гнева.
IV: Высочайшая наука Богопознания…………………………………..
          Историческое основание и эзотерическая сущность Йоги. Воплощения          Божества. Пути освобождения от кругов перерождения. Виды активности        Господа внутри Его творения. Освобождение от кармы: природа    праведности, неправедности и бездеятельности. Яджна, духовный ритуал    огня, сжигающего всю карму. Всеочищающая мудрость, дарованная            истинным гуру.
V:  Освобождение посредством внутреннего отречения………………
            Что лучше – служение в миру или поиск мудрости в уединении? Гитовский             способ освобождения: медитация на Боге плюс деятельность без желаний.     Я, как трансцендентный Зритель: облаченный в блаженство, незатронутый             миром. Добро и зло, и их отношение к душе. Знающий Дух пребывает в   Высшем Существе. Трансцендирование чувственного мира, достижение       неуничтожимого Блаженства.
Введение
           
            Бхагавад Гита является наиболее любимым писанием Индии, писанием писаний. Это Индийское Священное Писание, или Библия, единственная книга, на которую все учителя полагаются, как на высший источник духовного авторитета. Бхагавад Гита означает “Песня Духа”, божественное общение между человеком и его Творцом, наставления Духа для души, которые должны непрерывно воспеваться.
            Пантеистическая доктрина Бхагавад Гиты состоит в том , что Бог есть все. Ее стихи празднуют открытие Абсолюта, Духа за пределами творения, как являющегося также скрытой сущностью всего проявленного. Природа, с ее бесконечным разнообразием и неумолимыми законами, есть продукт развития Единой Реальности через космическую иллюзию: майю, “Магического Измерителя”, который заставляет Одно казаться многими, охватывая их собственные индивилдуальности – формы и сознания, существующие в кажущейся отделенности от их Творца. Также как сновидец дробит свое собственное сознание на многие персонажи сна мира сновидений, Бог, Космический Сновидец, разделил Свое сознание на все космические манифестации, с душами, наделенными индивидуальностью из Его собственного Единственного Существа, одаренными самосознанием, чтобы видеть сны их персональных существований внутри, Природой-предопределенной, драмы Универсального Сна.
            Основной темой всей Гиты является то, что человек должен быть привержен саньясе, оставившим эгоизм, сформировавшийся через авидья, невежество, в границах физического самосознания человека.                                       *
Отречением от всех желаний, берущим начало  от                      Основная тема
эго и его окружений, которые являются причиной                     Бхагавад Гиты
разделенности между эго и Духом; и посредством                                  *
воссоединения с Космическим Сновидцем через экстатическую йоговскую медитацию, самадхи, человек отделяет себя от, и, в конце концов, растворяет принудительные силы Природы, которые увековечивают иллюзорное разделение Я и Духа. В самадхи иллюзия космического сна прекращается, и экстатический сновидец пробуждается в единстве с чистым космическим сознанием Высшего Существа – вечно-пребывающего, вечно-сознающего, вечно-нового Блаженства.
            Эта Богореализация не может быть достигнута посредством простого чтения книги, но только посредством каждодневного размышления (медитации) о выше приведенной правде, того что жизнь есть разнообразное развлечение кинокартинами снов, наполненными опасностями двойственности – злодейскими и героическими приключениями; и, посредством глубокой йоговской медитации, объединения человеческого сознания с Божественным космическим сознанием. Так Гита призывает стремящегося к правильной активности – физической, ментальной и духовной – в направлении этой цели. Мы пришли от Бога, и наша окончательная судьба состоит в том, чтобы вернуться к Нему. Высшее и конечное средство есть йога, вневременная наука Божественного-соединения.
            Так, понимаемая, как духовный проводник, Гита провозглашена квинт-эсенцией объемистых четырех Вед, 108 Упанишад и шести систем философии Индуизма. Только посредством интуитивного изучения и понимания этих томов, или же посредством контакта Космического Сознания, человек может полностью понять (осознать) Бхагавад Гиту. Действительно, подспудные сущностные истины всех великих мировых священных писаний могут найти общее примирение в безграничной мудрости Гитовских сжатых 700 стихов.
            Полное знание космоса упаковано в Гите. Превосходно глубокий, хотя и выраженный языком откровений утешающей красоты и простоты, Гита была понимаема и применяема на всех уровнях человеческих устремлений и духовного поиска – охватывая широкий спектр человеческих существ с их несоизмеримыми природами и нуждами. Где бы не оказался человек на пути назад к Богу, Гита прольет свой свет на тот отрезок его пути.
------------------*--------------- ИСКУССТВО РАСКРЫВАЕТ УМ народа  -  грубый ИСТОРИЧЕСКИЙ                       рисунок намекает на неразвитый ум – но литература
ИСТОЧНИК ГИТЫ              цивилизации является намного лучшим                                                                           определителем культуры. Литература является определителем ума народа. Индия сохранила в своей литературе ее высоко развитую цивилизацию, уходящую далеко в великолепный золотой век. От недатированной древности, в которой впервые возникли Веды, через последующее великое развертывание возвышенной поэзии и прозы, Индийцы оставили свою цивилизацию не в каменных монолитах или крошащихся строениях, но в архитектуре орнаментального письма высеченного в благозвучном языке Санскрита. Само сочинение Бхагавадгиты – его риторическая аллитерация (повторения того же звука), высокое качество, стиль и гармония – показывает, что Индия давным давно прошла через стадии материального и интеллектуального развития и достигла высокого пика духовности*.
*Индийские писания свидетельствуют, что цивилизация Индии берет начало намного раньше, чем признают современные западные историки. Свами Шри Юктешвар, в Святой Науке (Лосанжелес: Товарищество Самореализации), высчитывает, что Золотой Век, в котором духовное и материальное развитие Индии достигло своей вершины, закончился около 6700 до н.э., процветая много тысяч лет до этого. Духовная литература Индии описывает многие поколения царей и святых, которые жили перед событиями, составляющими основной предмет Махабхараты. В самой Гите , Кришна излогает длинную родословную Духовной культуры Индии, от Золотого Века до его
                Возраст и авторство Гиты, как и многих Индийских античных писаний и документов, остается предметом, вызывающим интеллектуальные и научные исследования и споры. Ее стихи находятся в шестой из восемнадцати книг, составляющих Махабхарату, великую эпическую поэму Индии, в Бхишма Парва, секции 23-40. В 100000 куплетах, этот седой эпос – возможно самая длинная поэма в мировой литературе – воссоздает историю потомков Царя Бхараты, Пандавов и Кауравов, двоюродных братьев, чей спор за царство был причиной гражданской войны Курукшетры. Бхагавад Гита, священный диалог о йоге между Бхагаваном Кришной – который одновременно был земным царем и божественным воплощением – и его основным учеником, принцем Пандавов Арджуной, по документам, происходит накануне этой ужасной войны.
            Авторство Махабхараты, включая частью и Гиту, традиционно приписывается просветленному мудрецу Вьясе, время жизни которого неизвестно определенно*.  Сказано, что Ведические риши(пророки-певцы), обнаруживали свое бессмертие, являясь людям разных эпох, чтобы сыграть определенную роль в духовном возвышении человека. Так, они являлись снова и снова в разные времена, напротяжении очень продолжительного переиода времени, охватываемого откровением священных писаний Индии - феномен поразительный для всякого ученого, полагающегося скорее на факты чем на веру в непросветленном веке, в котором человек научился едва-ли использовать 10 % объема своего мозга, что, к тому же, весьма сомнительно в большинстве случаев. Сохраняют ли эти бессмертные свои физические формы, как Махаватар Бабаджи (как описано в Автобиографии Йога), или остаются погруженными в Дух, они появляются время от времени в каком-нибудь ощутимом для человека выражении.
            До тех пор, пока божественные существа находятся в состоянии единства с Духом, как был мудрец Вьяса, они не могут не могут выразить в письменной форме свои неописуемые духовные восприятия.  Такие познавшие себя души должны снизойти от состояния Духовного-единения, которое неразбавленно дуализмом, к состоянию человеческого сознания, руководствующегося  законом относительности, чтобы принести правду человечеству. Когда маленькая душа сподобилась слиться с безбрежным океаном блаженного Духа, она прилагает усилие не потерять своей самости, если хочет вернуться назад и описать свой опыт Бесконечного, с целью просветления мира.
           
собственного времени, как знание йоги постепенно было утеряно. “Большинство Антропологов, веря, что 10000 лет назад человечество жило в варварском Каменном Веке, аналогично отбрасывают, как “мифы”, широко распостраненные традиции очень древних цивиолизаций в Лимурии. Атлантиде, Индии, Китае, Японии, Египте, Мексике и многих других землях”, читаем в Автобиографии Йога.  Последние научные исследования, тем не менее, начинают подтверждать правоту древних хронологий (замечание издателя).
* Об авторе Гиты знаменитый немецкий философ  А. В. Шлегель писал в предисловии к своему латинскому переводу Гиты: О ты, священный певец, ты вдохновленный истолкователь божества! Каково бы ни было твое имя среди смертных, я склоняюсь перед тобой! Слава тебе, автор той могучей поэмы, оракулы которой преподнимают душу в радости невыразимой в направлении всего возвышенного, вечного и божественного! Преисполненный почтения, я приветствую тебя выше всех певцов, и я поклоняюсь, следуя неустанно по стопам твоим.”
    
            Традиция приписыват Вьясе много литературных работ, в основном как организатору (собирателю) четырех Вед, из-за чего его называют Ведавьяса; собирателю Пуран, священных книг иллюстрирующих Ведическое знание историческими и легендарными повествованиями о древних Индийских аватарах, святых и мудрецах, царях и героях; и авторство эпоса Махабхараты, который, как утверждается, был завершен без остановки в два с половиной года, на склоне его лет, проведенных в уединении в Гималаях. Он не только был автором Махабхараты и ее священной беседы Гиты, но показал себя, важным участником событий и дел Пандавов и Кауравов. Действительно, он является (буквально) создателем этих основных характеров, будучи (биологическим) отцом, Панду и Дхритараштра.
суждения – все качества разума или интеллекта. Эмо-       Гармонизирование муж-
циональный элемент в каждом существе, состоящий         ской и женской природы
из тенденций любви, симпатии, доброты , милосердия                          *
 – все качества чувства – составляют женскую природу. До того, пока эти две фазы правильно не объединины и не гармонизированны, духовное воспроизводство, чье потомство есть постоянный мир, невозможно. Духовное воспроизводство требует надлежащего “совокупления” – внутри человека – более суровых мужских качеств с более мягкими женскими; это результирует и проявляется в рождении и выражении истинного знания и полной самоудовлетворенности. В том, кто достиг Само-реализации, этот совершенный союз осуществлен. В обыкновенном человеке, дисбаланс делает его неудовлетворенным и беспокойным. Притяжение между мужчиной и женщиной, когда основано на истинной любви, а не чувственой одержимости, является усилием души восстановить ее нормальную гармонию. Это дает рождение затасканному аргументу, утверждающему необходимость искать и находить “свою половинку”. Но слишком часто притяжение из ложных побуждений имеет своим результатом “соседей по камере!” [Игра слов: “soul mate” (друг по душе) – “cell mate” (сосед по камере), прим. переводчика]
            Кармические образцы (привычки), созданные человеческими прошлыми действиями – ментальными и физическими – определяют рождение души той личности в мужском или женском теле. Бесполая душа испытала обе формы на протяжении своих многих воплощений – один из хороших поводов уважать равенство и добродетели обоих этих выражений Бога. Брак между мужчиной и женщиной заключается с целью помощи каждым партнером возвышению другого, в поддержании божественной дружбы, любви и верности, которые подвинут обе души ближе к их истинной природе в разделяемом ими воплощении. И далее, это предоставляет средство и правильное окружение для приглашения других душ, стремящихся к перерожению на земле, войти в круг их расширяющейся любви.
            Стремится ли человек к душевной гармонии через достойный брак или целибат, кульминация в конце концов будет достигнута единением с Богом: т.е. воссоединением мужчины или женщины – которые оба являются продуктами Природы, негативного или женского аспекта – с Позитивной Силой, единственным истинным Возлюбленным всех страдающих от любви душ, Духом.
Много психологических стычек случается пока Царь Душа не станет верховным владыкой, или Царь Эго не захватит полного контроля над телесным царством.
            Неважно как много раз в человеческой жизни или многих жизнях кажется, что Царь Эго полностью доминирует над телесным царством, он не может править вечно. Но если Царь Душа однажды получает твердый контроль над человеческим                                *                         царством, он правит навсегда. Это благодаря той Эго не может править вечно     благословенной правде, грех и невежество                                          *                              являются всего лишь временными вуалями души; мудрость и блаженство суть ее истинная природа. Хотя человек и может быть грешником временами, для него невозможно быть грешником навсегда или испытывать страдание нескончаемой гибели. Сделанный по образу Бога, человек может казаться потерявшим тот образ, посредством неправильного использования  свободного выбора, но сажа невежества не может уничтожить бессмертный штамп Бога в человеке.
            Так как божественный образ в человеке не может быть никогда полностью спрятан, даже в темнейшем царстве есть некоторые освещающие лучи добродетели. Интроспекцией на надежных критериях, подсказанных сравнением двух аналогичных обсуждаемых иллюстраций, поклоняющийся должен ежедневно анализировать свою ментальную и физическую активность, чтобы определить, какая часть его жизни управляется невежеством эго (иллюзией) и телесным сознанием, и как много мудрости и божественной природы души он способен выразить.
Настроено ли действие в соответствии с различающей       -------------*------------
душой или с обманутым эго, зависит от решения которое         Привычка против
человек принимает сознательно или бессознательно, когда      Разумного свобод-
то действие начато.                                                                          ного выбора
            Действия каждого человека предопределены в нес-      
кольких смыслах. Человек может быть направлен свободным выбором, или влиянием врожденных кармических тенденций (привычек или следствий действий, приносимых из прошлых жизней), или влиянием привычек, приобретенных после рождения, или вибраций окружения.
            Великие парадоксы и аномалии жизни, обозреваемые, как глубокие контрасты между богатыми нездоровыми личностями, например, и бедными здоровыми личностями; некоторыми, живущими долгую жизнь, другими умирающими в раннем возрасте; некоторыми, преуспевающими во всем, другими, постоянно неудачливыми; личностями, естественно миролюбивыми, и другими, хроническими холериками – все являются результатами их действий до и после рождения. Злой человек, артист, бизнесмэн, догматист, интеллектуал, говорливый бездельник, человек Само-реализации - все они построили себя сами. Тем не менее, очень немного человеческих существ используют свою исключительную, Богом данную, способность свободного выбора в построении самих себя теми, кем им самим хотелось бы быть. Большинство позволяет своим характерам изменяться пассивно и обманчиво разнообразными, непрямыми способами, в соответствии с образцами преходящих настроений, формируемых особыми окружениями, или в соответствии с полезными или вредными влияниями врожденных или приобретенных привычек.
            Врожденные привычки устанавливаются в окопах подсознательного ума и пытаются влиять на способность различения сознательного ума. Я верю, что любой человек может стать идеальной личностью, если его врожденным привычкам, под личиной наследственности, не позволяется влиять на его божественную способность свободного выбора.
            Каждая личность должна быть в состоянии действовать свободно, направляемая только высочайшей мудростью, недосягаемой ни для какой нежелательной врожденной привычки. Влияние врожденных хороших привычек невредно, конечно, но лучше делать добрые дела по вдохновению настоящего свободного выбора души.
            Аналогично, человеку не следует позволять своему верному оценочному суждению порабощаться дурными привычками, приобретенными в этой жизни. Многие не знают последствий действий, совешаемых под влиянием дурных привычек, до тех пор пока они не испытывают невыносимую телесную боль или не переживают страдания разбитого сердца. Это боль и страдание принуждают человека – все таки слишком поздно – всмотреться в причину его настоящего состояния.
            Очень редко он сознает, что его здоровье, успех и мудрость зависят в значительной степени от дилемы борьбы его хороших и дурных привычек. Тот, кто намерен установить внутри себя  власть души, должен противостоять окупации телесного царства дурными привычками. Все такие мерзости должны быть запрещены тренировкой противоположных хороших привычек в искусстве победной психологической войны.
            Солдаты плохих привычек, болезнь и неготивность, оживляются всяким исполнением человеком плохого дела; тогда как солдаты хороших привычек, к счастью, стимулируются любым испонением хорошего действия. Поэтому плохие привычки недолжно подкармливать плохими действиями. Их нужно уморить голодом, применяя само-контроль; а хорошие привычки укрепить развивающей пищей хороших дел.
           
Никакое внутреннее или внешнее действие невозможно без энергизирующей силы воли. Сила воли есть то, что изменяет мысль в энергию.* Человек наделен свободной волей, и не должен отрекаться от своей свободы выбора и действия. Чтобы обеспечить правильное действие, вызовом стремящемуся к Само-реализации является преодоление врожденных и приобретенных дурных привычек хорошими привычками, а также увеличение доли действий, которые вызваны только направляемым мудростью свободным выбором, освобожденным от всех кармических привычек и влияний окружения.
К чувствам и привычкам сложным образом    ------------------*-----------------------
присоединено желание. Святые называют этого    Преобразовывание желаний
противника “величайшим врагом человека”,
потому что это желание привязывает душу к нескончаемым повторениям перерождений в сфере иллюзии.
            Итак, еще одно важное сражение, которое человек должен выиграть, состоит в возвышении над всеми личными желаниями – денег ли, умственных способностей, физического ли здоровья, вещей, имени, или славы – что бы ни привязывало душу к материи, делая сознание забывчивым по отношению к Богу.
            Отсутствие желаний не означает существование без амбиций. Это означает работу для высочайших и благороднейших целей без привязанности. Желание уничтожить бедность и болезни, например, похвально, и должно поощряться. Но после завоевания богатства и здоровья человек все-же должен возвысится над всеми материальными условиями телесной жизни, чтобы в конце концов достичь Духа.
_______________________________________________________________________
             *Среди современных ученых, лауреат Нобелевской премии сэр Джон Эклес подтвердил отношение воли к действию в человеческих существах. Статья 1983 года в Далас Таймс-Хералд сообщала: “Сэр Джон Эклес знает из своих исследований, что когда вы двигаете палец, это кажущееся простым действие является кульминацией миллионов несказанно сложных химических и электрических взаимодействий, происходящих в тысячные доли секунды в аккуратно организованной последовательности в вашем мозгу. Это то, что обеспечило ему Нобелевскую премию в 1963 г. : его новаторское исследование химических способов, которыми нервные клетки передают инструкции от одной к другой.
      Недавние исследования показали, что весь процесс движения того пальца, что Эклес назвал “стеляющим механизмом”, начинается в районе наверху мозга, называемом дополнительной моторной областью, сказал он. “Но это, все же не отвечает на изначальный вопрос: Что приводит в действие стреляющий механизм?”
                Дальнейшие исследования предложили ключ. Если субъект эксперимента в действительности совсем не двигал своим пальцем, но лишь думал о его движении, детекторы отмечали, что его дополнительная моторная область производила стрельбу, хотя моторная кора мозга, которая контролирует движение самих мускулов, не стреляла.... Итак, Эклес триумфально заявил, “дополнительная моторная область стреляет по волевому выбору. Ум работает над мозгом. Мысль действительно является причиной стрельбы”.
                “Психология движения доказывает Эклесу, что мы имеем свободу воли, что нечто вне лишь механического процесса вовлечено в наши действия. «Вы имеете ментальную способность решать действовать», - сказал он. “Если вы можете сделать это на элементарном уровне - двигая пальцем – из этого следует что вы можете это сделать и на более сложных уровнях человеческой деятельности и взаимодействия.”” (Заметка издателя)
            Характерная черта современности состоит в том, чтобы использовать религию и Бога, как всего лишь “наживку” для здоровья, благосостояния и материального счастья. Человек должен бы стремиться к Богу во-первых, во-вторых и все время, не из-за Его даров, но как к своей конечной Цели. Тогда в изобилии любви Бога он найдет и все другое, чего он желает. “Ищите прежде Царствия Божьего и Его праведности; и все те вещи приложатся”.* В единстве с Богом, человек находит удовлетворение каждого сердечного желания.
            Как пробужденный “сын Бога”, человек может по праву требовать от своего любящего Отца здоровье, процветание, или что угодно еще полезное. До открытия Бога, люди обычно хотят игрушек материальных вещей; тогда как после нахождения Его, даже сильнейшие материальные желания становятся бесвкусными – не от безразличия, но от сравнения со все-удовлетворяющей, все желания утоляющей, Божьей Благодатью. Многие люди безуспешно стремятся к материальной цели всю жизнь, не в состоянии понять, что, если б они посвятили одну десятую усилий, предпринятых для поиска мирских вещей для того, чтобы найти Бога сначала, они бы тогда удовлетворили не только одно, но и все желания их сердца.
            Искание Бога всем сердцем не подразумевает и не извиняет небрежность в разнообразных физических и мирских сражениях жизни. Как шкатулка даже самых сверкающих драгоценных камней не может быть видима в темноте, также и присутствие Бога не может чувствоваться во тьме духовного невежества, ментальной дисгармонии, или пересиливающей болезни. Поэтому духовный аспирант учится побеждать во всех сражениях, чтобы освободить царство жизни от всякой причины тьмы, для того чтобы Божье совершенное присутствие было видимо.
---------------*-----------------       Поэтому, первое сражение, к вашему сведению, Поддержание Здоровья       есть долг человека поддерживать защитные силы
в телесном царстве          здоровья в телесном царстве. Материальный успех,                                                        умственная плодовитость, практика медитации для достижения Само-реализации – все становятся легче, если тело не является обузой из-за бессилия или болезни.
            Для того чтобы обладать здоровьем, человек должен бы жить так гигиенически, чтобы сделать тело неподверженным болезни. Идеальная диета должна состоять в основноми из фруктов, овощей, зерен, молока и молочных продуктов. Он должен упражняться и иметь много свежего воздуха и солнечного света; практиковать самоконтроль над чувствами; и применять искусство расслабления тела и ума. Чрезмерное потворство чувственности (особенно сексу), переедание, неправильное питание, недостаток упражнений, свежего воздуха, солнечного света, чистоплотности; привычка беспокоиться, нервозность и стресс, неконтролируемые эмоции –все это помогает разрушить телесный иммунитет к болезни.
            Замедленная циркуляция часто в своей высшей точке приводитт к ядовитым отложениям в системе. Посредством упражнений и свежего воздуха, ткани, клетки и красные и белые тельца насыщаются свежим, наделенным праной, кислородом. Система Энергизирующих упражнений, которую я открыл в 1916 году, является в высшей степени полезным, простым и не пререгружающим методом для перезарядки тела сознательно жизнедающей праной. Эта стимуляция и электрификация тканей, клеток и крови помогает иммунизировать их против болезни.
            Когда жизнеспособность низка – т.е., когда жизненная сила в теле в недостатке или не функционирует правильно – тело становится подверженным всем сортам болезней и расстройств. Жизненная сила будет плодотворна, когда восстанавливается и взлелеивается правильными привычками, как упомянуто выше, а также при необходимой поддержке хорошего характера, положительных мыслей, правильного образа жизни и верной медитации.
---------------*--------------   Человек пока не является мастером, если он еще Повышение уровня     вовлечен в обычные жизненные битвы – чувственных
сознания                     искушений, желаний, привычек; отождествления с                                                       физиологией и ограничениями тела; беспокойство ментальных сомнений и комплексов; и душевное невежество. Его восприятия ограничены и включают сознание телесной тяжести и других физиологических условий; внутренних ощущений, возникающих от активностей внутренних органов и от дыхания внутри тела; ощущений прикосновения, запаха, вкуса, слуха и зрения; голода, жажды, боли, привязанности, сонливости, утомления, бессонницы; и его умственных способностей рассуждения, чувства и воления. Сознание этого ординарного человека подвержено страхам смерти, бедности, болезни и неисчислимых иных зол. Он скован привязанностями к имени, общественному положению, семье, народу, и собственности.
            Духовно, обычный человек не может чувствовать своего присутствия за пределами этого тела, иначе как в его воображении. В бессознательности он спит, видит сны и может двигаться в нереальном мире фантастических выдумок. В полете фантазии он может двигаться через звезды и обширные пространства, но только в уме; такие мысли не принадлежат сфере внешней реальности.
            Коротко говоря, среднее человеческое существо сознательно только относительно своего тела и ума и их внешних контактов. Оно остается загипнотизированным иллюзиями мира (выраженными многими способами в древней и современной литературе), которые подтверждают его подспудное предположение, что он является конечным и ограниченным существом.
            Низойдя от вездесущего Духа к маленькому телу и став отождествленной с физическими несовершенствами, душа кажется потерявшей свой вездесущий, совершенный статус; она должна бороться, чтобы преодолеть все ограничения физического мира. Душа должна растворить все чувство тождественности с двойственностью – обоими, хорошими и плохими, условиями, которые ограничивают тело и всю материальную жизнь. Например, болезнь есть состояние путешествия корабля жизни по штормистым морям. Здоровье – состояние скольжения по слегка взволнованному Морю Бытия. Мудрость есть состояние реализации человеком присущей ему независимости души от всей материи; нет больше привязанности к плотскому кораблю, бросаемому майей, поверхностному существованию; освобожденное сознание человека смело ныряет в Море Духа.
            Пока человек сосредотачивается полностью на переменчивых волнах противоположностей этого мира относительности, он будет забывать переотождествить себя с лежащим подспудно неизменным морем все-предохраняющего Духа. Только в душевной реализации избавляется он от поверхностной текучести и обретает неизменное состояние: то, в котором здоровье и болезнь, удовольствие и страдание, жизнь и смерть, и все пары противоположностей предстают всего лишь, как волны перемен, поднимаясь и падая на грудь океана Неизменности.
            Отождествление сознания с волнами перемены известно, как беспокойство ;
отождествление с Неизменностью – покой. Завоевание душевного покоя, наперекор беспокойству эго, продвигается в четырех стадиях: 1) Всегда беспокоен, никогда не в покое. 2) Часть времени в беспокойстве, часть в покое. 3) Большую часть в покое, иногда в беспокойстве. 4) Всегда в покое, никогда не в беспокойстве. Эти состояния осмысливаются следующим образом:
  • Под властью Эго, характерное сотояние телесного царства есть беспокойство. С беспокойством наступает затмение разума (буддхи). Чувственный ум (манас), под полным контролем эго и желания, не предпринимает никакого усилия сражаться со злом и вернуть благородного Генерала Спокойствие, как защитника крепости жизни. Ум, поэтому, страдает от непрестанного беспокойства, непродуктивности и невежества (см. схему 2 на стр.  )
  • Во второй стадии психологического сражения, Царь Душа иногда побеждает временно в враждебном царстве беспокойства и невежества. Эта стадия достигается, когда Спокойствие предпринимает длительные напряженные попытки бомбордировать укрепления беспокойства.
  • В третьей стадии психологического сражения Генерал Спокойствие и его солдаты, возобновляющимися атаками с большими орудиями глубокой и все более возвышенной медитации, в состоянии продвинуться значительно глубже на територию, окупированную беспокойством.
  • В четвертой стадии психологического сражения, Царь Эго и все его солдаты полностью разгромлены; мирное царство Царя Душа навсегда установлено, как Империя Жизни. Это сотояние проиллюстрированно на схеме 1 (стр.  )
     
      В теле и уме под властью царя Душа и его различительных способностей, все бандиты заслуженно обезглавлены. Враги – эго, страх, гнев, жадность, привязанность, гордость, желания, привычки, соблазны – более не прячутся в тайных подсознательных убежищах, чтобы интриговать против законного царя. Мирное царство являет лишь изобилие, гармонию и мудрость. Никакая болезнь, неспособность, или сознание смерти не обитают в телесном царстве под властью царя Душа.
Практичный метафизик, по ходу его попыток -----------------*--------------------
Освободить душу от материальных пут, учится         Метод достижения
точным методам побеждать.                                                      Победы
     Неуклонно правильными мыслями и действиями
В гармонии с божественным законом, душа человека возвышается медленно в курсе естественной эволюции. Йог все-же выбирает более быстрый метод ускоренной эволюции: научную медитацию, благодаря которой поток сознания поворачивается от материи к Духу через те же цереброспинальные центры жизни и божественного сознания, по которым направлялось нисхождение души в тело. Даже новичок-медитирующий быстро находит, что он способен черпать духовную силу и сознание внутреннего мира души и Духа, чтобы просветить свое телесное царство и деятельность – физическую, умственную и духовную. Чем большим специалистом он становиться, тем больше божественное влияние.
      В процессе того, как сознание йога продвигается всегда вверх от сознания тела к космическому сознанию, он испытывает следующее:
1.      Практикой данной гуру медитации стремящийся йог укрепляется в своей решимости найти Бога, через Само-реализацию.* Он больше не желает оставаться отождествленным с мирским, являсь субъектом для ограничений тела и иллюзий природных противоположностей жизни-смерти, радости-горя, здоровья-болезни. С помощью вновь пробужденного разума, йог способен освободить свое сознание от эгоистической привязанности к своей земной собтвенности и к своему маленькому кружку друзей. Его побудительный   --------------*--------------
      мотив не является тем ограниченным и негатив-   Стадии прогресса по
      ным отрицанием, но естественным расширением        направлению к
      ко все-включительности. Он отсекает ограничи-       сверхсознанию
      вающие ментальные привязанности, чтобы они не
стояли на пути его восприятия Вездесущего. После достижения им своей Цели, любовь совершенного йога включает не только его семью и друзей, но все человечество. Обычный человек является неудачником, привязываясь к немногим личностям и вещам, которые он должен оставить во время смерти. Мудрый йог, поэтому, сперва востребывает свое врожденное право; затем он видит, что все нужные опыты и собственность сами приходят к нему.
2. Хотя такой йог находит свое сознание свободным от всех внешних привязанностей, оно все еще цепко прикрепляется к телу, когда он пытается медитировать на Боге. Опыты мира и интуитивные вспышки предвкушения блаженства побуждают его упорствовать против сопротивления беспокойства и сомнений относитеьно того, стоит ли ему продолжать усилия.
*Гуру: духовный учитель. Гуру Гита (стих 17) удачно описывает гуру, как “рассеивающего тьму”
( от гу, “тьма”, и  ру, “разгоняющий, рассеивающий”). Хотя сегодня слово гуру обычно относится просто к учителю или инструктору, настоящий гуру это Бого-просветленный. В своем достижении самоконтроля, он реализовал тождество с вездесущим Духом. Только такой квалифицирован вести стремящегося, по его духовному пути по направлению к просветлению и освобождению.
                “Составить компанию гуру”,- писал Свами Шри Юктешвар в Святой Науке, - “значит не только физически быть рядом (иногда это невозможно), но в основном значит держать его в своем сердце и быть единым с ним в принципе, со-настроившись.  
3. Глубокой концентрацией на йоговских методах, йог затем пытается отключить внутренние и внешние телесные чувства, чтобы его мысли могли сосредоточится исключительно на Боге.
4. Правильной техникой контроля жизненной силы (пранаяма) йог учится утихомиривать свое дыхание и сердце; он оттягивает свое внимание и жизненную энергию в центры позвоночника.
5. Когда йог может утихомирить свое сердце и волю, он входит с сверх-сознание.
           
            Эго переживает радость и расслабление, когда оно чувствует в спокойном сне подсознательный ум. В состоянии сна сердце все-же работает, качая кровь через кровеносные сосуды, пока чувства спят. Когда в медитации, йог сознательно оттягивает свое внимание и энергию из сердца, мускулов и чувств, те остаются как бы спящими, тогда как он уже перешел за пределы подсознательного состояния сна в сверх-сознание. Такой сознательный сенсорно-моторный сон дарует йогу радость, в миллион раз большую чем обычный сон без сновидений; большую, чем радость любого сна, испытываемого человеком после многих дней вынужденного бодрствования!
В состоянии сверх-сознания человеческие восприятия направленны внутренне, а не внешне. Это можно объяснить аналогией:
            Человек, можно сказать, обладает двумя батареями фонарей, внутренней и внешней: Эго, или с телом отождествленное сознание, держит пять фонарей                                                *                     внешних чувств зрения, запаха, слуха, вкуса и осязания;
Опыт йога в состоянии       а душа держит пять внутренних фонарей, которые
            сверх-сознания          обнаруживают Бога и истинную природу творения.                                *                     Фонарь обнаруживает только объекты, расположенные перед ним, а не позади него. Внешне сориентированные фонари чувств, направленные к материи, обнаруживают для эго только разнообразные очертания внешних материаольных объектов, а не общирное царство внутри. Эго, со своим вниманием, отождествленным с пятью внешними чувствами, таким образом становится привязанным к миру материи и его грубыми ограничениями.
            Когда в сверх-сознательной медитации сердце успокоено, и йог может стимулировать по воле духовный центр медуллы или точки между бровями, он может контролировать внешние и внутренние фонари восприятия. Когда он выключает светильники грубых чувств, все материальные отвлечения исчезают. Тогда эго автоматически поворачивается и видит, посредством усиленных внутренних фонарей души, забытую красоту внутреннего астрального царства.
            Успокоивший сердце йог в сверх-сознании способен видеть видения и великие огни; слышать астральные звуки; и стать отождествленным с обширным тускло-освещенным пространством – оживотворенным видениями красот, доселе неведомых.
            Во внешнем сознательном состоянии человек не видит действительное проявление Бога, как прекрасной Космической Энергии, присутствующей в каждой точке пространства, и которая образует лучезарные кирпичики, из которых построен каждый объект; он воспринимает только формы грубого измерения: человеческие лица, цветы и другие красоты природы. Душа убеждает человека повернуть его фонари внимания вовнутрь, чтобы видеть, посредством астрального зрения, всегда-горящие, вечно-меняющиеся, разноцветные огни фонтана Космической Энергии, бьющего через поры каждого атома.
            Физическая красота лица или природы – ускользающая; восприятия оной зависят от способности физических глаз. Красота Космической Энергии – вечна, и может быть видима с помощью или без помощи физических глаз. Бог создает величайшую выставку Космической Энергии в астральной сфере вибрирующего света. Астральная привлекательность роз, видов, божественных лиц, всех играющих свои неистощимо восхитительные роли вечно-меняющихся цветов на сцене астрального космоса. Созерцая эту панораму, йог никогда больше не может глупо привязаться к преходящим объектам затемненной красоты природы, или ожидать какой-либо вечно-длящейся красоты от земли. Наиболее изумительное лицо покрывается морщинами и обвисает с возрастом. Розы тоже должны увянуть, насмехаясь на человеческим желанием какой-либо вечной красоты в материальности. Смерть уничтожит бутоны юности; катаклизмы разрушат величие этой земли, но ничто не сможет уничтожить великолепие астрального космоса ( и даже еще более прекрасного идеального мира, из которого эманирует весь космический шедевр). Астральные атомы принимают удивительные световые формы всего лишь по команде воображения обитателя этого тонкого мира, и исчезают, когда он пожелает. Они пробуждаются снова, в вечно новом одеянии красоты, по его приказу. В сверх-сознании, физическое тело, которое однажды казалось таким твердым и уязвимым, приобретает новое измерение энергии, света и мысли – удивительная комбинация потоков, истекающих из элементарных творческих вибраций земли, воды, огня, воздуха и эфира в тонких церебро-спинальных центрах.
            Йог, который перемещает свое сознание в копчиковый или земной центр, чувствует как вся твердая материя состоит из атомной и под-атомной энергии жизненной силы, праны.
            Когда йог переводит свое сознание и энергию в крестцовый или водный центр, он постигает как все формы жидкости производятся потоками электронов тонкой жизненной силы.
            Когда йог переходит в поясничный или огненный центр, он видит, как все формы света состоят из космического “огня” праны.
            Когда йог переводит свое сознание в спино-грудной или воздушный центр, он видит все газовые формы, сделанными из чистой праны.
             Когда йог способен поместить свое сознание в шейном или эфирном центре, он понимает, что тонкий эфир является фоном, на котором более грубые силы отпечатываются, и который сделан из космической сознательной силы, или праны*.
*Санскритское слово акаша, переводимое двояко, как “эфир” и “прстранство”, относится особо к вибраторному элементу, тончайшему в материальном мире, экраном, на котором образ тела и всей приоды спроэцирован”.
                “Пронизанное эфиром пространство является границей между небом, или астральным миром, и землей”, - говорил Парамахансаджи. “Все более тонкие силы, созданные Богом, составлены из света, или мысле-форм, и всего лишь спрятаны за особой вибрацией, выраженной как эфир. Устранив эту вибрацию, вы бы увидели астральный космос за этим физическим миром. Но наши чувственные восприятия зрения, слуха, запаха, вкуса и прикосновения ограниченны этим конечным миром….”
       Когда Йог удаляется в центр медуллы и в область междубровья, он знает всю материю, энергию и сознательную прану, как состоящие из силы мысли.
Эти два центра в мозгу являются электрическими переключателями жизненной силы и сознания, которые ответственны за сверх-жизнефонную картину тела, через активность земли, воды, огня, воздуха и эфира – пяти элементов, создающих всю материю*. Серьезная космологическая ветвь йоговской науки – имеющая дело с истинной природой макрокосма вселенной и микрокосма человеческого тела –представлена развернуто в разнообразных Индуистских писаниях и будет обсуждаться дальше при истолковании соответствующих стихов Гиты.)
“Пространство есть иное изменрение: “ворота неба”. Через духовный глаз, расположенный внутри около точки междубровья, вы можете войти в эти ворота. Ваше сознание должно пройти
через астральную звезду в духовном глазу, чтобы видеть ту более высокую сферу, астральный мир.”
      Современная физика упразднила гипотетический “эфир”, постулированный учеными девятнадцатого века, как проводник света в космосе. “Все же”,- пишет профессор Артур Зайонк в Улавливая Свет: Истории переплетения Света и Ума (Нью Йорк: Бантам Букс, 1993), - “ хотя бесчисленные эксперименты отрицают эфир, равное их количество, кажется, подтверждает его волновую природу. Если мы отнесемся к обоим серьезно, и будем считать свет, в каком-то смысле, волной, тогда что это то, что волнуется? В случаях водяных волн, звуковых волн, вибрирующих струн, нечто всегда волнуется . Фигура звука рождена воздухом. Что несет ускользающую фигуру света? Одно стало несомненно, что бы это ни было, это нематериально!”
        Эта проблема убедила ученых в том, что то, что волнуется есть само пространство – и что само определение “пространства” должно быть расширено. Мичио Каку, в Гиперпространстве (Нью Йорк: Оксворд Юниверсити Пресс, 1994). Пишет о “научной революции произведенной теорией гиперпространства, которая утверждает, что существуют измерения за пределами обычно принятых четырех, пространства и времени. Имеется растущее согласие между физиками мира, включая нескольких Нобелевских лауреатов, в том, что космос может действительно существовать в пространстве больших измерений.... Свет, фактически, может быть объяснен, как вибрации пятого измерения…. Пространство больших измерений, вместо того, чтобы быть пустым, пассивным задним фоном на котором кварки играют свою вечную роль, в действительности, становится центральным актером в драме природы.»
        Чувственное сознание воспринимает мир, как существующий в четырех природных измерениях. Йоговская наука описывает пронизанное эфиром пространство, как барьер между этим и более высокими измерениями существования. Выше тончайшей физической вибрации (акаши, эфира), объяснял Парамаханса Йогананда, есть сверх-эфир, “более тонкое выражение, и потому не классифицированное, как один из физических вибраторных элементов (таттв), которых только пять: земля, вода, огонь, воздух и эфир. Некоторые трактаты йоги определяют эту таттву, как ум, или “не-материю”, как противостоящую материи грубой вибрации”.
        Есть ли “ум” “более высокое измерение”, необходимое для отчета в обозреваемой наукой природы физической реальности? Многие физики не считают этот вопрос, принадлежащим их области; несомненно, никакого окончательного согласия еще не было достигнуто между ними. Тем не менее, в Изначальном Уме:Человеческом сознании и новой физике (Нью Йорк: Пенгвин Букс, 1993), доктор физики Ник Херберт пишет: “Нередким явлением в комплексных биологических или счетных системах, законно ум является фундаментальным процессом, также широко распространенным в природе, как свет или электричество. Наряду с более привычными элементарными частицами и силами, которые наука определила как кирпичики физического мира, ум (с этой точки зрения) должен рассматриваться, как одинаково фундаментальная составляющая мира природы. Одним словом, ум есть изначальный, и взаимодействует с материей на одинаково фундаментальном уровне, на уровне входа в действительность индивидуальных квантовых событий”.     
       *Жизнефон: ранний термин для озвученной кинокартины. (Заметка издателя)
            Личности, чье знание почерпнуто из книг, а не через интуицию, могут часто говорить о материи как мысли, оставаясь все же грубо привязанными к телу и материальным ограничениям. Только тот йог, чье знание базируется на опыте, а не воображении – йог, который может оттянуть свое сознание, также как и его жизненную силу от тела, успокоением сердца, направляя их через цереброспинальные центры к точке между бровями – развит достаточно, чтобы сказать: “Вся материя есть мысль.” До того как сознание и энергия достигнут плана медулы, вся материя будет испытываться, как твердая, реальная – весьма отличная от мысли, независимо от того, насколько часто человек думает иначе. Только по достижении плана медуллы ( через Самореализацию, приобретенную годами йоговской практики с помощью гуру), человек в состоянии правдиво провозгласить, что вся материя есть всего лишь конденсированные мысли или визуализированные сны Бога. И только когда человек выходит за пределы сверх-сознания к космическому сознанию, он может продемонстрировать мысле-сновиденческую природу материи.        
            Легендарная история ниже проиллюстрирует смысл утверждения «материя есть мысль”. Великий индийский мастер имел обыкновение путешествовать пешком из деревни в деревню со многими учениками. Однажды, по почтительной просьбе приютившего их хозяина, тот святой поел мяса; тем не менее он приказал своим ученикам есть только фрукты. Вся группа затем предприняла долгий поход через лес к другой деревне. Раздраженный ученик начал распространять неудовольствие, говоря: “Мастер, который проповедует несуществование материи, сам ест мясо! Он дает нам только водянистую легкую (несубстанциональную) пищу! Определенно, он может идти без утомления; не было ли хорошей пищи в его желудке? Мы устали; фрукты, которые мы ели переварились давно!»
            Мастер почувствовал этот скептицизм, но не сказал ничего пока группа не прибыла к домику, где кузнец делал гвозди из раскаленного железа.
            “Можешь ли ты съесть и переварить все, что могу я?” -  мастер спросил ученика-возмутителя.
            Думая, что мастер собирается предложить ему мяса, которое он увидел на огне поблизости, ученик ответил: “Да, господин!”
            Мастер согнулся над огнем кузнеца. Вытащив своими голыми пальцами несколько раскаленных докрасна гвоздей – еще довольно мягких от интенсивного огня – мастер начал их есть.
            “Давай, сынок”, - сказал он, подбадривая, - “съешь и перевари! Для меня всякая пища – мясо или размягченные гвозди – одно и тоже; они суть Дух!”*
*Эта история, с некоторыми вариантами в деталях, является частью фольклора
(вчастности, в Южной Индии) сотканного вокруг жизни Свами Шанкары, величайшего индийского философа, редкой комбинации святого, ученого и человека действия. Часто называемый Ади( “первый” ) Шанкарачарья, он провел большую часть своей короткой тридцати двух летней жизни, путешествуя по всей Индии, распространяя его адвайта (недуалистическую) доктрину. Миллионы собирались с готовностью услышать утешительное течение мудрости с губ босоногого юного монаха.
                 
 
                Вот необходимое предостережение студентам: “Не думайте, что вы духовно продвинуты только потому, что вы прослушали лекцию или прочли книгу о космическом сознании, или потому, что воображаете, что достигли его, или потому, что испытывали астральные видения (развлекательные и просвещающие, но всеже еще принадлежащие к сфере материи).” Вы сможете знать что вся материя есть мысль только когда вы способны оттянуть жизненную силу и сознание к плану медуллы и сможете войти в духовный глаз – проход к высочайшим состояниям сознания.
Несколько записей указывают, что несравненный монист жил в шестом веке до Христа; мудрец Анандагири дает даты 44 – 12 до н.э.; западные историки относят Шанкару к восьмому или раннему девятому веку н.э.
                Реформистский пыл Шанкары включил реорганизацию древнего монашеского ордена Свами. Он также основал матхи (монашеские центры образования) в четырех областях – Мисор на
юге, Пури на востоке, Дварка на западе и Бадринатх на севере, в Гималаях. Его целью в формировании этих матхов в четырех концах Индии было укрепление религиозного и национального единства по всей ее обширной земле. (Заметка Издателя)  

4 Bhagavad Gita 3 by Yogananda, translated form English by A. L. Koudlai (p.43 - 63 )
Это тогда есть битва сознания, которую каждый   -----------------*------------------
человек должен вести, – война между человеческим          Душа отвоевала свое
сознанием, созерцающим попеременно приятные и                       царство
полные страдания жизни смертных в иллюзорной,
меняющейся материи, и космическим сознанием души, созерцающей царство всемогущей, вечно-благословенной Вездесущности!
            Чем глубже йоговские медитации, и чем больше он в состоянии держаться результирующих пробужденных добродетелей души и восприятий, а также выражать их в повседневной жизни, тем более одухотворенным становится его телесное царство. Его развертывающаяся Самореализация является триумфальным восстановлением власти Царя Души. Удивительные перемены происходят в обычном человеке, когда Царь Душа и его благородная свита интуиции, мира, блаженства, спокойствия, самоконтроля, контроля жизненной силы, силы воли, раумности, всезнания, правят телесным царством!
            Йог, выигравший битву сознания, преодолел ложные эгоистические привязанности к человеческим титулам, как “ Я мужчина, американец, такого-то веса, миллионер этого города”, и т.д., и освободил узника своего внимания от всей ограничивающей иллюзии. Его освобожденное внимание, которое видело творение только при помощи внешних фонарей чувств, оттягивается во внутреннее царство, видимое только посредством фонарей внутреннего восприятия.
            В обычном человеке, эго, псевдо-душа, плывет по течению чувственного удовольствия, в конечном итоге разбиваясь в водоворотах пресыщения и невежества. В сверх-человеке, все течение жизненной силы, внимание и мудрость двигаются, подобно наводнению, в направлении души; сознание плавает в море Божьего вездесущего мира и блаженства.
            В обычном человеке, чувства (фонари, повернутые к материи) открывают лишь псевдо-приятное, поверхностно привлекательное присутствие грубой материи. В сверх-человеке, внутрь повернутые фонари восприятия открывают йогу тайную обитель вечно-прекрасного, вечно-радостного Духа во всем творении.
            Входя в дверь духовного глаза, он поднимается к сознанию Христа (единению с Божьей вездесущностью во всем творении) и космическому сознанию (единению с Божьей вездесущностью в и за пределами всего творения).*
*Духовный глаз есть единый глаз интуиции и вездесущего восприятия в центре Христа (Кутастха) между бровями (аджна чакра), который прямо соединен полярностью с центром медуллы.
                Глубоко медитирующий поклоняющийся видит духовный глаз, как кольцо золтого света, окружающее сферу опалово-голубого, и в центре пятиконечную белую звезду. Микрокосмически, эти формы и цвета изображают в миниатюре, соответственно, вибраторное царство творения (Пракрити, Космическую Природу), Универсальный Разум Бога в творении (Кутастха Чайтанья, Сознание Кришны или Христа); и Невозмутимый Дух за пределами всего творения (Брахман).
                В глубокой медитации сознание поклоняющегося проникает духовным глазом в три эти сферы,  обозначенные в нем.
            Человек космического сознания никогда не чувствует себя посредством ограниченного тела, или мозга, или только мозгового лотоса тысячи лучей, вместо того он чувствует, через интуитивную способность, вечно-бурлящую радость Блаженства, танцующего в каждой частице его маленького тела, и в его большом Космическом Теле вселенной, и в абсолютной природе, как единый с Вечным Духом за пределами проявленных форм.
            Такой человек, в чистые руки которого было  полностью доставлено божественное телесное царство, не есть более человеческое существо с ограниченным эго-сознанием. Истинно, он есть душа, индивидуализированная вечно-существующая, вечно-сознательная, вечно новое Блаженство, чистое отражение Духа, наделенная космическим сознанием. Никогда не жертва выдуманных восприятий, воображаемых вдохновений, или галлюцинаций “мудрости”, сверх-человек всегда интенсивно сознателен в отношении Непроявленного Духа, и также всего космоса, во всем его ошеломляющем разнообразии.
            Своим сознанием, расширенным и пробужденным в каждой частице, окруженной бесконечным пространством, возвышенный йог чувствует свое маленькое тело и все его восприятия, не как ординарное человеческое существо, но в единстве с всезнающим Духом.
            Освобожденный от отравляющих загрязнений иллюзии, и иллюзорных смертных ограничений, сверх-человек знает свое земное имя и собственность, но никогда не является их собственностью и не ограничен ими. Живя в мире, он не от мира. Он осознает голод, жажду и другие состояния тела, но его внутреннее сознание отождествляет себя не с телом, но с Духом. Продвинутый йог может обладать многим, но никогда не будет страдать, если все те вещи отнимутся. Если ему случится быть материально бедным, он знает, что в Духе, он богат превыше всех мечтаний жадности.
            Духовный человек осуществляет все правильные действия зрения, осязания, обоняния, вкуса, и слуха без чувства какой-либо ментальной привязанности. Его душа парит над грязными водами темных земных опытов – человеческого печального безразличия к Богу – как несмоченный лотос, поднимающийся из грязных вод озера.
            Сверх-человек перживает ощущения, не в органах чувств, но, как восприятия в мозгу. Обычный человек чувствует холод или жар на поверхности тела; он видит приятные цветы внешне, в саду; он слышит звуки в ушах; он чувствует вкус в нёбе; он нюхает через обонятельные нервы; но сверх-человек переживает все такие ощущения в мозгу. Он может различать между чистым ощущением и реакцией на него мысли. Он воспринимает ощущения, чувства, воление, тело, восприятие – все – в мысли, как всего лишь подсказки Бога, видящего сны через человеческое сознание.
            Сверх-человек видит тело, не как плоть, но как связку сконденсированных электронов и жизненной силы, готовых дематериализоваться или материализоваться по воле самого йога. Он не чувствует веса тела, но воспринимает плоть, лишь как электрическую энергию. Он видит кинокартину космоса, двигающегося вперед и назад на экране его сознания: таким образом он знает, что время и пространство суть измерительные формы мысли, показывающей космические кинокартины, сны, постоянно новые, бесконечно разнообразные и верные осязанию, звуку, запаху, вкусу и зрению.
            Сверх-человек видит, что рождение его тела было всего лишь началом определенных перемен; он знает, что смерть есть перемена, которая естественно следует за земной жизнью. Он готов и способен, в один момент по своему выбору, расстаться сознательно со своим телесным жилищем.
            Будучи един с Богом, он видит в своем космическом сознании все божественные сны вселенского творения.
            Тело сверх-человека – это вселенная, и все события, происходящие во вселенной, суть его ощущения.
            Тот, кто стал един с вездесущим, всеведующим и всемогущим Богом, знает курс планеты, удаленной на триллионы световых лет, и, в то же время, полет воробья пососедству. Сверх-человек не видит Дух, как отдельный от тела; он становится един с Духом и видит свое тело, также как и тела всех других существ, пребывающими внутри него самого. Он чувствует свое тело, маленький атом, внутри огромного лучезарного космического тела.
            Отводя свое внимание, во время глубокой медитации, от внешнего чувственного мира, сверх-человек воспринимает силою внутреннего глаза. С помощью фонарей астральных способностей зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания, и даже более тонкого восприятия чистой интуиции, он созерцает территорию вездесущего Космического Сознания.
            В этом состоянии сверх-человек знает, мерцающие атомы космической энергии, как его собственные глаза, через которые он глядит в каждую пору пространства и в Бесконечность.
            Он наслаждается ароматом Блаженства во всем творении; и вдыхает сладость астральных атомистских цветений космического сада.
            Он вкушает астральный нектар жидкой космической энергии, и пробует текущий мед ощутимой радости, существующей в сотах электронного пространства. Он более не приманивается материальной пищей, но живет на своей собственной божественной энергии.
            Он чувствует вибрации своего голоса не в человеческом теле, но в горле всех вибраций и в своем теле из более тонкой материи. Он слушает свой голос творческого космического Аум, сливающегося с песней Духа, поющего через флейты атомов, и через дрожащие волны всего творения; и он не желает слышать ничего другого.
            Он чувствует, как его кровь восприятия бежит через вены в теле всего тонкого вибраторного творения. Победив желание ощущения материального комфорта тела, божественный человек чувствует прикосновения всей материи, как выражения Божественной творческой энергии, играющей на его космическом теле, в блаженстве, несравненном ни с каким наслаждением от физического прикосновения. Он чувствует мягкое скольжение реки по груди земли. Он чувствует дом своего Существа в океане пространства и воспринимает бегущие волны у островов-миров на своей собственной груди-море. Он знает мягкость лепестков цветений и нежность любви всех сердец, полноту жизни юности во всех телах. Его собственная молодость – вечна, так как душа не имеет возраста.
            Сверх-человек знает рождения и смерти, только как перемены, танцующие на поверхности Моря Жизни, как вздымающиеся, падающие и снова вздымающиеся океанские волны. Он познаёт все прошлое и будущее, но живет в вечном настоящем. Для него головоломка бытия разрешена в одной реализации: «От Радости мы пришли. В радоти мы живем, и двигаемя, и существуем. И в ту священную Радость мы растворяемся вновь.”
            Это есть Самореализация, естественное состояние человека, как души, чистого отражения Духа. Сны воплощений разыгрываются на обманчивом экране индивидуальности; но в реальности, никогда и моментом человек не отделен от Бога. Мы суть Его мысль; Он есть наше бытие. От Него мы пришли. В Нем мы должны жить, как выражения Его мудрости, Его любви, Его радости. В Нем наша эгоистичность должна раствориться снова, в вечно-бодрствующем непрерывном Блаженстве.
Так была описана метафорическая значимость    ------------------*-------------------  
сражения Курукшетры и победная цель, которую       Каждый человек должен 
нужно достигнуть. Каждому человеку бросается        учавствовать в битве
одинаковый вызов. Вневременная популярность                  Курукшетры
Гиты коренится в ее универсальности, как божествен-
ного учебника жизни, применимого ко всем людям. Она просветляет каждый план существования.
            Материальный человек познает внутренний мир и счастье, только если он примет сторону добродетели и выиграет сражение между добрыми и злыми склонностями, направляющими его действия на внешнем телесном поле боя, Курукшетре.
            Духовный аспирант любого истинного религиозного пути должен ко всему еще и победить на внутреннем поле сражения Дхармакшетре Курукшетре, в тонких цереброспинальных центрах, где происходит внутреннее причащение ( в глубокой молитве, медитации и практике присутствия Божьего, во время ежедневных забот), поражая оппозицию ментального беспокойства и притяжения чувств.
            Йог, стремящийся к конечной цели Само-реализации и кайвалье (освобождению), ведет в сражение своих праведных воинов самоконтроля и морального поведения на равнину Курукшетры материальных действий; он сражается за победу внутренне-реализованного Божьего причастия на внутренней духовной равнине Дхармакшетры Курукшетры; и далее, на поле Дхармакшетре одухотворенного сознания, он старается выстоять против тяги более низкой эгоистической природы телесного сознания своим сверх-сознанием, сознанием Христа, и космическим сознанием, приобретенным успешной йоговской медитацией.
            Широта значения первой станзы Бхагавад Гиты просвечивает, когда мы таким образом смотрим, как она должна применяться на практике.
            Бог, через Кришну, или душу, говорит с Арджуной, поклоняющимся: «О. Арджуна, каждую ночь вопрошай свою беспристрастную интроспекцию (Санджайю), чтобы выявить для твоего слепого ума (Дхритараштры): “ Импульсивные ментальные и чувственные тенденции, и само-дисциплинированные отпрыски душевного разума, собранные на телесном поле сенсорных и духовных действий, жаждущие психологической битвы, что они делали?» Скажи всем моим будущим поклонникам, чтобы они, как ты, каждую ночь бдительно вели дневник, чтобы подключиться к их повседневным внутренним битвам, и, так, лучше сопротивляться силам их слепых умственных импульсов и поддерживать солдат различающей мудрости.”
            Каждая мирская личность, моралист, духовный аспирант и йог – как поклоняющийся – должен каждую ночь перед сном спрашивать свою интуицию,  кто выиграл, его духовные силы или физические наклонности искушения, дневные битвы между хорошими и дурными привычками, умеренностью и жадностью, самоконтролем и похотью, честным желанием необходимых денег и чрезмерной жаждой золота, прощением и гневом, радостью и горем, угрюмостью и приветливостью, добротой и жестокостью, себялюбием и альтруизмом, пониманием и ревностью, смелостью и трусостью, уверенностью и страхом, верой и сомнением, скромностью и гордыней, желанием общения с Богом в медитации и беспокойным побуждением к мирским действиям, духовными и материальными желаниями, божественным экстазом и чувственными восприятиями, сознанием души и эго-сознанием.
Противоборствующие армии духовных и материалистических сил
Стих 2
Санджайя сказал:
            Тогда Царь Дурьодхана, увидев армии Пандавов в боевом построении, обратился к своему наставнику( Дроне) и говорил так:
 
“Санджайа (беспристрастная интроспекция Арджуны, поклоняющегося) поведал:
            “После осмотра армий Пандавов (разумных качеств) построившихся для психологического сражения (готовых бороться с чувственными тенденциями), Царь Дурьодхана (материальное желание, королевский отпрыск слепого чувственного ума) попросил совещания со своим наставником Дроной (самскарами, отпечатками оставленными прошлыми мыслями и действиями, которые создают сильную внутреннюю тенденцию для повторения).”
            У слепого Царя Дхритараштры было сто сыновей, с Дурьодханой, первым из них, или старшим. Из-за слепоты своего отца, Дурьодхана правил вместо него, и так, считался раджой, или царем. Анализ метафоры таков: сотня отпрысков слепого чувственного ума (царя Дхритараштры) состоит из пяти чувственных инструментов восприятия (зрения, слуха, обоняния, осязания и вкуса) и пяти чувственных инструментов действия (речи, манипуляции, передвижения, воспроизведения и выделения), каждый из которых имеет десять склонностей. Все вместе они составляют сотню потомков чувственного ума. Старший, Дурьодхана, представляет собой Материальное Желание – перворожденное, имеющее власть над всеми другими чувственными наклонностями телестного царства. Он – тот, кто хорошо известен, как причина всех злых войн. Метафорическое происхождение Дурьодхана – ду-йудхам ях сах –“тот на кого трудно расчитывать в чем-либо” Само его имя исходит из санскритского дур, “трудный” и юдх, “сражаться”. Материальное желание очень сильно, потому как это - царь и лидер всех мирских наслаждений, и является причиной и зачинщиком битвы против справедливого требования душой своего телесного царства.
            Вторая станза Гиты сообщает, что как-только духовный аспирант занимается интроспекцией, чтобы поднять и тренировать своих солдат разума, немедленно появляется оппозиция царя чувственных тенденций, Материального Желания. Боясь потерять телесное и ментальное царство, Материальное Желание стремится подкрепиться, консультируясь со своим наставником Дроной, представляющим самскары, отпечатки, сделанные в сознательном и подсознательном уме прошлыми мыслями и действиями.
            Имя Дрона происходит от санскритского корня дру, “плавить”.* Поэтому Дрона значит “то, что пребывает в расплавленном состоянии”. Мысль или физическое действие, совершенное однажды, не перестает существовать, но остается в сознании в более тонком или “расплавленном”                     *
состоянии, как отпечаток того грубого выражения мысли        Дрона: могучая сила
или действия. Эти отпечатки называются самскарами.       привычных склонностей
Они создают сильные внутренние побуждения, тенденции,                  *
или склонности, которые влияют на сознание, побуждая повторить те мысли и действия. Часто-повторенные, такие импульсы становятся принуждающими привычками. Так, мы можем упростить перевод самскара в этом контексте, как внутренние тенденции, склонности или привычки [В философской литературе переводится, как формочки привычек. (От переводчика) ] Наставник Дрона символизирует самскару,  определенную в широком смысле, как внутреннюю тенденцию, или привычку.
            Согласно исторической составляющей в Махабхарате, Дрона был главным наставником, который преподавал стрельбу из лука обоим Кауравам и Пандавам. Во время сражения между двумя партиями, тем не менее, Дрона был на стороне Кауравов.
            Хорошие различительные тенденции буддхи, чистого разума души, и манас, жестокие ментальные тенденции чувственного ума, оба учились у Внутренних Тенденций, Дроны, боевому искусству владения соответственно оружием открывающей-душу мудрости и вуалирующему-истину чувственному сознанию.
            Подсознание побуждает человека своими хорошими санскарами производить хорошие мысли и действия в настоящем. Когда же эти внутренние побуждения злы, они вздымают злые мысли, которые превращаются в злые действия и привычки. Как птица поворачивает голову, сосредотачивая один глаз в определенный момент на одном объекте, так Дрона, самскакрой или привычкой управляемое сознание, использует одностороннее зрение и поддерживает доминирующие тенденции. Этот Дрона, внутреннее побуждение, присоединяется к злым умственным тенденциям (Кауравам), когда они преобладают в человеке.
* Традиционно, ученые приписывают корню дру в Дрона другое значение, “дерево или любой деревянный инструмент», соответственно метафорическому факту, что Дрона был зачат в деревянной лодке от семени великого мудреца. 
Поэтому, если только самскара, или чувственная привычка, не очищена мудростью, она станет сторонником Дурьодханы, царя Материальное Желание. Вот почему, в поклоняющемся, которому еще предстоит выиграть битву Курукшетры, Дрона, или находящееся под влиянием дурных привычек сознание, встает на сторону Кауравов или злых ментальных тенденций, помогая им направлять их стрелы пронизывающего зла против сил разума.
Материальное желание является верховным правителем в человеке, который не медитирует. Это сила того желания приманивает человека идти путем чувственного наслаждения, скорее чем путем душевного счастья. Обычный человек, не зная ничего о побеждающей Радости, приходящей от медитативных практик, безрассудно примиряет себя с чувственными удовольствиями. Но как только медитация пробудит различительные качества, так что поклоняющийся вкусит истинные радости внутреннего мира Духа, царь Материальное Желание обеспокоен и начинает укреплять свою позицию, призывая Дрону – напоминая уму человека удовольствия прежних чувственных попустительств.
            Царь Материальное Желание, действуя один в форме серии новых желаний, легко побеждается действием суждения, но Материальное Желание, поддерживаемое Привычкой, нелегко изгнать всего лишь рассуждением. Поэтому, стратегия царя Материальное Желание состоит в том, чтобы преодолеть разумные тенденции представлением соблазняющих воспоминаний радостей прошлых дурных привычек.
            Поклоняющийся, будь осторожен! Как только духовный аспирант пытается медитировать и пробудить силы самоконтроля и различения, он обнаруживает, что Царь Материальное Желание искушает его различными способами. Новые желания захватят его мысли, чтобы отвлечь его от медитации: «В нашем кинотеатре идет превосходный фильм....Идет твое любимое телевизионное представление….Помнишь, ты хотел позвонить своему другу относительно вечеринки на следующей неделе?...Теперь самое время заняться теми откладывавшимися домашними делами….Ты тяжело трудился, сначала поспи немного….Давай отбрось эти мысли, после можно помедитировать.” Слишком часто время потом никогда не наступает. Даже решительный поклоняющийся, сопротивляющийся этим приманкам и садящийся медитировать будет атакован пагубными внутренними побуждениями прошлых привычек беспокойства, умственной летаргии и сонливости, а также духовного безразличия.
            Практикующий поклонник должен знать эти опасности, являющимися всего лишь проверкой, которую легко пройти, если он предупрежден мудростью. Глубокой духовной интроспективной интуицией, он разоблачит эти неизменные ухищрения Царя Материальное Желание.
            Беспокойный человек, который не культивирует духовное различение и самоконтроль, становится жертвой искушений Дурьодханы, Материального Желания, и Дроны, внутренних побуждений самскар, прошлых привычек духовного безразличия и чувственных удовольствий. Мирской человек глупо сопротивляется любым советам исследовать более глубокие радости и шопоты мудрости тех внутренних восприятий, которые должны быть испытанны в йоговской медитации, посредством концентрации на тонких центрах божественной жизни и сознания в позвоночнике и духовном глазу между бровями.
            Постоянным потворством чувствам, ординарная личность остается уловленной чувствами. Она находит себя ограниченной наслаждениями, связанными только с поверхностью плоти. Это чувственное удовольствие приносит мимолетное счастье, но отсекает прочь выражения тонких, более чистых и продолжительных удовольствий – вкус молчаливой благословенности и неисчислимые блаженные восприятия, которые появляются, когда бы сознание медитирующего йога не отвернулось от внешнего чувственного мира в пользу внутреннего космоса Духа. Преходящие, иллюзорные эмоции физического чувства суть бедный заменитель небес!
            Жизнь обычного человека в лучшем случае монотонна. Он просыпается, купает свое тело, наслаждается ощущением после купания, ест завтрак, спешит на работу, начинает уставать, освежается обедом, снова продолжает свою работу, и в конце идет домой, в скуке и безразличии. Час его слишком тяжелого ужина пронзается разными шумами от радио или телевизора и часто дурного тона замечаниями от жены или детей. Этот типичный человек затем посещает кинотеатр или вечеринку для короткой отвлекающей передышки; он приходит домой поздно очень усталый и спит тяжело. Что за жизнь! Но он повторяет этот спектакль, с невообразимыми вариантами во все лучшие годы своей жизни.
            Такие привычки делают человека подобным машине, человеческим автоматом, заправленным пищей, автоматически исполняющим задания ленивро и без желания, без радости или вдохновения, и частично выключая свои активности сном – только чтобы повторить на следующий день ту же рутину.
            Бхагавад Гита предписывает человеку избегать этого всего лишь “существования”. Ее стихи провозглашают, что практика контактирования с Богом в постоянно новой радости йоговской медитации сделает человека способным удерживать состояние блаженного сознания вечно присутствующим в нем , даже во время исполнения тех механических действий, которые должны войти во все человеческие жизни. Недовольство, скука и несчастье суть урожай механической жизни; тогда как бесконечные духовные восприятия, приобретенные в медитации, радостно нашептывают человеку неисчислимые восхитительные вдохновения мудрости, которые просветляют и оживляют каждый аспект его жизни.
            Гита не учит тому, что это грех разумно и в самоконтроле использовать чувства, как и тому, что жизнь в семье, праведная и честная, необходимо сделает человека мирским, но духовный аспирант предупреждается не позволять этому вытеснить его высший долг искать Бога и Самореализации. Погружение в колеи материальных привычек и чувственных удовольствий производит беспамятство к Богу и потерю желания искать нескончаемое, вечно-возрастающее счастье истинной природы души, чувствуемое в медитации. Ментальный мир и счастье утрачиваются, когда чувственные страсти замещают восприятия души. Можно ли думать, иначе как о глупцах, о тех, кто, потворствуя им, топит несравненное душевное счастье в трясинах чувственного порабощения, невзирая на предупреждения разума и совести? То уловление иллюзией является предметом обсуждения Гиты. Чистые наслаждения чувствами, ипытываемыми с духовнным различением и самоконтролем, не являются порабощающими для человека Самореализации. Чистые чувственные удовольствия известны йогу после достижения им истинного контакта с Богом.
            Итак, мы находим, что вторая станза Бхагавад Гиты предупреждает духовного аспиранта, что Царь Дурьодхана – Материальное Желание будет пытаться пробудить в человеке Дроновские склонности чувственных привычек, чтобы бороться против душевных способностей разума.
            Когда чувственным способностям (Кауравам) было позволено захватить власть в телесном царстве, человеческие способности интроспекции и различения содержатся бесправными в молчаливой изоляции армиями чувств. Приказания Дурьодханы – Материального Желания, поддерживаемые Дроной-Привычкой -  всевластны. Но когда поклоняющийся готов поддерживать различительные способности души (Пандавов), чтобы помочь им победить, Материальное Желание и его злые приспешники, побуждения-Дроны, будут обращены в бегство [смешаются].
Стих 3
О, Учитель, посмотри на эту огромную армию сынов Панду, выстроенную в боевом порядке твоим талантливым учеником, сыном Друпады.
(Царь Материальное Желание, во время интроспекции поклоняющегося, обращается к своему наставнику Дроне, Привычке:)
            “Посмотри на эту могучую армию Пандавов (силы разума, окопавшиеся в позвоночных центрах), всецело готовую к бою под управлением твоего ученика (спокойного внутреннего света интуитивного пробуждения, ученика “Дроны” - привычки к медитации, из прошлого). Этот сын Друпады (рожденный от “Друпады” - бесстрастия к материальным удовольствиям, происходящего от истинного духовного пыла и божественной преданности) был тренирован тобою для совершенства в искусстве психологических войн. Теперь он встал против нас! могущественный генерал армии Пандавов (предводитель оккультных солдат разума)”. Дурьодхана – Материальное Желание – ошеломлен и раздосадован, увидев, что тот выдающийся генерал, который готовит силы чистого разума к психологической битве, является его со-учеником,                      *
сыном Царя Друпады, искусным учеником его                Символическая сила
собственного учителя и основного союзника                   спокойного внутреннего
Дурьодханы, Привычки Прошлого, Дроны.                     света божественного
Сын Друпады, Дриштадьюмна, метафорически               восприятия
представляет собой спокойный внутренний свет                                       
божественного восприятия, пробуждающуюся интуицию поклоняющегося. Короткая ссылка на аллегорию Махабхараты объяснит значимость этого:
            В их юности, Дрона и Друпада были близкими друзьями. В более поздние годы, когда Друпада взошел на трон, как царь Панчалы, он презрительно насмехнулся над Дроной, когда тот, в надежде на их прежнюю дружбу, пришел просить царских милостей. Разгневанный Дрона, с помощью Пандавов, отомстил Друпаде, явившись причиной его страдания от унизительного военного поражения, в котором он потерял свое царство и был взят Дроной в плен. По доброте, Дрона освободил Друпаду и позволил ему сохранить южную половину своего бывшего царства. Тем не менее, Друпада поклялся отомстить Дроне. Во воремя жертвенного ритуала он молился, и это было пожаловано, о сыне , который бы обладал мужеством и способностью уничтожить Дрону. Этот сын, Дхриштадьюмна, поднялся из жертвенного огня, как небесный воин, сияя лучезарным светом и наделенный несомненным мужеством. Во время войны Курукшетра, это от руки Дхриштадьюмны, в конце концов погиб Дрона.
            Как уже было установлено, Дрона представляет самскару, или тенденцию прошлых привычек. Друпада, как будет объяснено полнее в следующем стихе, представляет бесстрастие, презрение к материальному наслаждению из-за серьезного духовного пыла и божественной преданности. Вначале, поклоняющийся находит, что его пылкое духовное желание и его внутренние наклонности, или самскары, кажутся друзьями. Но, когда самскара выражает свои материально-чувственные тенденции, духовное желание презрительно отвергает такую компанию. Тогда Привычка, в отместку, стремится захватить духовный пыл поклоняющегося узником прошлых привычек и дремлющих склонностей, восставших, чтобы помешать ему. До тех пор пока поклоняющийся устойчиво не установился в своей духовной жизни, он прежде всего подвергнется нападению своих дурных привычек. Остерегаясь их, он неожиданно найдет, что лелеемая господская свобода все еще не полностью свободна, но находится в заключении у спавших до сих пор самскар, которые ослепляют его разумную свободную волю. Ученик видит, что его духовный пыл может править эффективно в той половине телесного царства, которое соединено с материально склоненными чувствами – южной порцией, или нижними центрами позвоночника, которые управляют чувственными активностями физического телесного царства. Но привычка, своими принуждающими тенденциями и импульсами, все еще держит в рабстве способность чистого разума. Решительный ученик тогда пробуждает свое духовное рвение с намерением освободить душу от всякого рабства. Его неуклонная глубокая преданность дает ему потомка, сына, который есть выявляющий истину свет и способность пробуждающей интуиции, Дриштадьюмну. Эта внутренняя убежденность, тренированная привычкой медитировать, становится генералом духовных сил ученика, определяя необходимое боевое построение и стратегию, которые контролируют его беспокойный ум в медитации и ведут силы разума к победе.
            Добрые способности, натренированные привычкой, могут уничтожить своих со-учеников, материальные желания и их злые силы, которые тоже натренированы привычкой. Но в конечном итоге йог поднимается выше влияния всех привычек и полагается только на чистую различительную способность души, интуицию, управляющую всеми действиями. Это единственно чистый различительный свет интуиции, божественная реализация, которая имеет силу убить Дрону, или привычку. Вот что присутствует в самом имени Дриштадьюмна. Дрста значит смелый, решительный, уверенный; дьюмна значит великолепие, слава, сила. От этого мы получаем “великолепная смелость”, которую можно определить, как Спокойный Внутренний Свет, открывающая истину интуиция, которая смела и уверенна, так как безошибочна; это – единственная сила, могущая уничтожить привычку. Это – внутренний свет возрастающей реализации в медитации, развивающейся в конечном итоге в самадхи, что разрушает все рабство самскар.   
            О Дхриштадьюмне говорится, как об искусном ученике Дроны (самскара в своем хорошем или духовном аспекте), потому что сила привычки, повторно прилагаемая к практике медитации, есть то, что развивает Спокойный Внутренний Свет интуитивного божественного восприятия. В трудные времена, этот Спокойный Внутренний Свет видится и чувствуется медитирующим учеником, направляя, поддерживая и подбадривая его медитативные усилия.
Это – психологическая правда, что привычка является “наставником” как хороших так и плохих склонностей в человеке. Когда злое Материальное Желание пытается использовать влияние привычки, чтобы уничтожить способности разума, Царь Зла в удивлении обнаруживает, что есть хорошие воспитанники привычки, которые готовы сопротивляться. Утешительна мысль, что независимо от того как сильны злые привычки и материальное желание в любой данный момент, солдаты хороших привычек этой жизни и прошлых воплощений присутствуют, всегда готовые дать сражение. Эти хорошие самскакры, хорошие отпечатки божественных восприятий, оставленные прошлыми привычными действиями, суть оккультные солдаты, охранники Царя Души. Эти воины остаются спрятанными за психологическими армиями различения, готовые рвануться в атаку и проявиться свои способности в битве, когда в ней кажется побеждают враги, злые чувственные солдаты Материального Желания. То есть, когда ученик имеет сильную армию хороших самскарических тенденций от прошлых  привычек и действий, они вовремя придут ему напомощь, чтобы поддержать настоящие хорошие привычки и разумные действия.
            Большинство людей, тем не менее, по воле позволяют, чтобы их царство сознания управлялось злыми тенденциями, рожденными от прошлых привычек. Так, разумные тенденции попадают в изгнание; и оккультные солдаты различения возникшие от прошлых привычек, метафизические охранники, спрятанные за психологическими армиями различения, должны тоже оставаться в бездействии.
            Человек, который всегда беспокоен и никогда не медитирует, верит что “с ним все в порядке”, потому что он привык быть рабом чувств. Он понимает свое истинное тяжелое положение, как только духовное желание пробуждается в нем, и он пытается медитировать и оставаться спокойным; тогда он, естественно, встречает ожесточенное сопротивление плохих привычек умственного непостоянства.
            Йог-новичок находит, что его солдаты разума, ведомые желанием быть хорошим, все же, к сожалению, несут многие огорчительные поражения. Когда он медитирует дольше и молится горячо о внутренней помощи, он видит, что спокойная уверенность интуитивного восприятия, старый оккультный генерал пробуждающегося внутреннего света, является из сверх-сознания, чтобы активно возглавить силы разума. Неважно сколько раз он терпит от сильных атак чувственных привычек, рожденные медитацией оккультные солдаты этой жизни и прошлых воплощений всеже приходят ему напомощь. Когда привычки беспокойства пытаются узурпировать трон его сознания, эти оккультные солдаты предлагают эффективное сопротивление.
            Оккультные солдаты появляются на сцене психологической борьбы только по двум поводам: во-первых, когда авангардные солдаты разума разбиты солдатами чувственных искушений; во-вторых, когда солдаты разума сигналом горна медитации попросили помощи оккультных сил. Вместе, оккультные солдаты прошлых реализаций и солдаты разума могут легко разгромить силы беспокойства, если сражение происходит до того, как трон сознания был узурпирован Царем Материальное Желание. Гораздо более трудно для оккультных солдат помочь в борьбе за возвращение трона, когда он уже попал в руки Материального Желания. Человек, поэтому, должен взять все, что можно, от своих духовных склонностей, пока еще войска его желания-медитировать сильны. Хорошо начать медитировать в раннем восрасте; или, если этого не случилось, начать медитировать регулярно и ежедневно по расписанию, как только ментальная расположенность развилась.
            Привычки медитировать, приобретенные недавно или в далеком прошлом, в силах пригласить того Генерала Внутреннего Света. Личности, разочаровавшиеся в медитации из-за беспокойности, все еще не понимают силу сопротивления злу их разумных наклонностей и риергарда [прикрытия] их оккультных солдат прошлых хороших привычек медитации. Но даже будучи узниками в руках беспокойства, если они сопротивляются в борьбе, стараясь успокоиться, они узнают, что спрятанные оккультные солдаты – грозные, стойкие силы интуиции, пытаются ворваться из сверх-сознания, чтобы духовно помочь.
            Это объясняется в Бхагавад Гите так, что когда Материальное Желание и его армия чувственных тенденций и их беспокойные мысли пытаются подкрепиться Материальной Привычкой Прошлого, чтобы отговорить духовного аспиранта от практики медитации, они находят, что Спокойный Внутренний Свет пробуждающейся интуиции, хорошо тренированный Духовной Привычкой Прошлого, эффективно выстраивает способности разума, чтобы дать метафизическое сопротивление.
Стихи 4-6
4) Здесь присутствуют могущественные герои, выдающиеся лучники, искусные в сражении, как Бхишма и Арджуна – старые воины Юйудхана, Вирата и Друпада;
5) Могучий Дриштакету, Чекитана и Кашираджа; возвышенный среди людей, Пуруджит; и Кунтибходжа, и Шайбья;
6) Сильный Юдхаманью, доблестный Утамаюджас, сын Субхадры, и сыновья Драупади – все обладатели великих колесниц*.
________________________________________________________________________
* Махаратха, “великий воин на колеснице” (маха, от “великий, благородный, царский”; ратха, “колесница, воин”, описывает того, кто в высшей степени искусен в науке битвы, командует тысячью человек, и способен одной рукой сражаться против десяти тысяч лучников одновременно.
 
 
Божественно направляемая интроспекция Арджуны обнаруживает Царя Дурьодхану – Материальное Желание, открывающего Дроне-Самскаре, наставнику злых и добрых наклонностей:
            “Лучники разума, как искусный Арджуна (Самоконтроль) и Бхима (Контроль Жизни), могучие управители телесной колесницы, все построены, чтобы уничтожить моих солдат чувственных действий. Это Юйудхана (Божественная Преданность), Вирата (Самадхи), Друпада (Исключительное Бесстрастие); Дхриштакету (Сила Умственного Сопротивления), Чекитана (Духовная Память), Кашираджа* (Различительный Интеллект), Пуруджит (Умственное Углубление), Кунтибходжа (Правильная Поза), Шайбья (Способность Умственного Прилипания); Юдхаманью (Контроль Жизненной Силы), Утамайуджас (Жизненный Целибат); сын Субхадры, т.е., Абхиманью (Управление Собой); и сыновья Драупади (проявления, характерные для каждого из пяти позвоночных центров)”.
            Выше представленные, четвертая, пятая и шестая станзы, будут взяты вместе, по причине их взамосвязанного значения. Они описывают метафизических солдат души, пробужденных медитацией, в приготовлении ко внутренней духовной борьбе, этими силами Самореализации против тех врожденных чувственных привычек отождествления с телом – соревнование, которое должны выиграть духовне силы, прежде чем душа, возведенная на трон своего мозгового дворца сможет править со своими божественными придворными интуитивных качеств.
            Душа вступает в эту высочайшую метафизическую борьбу после победы в моральной битве между хорошими и злыми мыслями и действиями, а также в внутренней психологической войне, которая имеет место в ранних стадиях духовного предприятия между тягой чувственного ума в направлении сознания тела, ответственной за физическое и ментальное беспокойство, и тягой внутренних сил разума души в направлении спокойствия и концентрации на Боге. Моральные и психологические битвы между наклонностями чувственного ума и разума ведутся с помощью привычек и оккультных солдат внутренних тенденций (самскар), результирующих от прошлых действий, хороших или плохих. Метафизическая битва имеет дело с еще более глубоким конфликтом внутренних сил, когда йог уже начал испытывать в медитации плоды своей садханы, или духовных практик.
Развернутый комментарий:
Символические силы способностей души
Популярно заблуждение, что практика йоги подходит только для мистиков-адептов, и что эта наука лежит вне досягаемости кругозора обыкновенного человека. Всеже, Йога есть наука для всех существ. Человек, также как и каждый атом во вселенной, является внешним результатом этой божественной науки в действии.
____________________________________________________________________
* Царь Каши. Здесь используется титул, а не имя собственное.
 Практика йоги представляет собой набор дисциплин, посредством которых понимание этой науки развертывается, через прямой личный опыт Бога, Высшей Причины.
            Ученый-материалист начинает с обозреваемого следствия материи и стремится в работе назад к причине. Йога, с другой стороны, описывает ту причину и как она развилась вовне в феномены материи, и показывает, как следовать тому процессу в обратном направлении, чтобы испытать истинную духовную природу вселенной и человека.
            Чтобы понять значимость Гитовских стихов 4, 5 и 6, которые описывают метафизических солдат души (и последующие стихи, описывающие враждебных солдат телесного сознания), следует держать в уме определенные основы йоговской науки.
Физический мир есть в реальности ничто иное, как   ----------------*-----------------
 инертная материя. Наличие жизни и движения во всех    Йоговская физиология
формах, от атомов до человека, приходит от тонких сил               астрального и
астрального мира. Эти, в свою очередь, развились от         причинного тел
еще более тонких сил причинного или идеального
творения, творческих вибраторных мыслей, истекающих из сознания Бога. Человек, микрокосм, есть во всех отношениях миниатюрное изображение макрокосма. Его физическое тело есть грубая материя; его жизнь и способность воспринимать через чувста и понимать интеллектом зависят от тонких сил и способностей его астрального и причинного тел – инструментов души, живущей внутри, или индивидуализированного сознания Бога.*
             
________________________________________________________________________
*      Роль тонких астральных и причинных сил сознания в оперировании человеческих чувсв еще не была установленна материальной наукой. “Также фундаментальны, как наши чувства, многие секреты которых не поддаются еще научному исследованию,” –гласило сообщение в журнале Дискавэр (Июнь 1993), что подводит итог последним исследованиям чувственного восприятия. Например, - «Чувство осязания, и физический мир, который оно вводит в существование, имеет дело гораздо больше с тем, что происходит у нас в голове, чем в кончиках пальцев.”
        В Мозговой Революции (Нью Йорк: Бантам Букс, 1973), Мэрилин Фергюсон пишет:”Через мириады взаимодействий в мозгу мы воспринимаем; наши чувства выбирают из стимулов, мозговые структуры интерпретируют информацию, окончательной модели реальности где-то там во вне, с которой наши восприятия могут быть выверены, как верные или неверные, не существует….Роза является розой только потому, что человек видит ее таковой; без него был бы лишь образец водоворотов энергии”. [Что, с философской точки зрения, является тоже сомнительным утверждением, т.к. какой смысл имеет утверждение о существовании чего-либо, что никто и никогда не воспринимает? И как же тогда человек знает о существовании этого “водоворота” или чего-либо еще, и то, что это именно “водоворот”, а не “сапоги всмятку”? (Примечание переводчика)]
        “Чувства обычно производят два чуда”, говорит доктор философии Роберт Орнстайн в Психологии Сознания (Нью Йорк: Пенгвин Букс, 1986). “Во-первых каждый орган чувств действует, преобразуя определенный вид физической энергии –коротковолновый свет, молекулы кислого вкуса – в иной вид энергии: электрохимический процесс нейронной стрельбы. Этот процесс называется трансдукция. Каждое чувство имеет специализированные рецепторы, ответственные за эту трансдукцию внешней энергии в язык мозга. Глаз преобразует свет, ухо – звуковые волны, нос – газовые молекулы. Во-вторых, в какой-то точке сенсорной и     Физическое тело прямо создается и поддерживается силами астрального тела. Астральное тело и силы, в принципе, суть жизненные потоки праны. Жизненный поток есть смесь сознания и электронов, которой я дал название “жизнетроны”. Разница между жизнетронами и электронами состоит в том, что первые сознательны, тогда как вторые механичны. Электричество, сияющее в лампочке не создает лампочку. Есть только механическое взаимоотношение между лампочкой и электричеством, горящим в ней. Но жизненный поток в соединившихся спермотозоиде и яйце развивает ту первичную клетку в зародыш, и, в конечном итоге, в человеческое существо. Творческая энергия астрального тела нисходит в физическое тело через семь тонких центров в позвоночнике и мозгу, и остается там сконцентрированной, а также выражается вовне через эти центры. В течение лишь дней после зачатия, в эмбрионе можно заметить “нервный желобок”. Из этой первой фазы развития формируется позвоночник, мозг и нервная система, и, от этих развивающихся частей, развивается остальной человеческий организм – все это – работа сил астрального тела.
        Как у физического тела есть мозг,  спинной мозг с парами нервов, формирующими сплетения в шейной, спино-грудной, поясничной, крестцовой и копчиковой областях, а также разветвленную перефирийную нервную систему, так и астральное тело имеет астральный мозг тысячи лучей (тысячелепестковый лотос), астральный позвоночник с тонкими центрами света и энергии, и астральную нервную систему, мириады светящихся каналов которой называют надии. Физиология астрального тела дает жизнь физиологие физического тела. Астральное тело является источником сил и инструментов пяти чувств восприятия и пяти - действия. Астральная нервная система направляет движение жизни или праны в ее пяти различных формах, которые в физическом теле проявляются, как кристализация, циркуляция, ассимиляция, метаболизм и выделение. Основной астральный позвоночник света, сушумна, содержит в себе еще два сияющих позвоночника. Эта сушумна, или внешняя оболочка света, контролирует грубую активность астральных жизнетронов (тех, ассоциируемых со всеми функциями семи астральных спинальных центров с их пятью вибраторными творческими элементами – землей, водой, огнем, воздухом и эфиром), которые создают и поддерживают физическое тело*. Сушумна тянется от муладхара чакры, или копчикого центра, к мозгу.
_____________________________________________________________________
мозговой системы, имеет место вторая трансформация: Миллиарды электрических взрывов и химических выделений “нейронной стрельбы” становятся деревьями и пирогами, серебристой рыбой и смехом – познаваемыми миром человеческого опыта.
        Эти два чуда случаются в каждый момент нашей жизни, и такие непрерывные и обычные, что мы естественно не осознаем их. Мы на пути к пониманию, как работает первое чудо, но каждый ученый остается полностью мистифицирован вторым.»
        Австралийский физик Рэйнор Джонсон выразил это так: «Соборы и прима-розы, произведения искусства и стальной промышленности – что за мир сконструировал ум из электрических штормов в нескольких кубических сантиметрах серого вещества!” (Заметка издателя)
*См. XIII : 1, подробное описание того, как физическое тело создается и наделяется жизнью воздействием трех гун – тамас, раджас, саттва – на пять элементов.  
 Как вспомогательные сушумне, существуют две астральные надии по обеим сторонам от нее: слева - ида; справа - пингала.
Эти две, важнейшие из 72000 надей, представляют собой основные каналы астральной симпатической нервной системы – которая, в свою очередь, контролирует соответствующую симпатическую нервную систему грубого физического тела.*
      Внутри сушумны находится второй астральный позвоночник, называемый ваджра, который дает способности расширения, сжатия и всех двигательных асктивностей астрального тела. Этот ваджра протянут вверх от свадхистхана чакры, от крестцового центра. Внутри ваджры спрятан читра астральный позвоночник, контролирующий духовные активности (относящиеся к сознанию). Активности этих трех астральных позвоночников контролируются в основном астральным мозгом, сахасрарой, тысячи лучей. Особые лучи жизни и рассудка из тысячелепесткового лотоса света прямо отражаются в разных астральных позвоночных центрах, давая каждому его особые активности и сознание, так же точно как участки физического мозга присоединены к специальным нервам и нервным центрам в физических позвоночных сплетениях.
Как физическое тело сделано принципиально из плоти, а астральное тело из праны, разумного света или жизнетронов, так и причинное тело особо сделано из сознания, идей, которые я назвал “мыслетроны”. Это присутствие сил   
________________________________________________________________
     *Анатомия грубого физического тела, являющегося внешним выражением более тонких астральных сил, в общем построена по образцу жизнетронной астральной формы. Физический спинной мозг и цепочки нервных узлов симпатической нервной системы, идущей вдоль позвоночника, совпадают, соответственно, с астральной сушумной и надями, идой и пингалой, слева и справа от сушумны. Как сушумна есть наиболее внешний футляр двух более тонких каналов (ваджра и читра) астрального позвоночника и причинного “позвоночника” интеллекта (брахманади) – описывамого в комментарии на этот стих – физический позвоночный шнур также состоит из четырех концентрических слоев, защищенных позвоночником:
  1. Наиболее внешний есть узкое, наполненное лимфой капилярное  пространство, ограниченное твердой мембраной, dura mater
  2. слой губчатого вещества, наполненного цереброспинальной жидкостью, покрытый деликатной паутинной оболочкой
  3. белое и серое вещество, окруженное сосудистой оболочкой, наз. pia mater, которое содержит афферентные и эфферентные нервные волокна, соединяющие мозг с мускулами, чувствами и жизненными органами, посредством перефирических нервов
  4. исключительно тонкий центральный канал в середине серого вещества.
Два глаза физического тела, которыми воспринимается мир двойственности, сделанны по образцу трех фаз астрального духовного глаза: золотое кольцо астрального глаза окружающее сферу голубого (синего) света, в центре которого сияет яркий звездный свет пяти лучей, что симулируется в физических глазах – белком, радужной оболочкой и зрячком, соответственно.
                Физическое тело, в целом, когда располагается с вытянутыми в стороны руками, напоминает пятиконечную звезду, символизирующую пять звездных лучей, видимых в духовном глазе, который выслал вовне пять вибраторных элементов, создающих физическое тело: землю, воду, огонь, воздух и эфир (голова представляет тончайший элемент, эфир; две руки – воздух и огонь; а две ноги – более грубые элементы воды и земли).
                Все физическое творение, настолько вызывающее восхищение человеческого ума и интригующее для ученых исследователей, представляет собой  лишь мучительно дразнящие намеки на лежащие подспудно чудеса бытия – идеограммы Космического Автора, подлежащие расшифровке просветленными умами.
причинного тела за астральным и физическим телами является причиной и поддержкой их существованию, а также делает человека сознающим, чувствующим существом.
                        *                      Причинное тело имеет духовный мозг мудрости и Структура астрального и            духовный позвоночник, называемый брахманади, не
причинного позвоночников    имеющей световых оболочек, как трех-частный                                                *                        астральный позвоночник; он сделан из сильного потока сознания. Брахманади обычно описыватся как внутренность, или единственная внутренность, астрального позвоночника, читры. Это одновременно – факт и неправильное употребление термина. Брахманади, будучи “позвоночником” причинного тела, которое есть мысле-вибрации или сознание, можно только описать в относительных терминах, как находящегося “внутри” или покрытого теми тремя астральными позвоночниками, которые в свою очередь покрыты позвоночником физического тела. “Формы” трех тел и их “позвоночников” суть предмет степени грубости наложений одного на другое, затрудняющих восприятие более тонкого более грубым, но не мешающих их функционированию. Физические, астральные и причинные инструменты души существуют и функционируют, как интегрированное целое, через взаимодействие различных грубых и тонких сил.
            Внутри причинного цереброспинального “канала”, или брахманади, находятся семь духовных центров сознания, соответствующих тонким центрам света и силы в астральном теле. Физическое, астральное и причинное тела скрепляются вместе в этих центрах, объединяя три тела для совместной работы: физическая машина, энергизируемая астральной жизнью, с причинным сознанием, дающим способность понимать, думать, направлять по воле и чувствовать.
            Причинный мозг является резервуаром космического сознания, вечно-существующего, вечно-сознающего, вечно-блаженного Духа и его индивидуализированного выражения, души. Когда это сознание нисходит через причинные цереброспинальные центры, оно проявляется, как мудрость в причинном мозгу, интуиция – в причинной медулле, спокойствие в причинном шейном центре, сознание за жизненной силой – в спино-грудном центре, сознание силы самоконтроля - в причинном поясничном центре, сила разделения желания - в причинном крестцовом центре и сила сдержанности - в причинном копчиковом центре. Эти выражения космического сознания души, нисходящие через причинные цереброспинальные центры, посылают, через волевые действия,
 мудрость “клеткам” нескончаемых мыслей, составляющих причинное тело.
            Как только это сознание течет вовне причинного тела в астральное тело, и затем в физическое тело, притягиваемое магнетизмом чувственной привязанности к материи, прекрасное выражение оригинального космического сознания в возрастающей степени становится обманутым и грубым, теряя свою истинную Духовную природу. Чистое блаженное сознание, или мудрость, становится различением [разумом]. Разум, искаженный органиченностью чувственных восприятий, становится слепым капризным умом. Выраженный еще грубее, ум становится жизнью без способности понимания. Жизнь становится инертной материей.      
5 Bhagavad Gita 4 by Yogananda, translated form English by A. L. Koudlai (p.63 - 82 )
Эти стадии выражения называются в йоге футлярами (ножнами) или кошами. Все творение упаковано в одном или более из пяти кош. Они суть экраны иллюзии, каждый из которых, в нисходящем порядке, в большей степени затрудняет видение реальной Причины и Сущности всего творения, Бога.                            *
Эти пять кош суть: анандамайа коша, или оболочка       Коши – стадии эволюции в
блаженства; джнанамайа коша, интеллект или обо-       творении и человеке
лочка различения; маномайа коша, оболочка ума,                              *
манасапранамайа коша, оболочка жизни или праны; и анамайа коша, грубая материя. Футляр блаженства охватывает и является причиной причинного мира и тела человека. Три футляра, интеллекта, ума и жизни, суть покрывала астральной вселенной и тела человека. Материальный футляр выражается, как физическая вселенная и тело человека.
            В восходящем порядке, от материи к Духу, пять эволюционных стадий жизни являются результатами этих пяти оболочек. Когда, одна за другой, эти оболочки снимаются, имеют место соответственные проявления прогрессивно более высокого выражения жизни.
            Инертные минералы заключены во все пять оболочек. Со снятием анамайа коши или материального футляра, обнаруживается пранамайа коша, оболочка жизни, и результирующим проявлением является растительная жизнь. Когда снимается пранамайа коша, обнаруживается маномайа коша, оболочка ума, и проявляется животное царство. (Животные имеют восприятие и сознание, но не интеллект, позоляющий различать между правильным и ложным.) Когда маномайа коша отвертывается, обнаруживается джнанамайа коша, разумный футляр, и мы имеем выражение интеллекта, человека, со способностью думать, осмысливать и напралять свои действия, на основании различения и свободного выбора. Когда человек правильно использует эту способность разума, джнанамайа коша в конечном итоге снимается, и  анандамайа коша, или оболочка блаженства, обнаруживается. Это - состояние божественного человека, отделенного только тонкой вуалью индивидуальности от Бога.*
_____________________________________________________________________
* ”В конечном рассмотрении,” – заявил видный английский генетик Дж. Б. С. Холдэйн, - “вселенная не может быть ничем иным, как только прогрессивным выражением Бога”.
                Недавние открытия во многих областях исследования постепенно рассеивают долго лелеемое научное мнение, что эволюция развития жизни и интеллекта, которая произвела человека, была случайным процессом. Само существование живой материи приводит многих ученых к признанию присутствия плана в творении. “Тщательный анализ подсказывает, что вероятность случайного формирования даже слегка впечатляющей живой молекулы весьма мала.” Сообщил журнал Тайм, 28 декабря, 1992. Также статья в Ньюсуик, 19 июля, 1993, поставила вопрос: «Как частички газа и глины пришли к жизни?... Где бы составляющие жизни ни развились, соединение их во что-то более живое все еще кажется до сумасшествия невероятным. Фрэд Хойл, английский астроном (основатель Института Теоретической Астрономии при Кеймбриджском Университете) однажды сказал, что вероятность этого события подобна вероятности конструирования Бойинга 747 способом насылания ураганов на свалку.”
                “Одно интригующее наблюдение пришедшее от физики.” – утверждала статья в Тайм, - “это то, что вселенная кажется сконструированной и отрегулированной для существования жизни. Если бы сила гравитации немного увеличилась, звезды бы сгорали быстрее, оставляя мало времени для развития жизни на окружающих их планетах. Если бы на волос изменили относительные массы
Человек, будучи микрокосмом вселенной, имеет в себе все пять оболочек – материи, жизни, ума, интеллекта и блаженства. Только он из всех форм творения имеет способность отвернуть все эти пять оболочек и освободить свою душу, чтобы стать единым с Богом. Йога, как описывается в Бхагавад Гите и выражается этими самыми станзами, является методом, посредством которого это освобождение может быть достигнуто. Правильной практикой медитации подвинутый йог, через пранаяму, или контроль жизненной силы, развертывает оболочку жизненной энергии (пранамайа коша). Он находит, что эта жизненная энергия является звеном между материей и Духом. Обуздав жизненную силу, он понимает истинную природу материи (анмайа коша), как обманчивую объективизацию Духа. И, направляя вовнутрь жизненную энергию, отключает сознание от отождествления с ограниченным чувственным умом (маномайа коша), эта оболочка снимается, чтобы различительные способности интеллектуальноцй оболочки или буддхи (джнанамайа коша) могли преобладать в его жизни и его медитации. Культивация разумных качеств, посредством правильных духовных действий и йоговской медитации, дает ему в конце концов способность свернуть эту интеллектуальную оболочку, чтобы открыть тонкую оболочку блаженства
(анандамайа коша), которая есть покрывало причинного тела для его души, с его способностью чистой всезнающей интуиции и мудрости. Отвертывание оболочки блаженства есть глубочайшая медитация, йог погружает свою душу в благословенное единство с Богом.
___________________________________________________________________________________
протонов и нетронов, звезды могли бы никогда не родится, т.к. водород, который они сжигают не существовал бы. Если бы встряхнуть во время Биг Бэнга некоторые основные цифры –“начальные условия” –  материя и энергия никогда бы не сгустились в галактики, звезды, планеты или другие платформы, достаточно устойчивые для жизни, как мы ее знаем.
                Одним мало-публикуемым фактом является то, что эволюционные биологи теперь верят, что эволюции, очень вероятно, было дано достаточно времени, чтобы создать вид, ненаделенный нашей сущностной принадлежностью - интеллектом, столь значительным, что он осознает себя и начинает соображать, как вещи работают. В действительности, многие биологи давно верили, что (учитывая основную структуру вселенной,) приход жизни высоко сознательной был почти неибежен.”
                В Необъятном Путешествии (Нью Йорк: Рэндом Хаус, 1957), биолог Лорэн Айзели комментировала на долженствующий быть слепым эволюционный процесс “естественного отбора” и “выживание наиболее приспособленного”, которые сформировали сложные живые существа из сырых материалов земных: “Люди много говорят о материи иэнергии, о борьбе за существование, которая формирует жизнь. Эти вещи существуют, это верно; но более тонким, ускользающим, быстрее чем плавники в воде, является тот таинственный принцип, известный как организация, который оставляет все другие тайны, имеющие отношение к жизни, несвежими и незначительными в сравнении. Хотя, очевидно что без организации жизнь не приходит к концу, всеже эта организация не является , строго говоря, продуктом ни жизни, ни селекции. Подобно какой-то темной и случайной тени внутри материи, она выхватывает маленькими окнами (или пространствами) глаз образы о пении полевого жаворонка…. Если мертвая материя стоит за всем этим любопытным пейзажем скрипачей-сверчков, чирикающих воробьев и диву дающихся людей, это должно быть ясно даже наиболее преданному своей вере материалисту, что материя, о которой он говорит содержит удивительные, если не страшные силы, и может оказаться, как заметил Харди, “лишь одной из многих масок Великого Лица за ними.”” (Примечание издателя) 
Как объяснялось в комментарии на первый стих,   -------------------*------------------
Ученик может приобрести опыт просветления в ме-          Принципиальные раз-
дитации, и даже блаженство самадхи, но все же найти       умные способности
что он не в состоянии сохранять то сознание постоянно,                души
так как он оттягивается назад снова в телесное сознание
самскарами, или отпечатками, оставленными на его сознании от прошлых привычек и желаний. Это тогда есть состояние йога, готовящегося к метафизической битве. Способности чистого разума – те принципиальные, символически представленные, как сыновья Панду – были пробуждены в йоге, готовом востребовать назад телесное царство души.
            Пять Пандавов суть основные герои Гитовской аналогии, контролирующие армии сознания и энергии (праны) в пяти тонких центрах позвоночника. Они представляют качества и способности, приобретенные учеником, чья глубокая медитация сонастроена с астральными и причинными центрами жизни и божественного сознания.
           
В восходящем порядке, значение пяти Пандавов таково:
Сахадева: Сдержанность, Способность Воздерживаться от Зла (Дама, действенная сила сопротивления, упорство, которым беспокойные внешние чувственные органы могут быть контролированны); и вибраторный элемент земли в копчиковом центре, или муладхара чакре.
Накула: Приверженность, Способность Придерживаться Хороших Правил (Сама, позитивная способность впитывать, внимание, которым ментальные тенденции могут контролироваться); и вибрирующий элемент воды в крестцовом центре, или свадхистнана чакре.
Арджуна: Самоконтроль; и вибраторный элемент огня в поясничном центре. Этот центр, манипура чакра, дарует огненную силу ментальной и телесной способности сражаться против развернутого наступления чувственных солдат. Это подкрепление хорошим привычкам и действиям; тренер привычек. Он держит тело прямо и является причиной очищения тела и ума, а также делает возможной глубокую медитацию.
            Мы увидим позже, почему этот центр аллегорически представляет Арджуна, наиболее искусный из всей армии Пандавов, когда мы рассмотрим его двойную функцию. Это есть поворотный пункт жизни ученика от грубого материализма к более тонким духовным качествам. От поясничного к крестцовому и копчиковому центрам жизнь и сознание стекают вниз и вовне к материалистическому и привязанному к чувствам телесному сознанию. Но в медитации, когда ученик помогает жизни и сознанию притянуться к магнетизму в более высоком спино-грудном центре*, сила этого огненного поясничного центра,
____________________________________________________________________
*См. I:21-22 о магнетизме между центрами: копчиковым, спино-грудным и третьего глаза.
 диссоциирует себя от материальных забот и поддерживает духовную работу ученика, посредством способностей более высоких центров.
            Когда сознание ученика погрузилось очень глубоко в медитацию, превосходя физическое сознание и начальные состояния астрального футляра души, он открывает внутренний астральный позвоночник (читру) в поясничном центре или манипура чакре, отверстие из астрального тела к более тонкой причинной оболочке души. Это широко известное отверстие брахманади, или причинного позвоночника с его центрами божественного сознания, ведущего через читру, ваджру и сушумну. Когда жизнь и сознание были повернуты вовнутрь в глубокой медитации,  это здесь ученик погружается в поток канала брахманади и входит в более тонкую сферу души, последний футляр, через который необходимо пройти йогу, прежде чем он сможет, посредством еще более глубокой медитации, в конечном итоге взойти через брахманади к Духу.
            Когда Арджуна, сила самоконтроля в поясничном центре, возжигает огонь медитации и духовного терпения и решимости, он тянет вверх жизнь и сознание, которые текли вниз и вовне, через поясничный, крестцовый и копчиковый центры,
и этим дает медитирующему йогу необходимую силу, чтобы следовать курсом глубокой медитации, ведущей к Самореализации. Без этого огня и самоконтроля духовный прогресс невозможен. Так Арджуна, более буквально, представляет ученика самоконтроля, терпения и решимости, внутри которого происходит битва Курукшетры. Он является основным поклонником и учеником Господа, Бхагавана Кришны, которому в диалоге Гиты Кришна показал путь к победе.
            Оставшиеся двое Пандавов суть:
Бхима: Сила Жизненности, контролируемая душой жизненная сила (прана); и вибраторно творческий элемент воздуха (или прана) в спино-грудном центре, или анахата чакре. Сила в этом центре помогает ученику в практике правильных техник пранаямы, чтобы успокоить дыхание и контролировать ум и чувственные нападения. Это – способность усмирить внешние и внутренние органы, и так уничтожить нашествие какой-угодно страсти (вроде похоти, жадности или гнева). Это – разрушитель болезни и сомнения. Это – центр божественной любви и духовного творчества.
Юдхиштхира: Божественное Спокойствие; и творческий вибраторный элемент эфира в шейном центре, или вишуддха чакре. Юдхиштхира, старший из сыновей Панду (буддхи, или чистого интеллекта), подходяще изображен, как царь всех различительных способностей, потому что спокойствие есть необходимый фактор для любого выражения правильного распознавания. Все, что волнует сознание, чувственное или эмоциональное, искажает все, что было воспринято. Но спокойствие есть ясность восприятия, сама интуиция. Как вездесущий эфир остается неизменным, неподлежащим смуте насилия Природных сил, которые разыгрываются на его фоне, так и разумная способность Юдхиштхиры есть неизменное спокойствие, которое различает все вещи без искажения. Это – способность планировать свержение враждебной страсти. Это – сила внимания, продолжительного внимания на правильном объекте. Она управляет продолжительностью и проницательностью внимания. Это способность логического вывода последствий дурных действий, и способность приобретения добродетели через спокойствие. Это – способность сравнения добра и зла, а также здравого смысла в восприятии добродетели поддержания друга и уничтожения врага (например, в отношении чувств и привычек). Это – сила интуитивного воображения, способность представить или увидеть правду до того, как она проявится.*
            Основной советник и поддержка Пандавов есть Сам Господь, который в форме Кришны, представляет разнообразно Дух, душу, или интуицию, как выраженные в состоянии сверхсознания, Кутастха, или сознании Христа, и космическом сознании в медулле, Христовом центре, и тысячелепестковом лотосе; или как учитель наставляющий своего ученика, поклоняющегося Арджуну. Так, внутри поклоняющегося, Господь Кришна есть направляющее божественное сознание, говорящее с более низким я, впавшим в заблуждение, опутавшись чувственным сознанием. Это Более Высокое Сознание является мастером и учителем, тогда как более низкий ментальный интекллект – учеником; Более Высокое Сознание советует более низкому я, как поднять себя в гармонии с вечными истинами, исполняя свои врожденные, Богом данные обязанности.
--------------*---------------     Описание тонких цереброспинальных центров и их Соответствие Йоги          деликатных функций жизни и сознания было вызовом Патанджали аллего-     ученым в поколениях. Увесистые тома были написаны, рическому сражению       в которых даже острейшие умы заблудились в
Гиты                              лабиринтах, ими же созданных. Несказанные тысячи                                                     надий (астральные нервы-проводники праны), электромагнитные силы астрального и причинного тел, их воздействие на сознание, все служат, чтобы оперерировать атомической, клеточной и химической активностью, а также состояниями сознания грубого физического тела и ума. Но, принадлежа другому измерению, они превышают языковые ресурсы и не вписываются в ограничения сферы трех измерений. Всеже, даже без интеллектуального понимания, в каждом климате и эпохе существовали те, кто, практикуя основы истинной религии, пришли к интуитивному восприятию реальной природы человека и вселенной, в которой он живет, а также Божественной Причины, из которой оба возникли. Увесистая Махабхарата божественного пророка Вьясы является не только историей, но доступной пониманию аллегорией этой науки о творении и природе Творца. ______________________________________________________________________
*Недавнее научное исследование способности ума воплощать видения, подтвердило, что люди могут научиться, как обуздать их способность создавать и работать с резкой ментальной образностью для физического, ментального и духовного благосостояния. В одном семилетнем исследовании, доктор С. Рапапорт анализировал 25 индивидуумов, которые достигли необыкновенных физических трансформаций – преодоления врожденных дефектов, выздоровления от неизлечимых болезней, относящихся к функциональности после изуродовавших их несчастных случаев, и т.д.”Все эти люди говорили мне тоже самое. Они все имели образ в уме, того кем и чем они хотели быть, и они буквально выростили свои физические тела в те воображаемые формы.” (Примечание издателя).
Гита, маленькая порция эпоса Махабхараты, является сущностью той йоговской науки. Она устанавливает основы истинной религии, практикой которых Самореализация достигается.     
            Великий мудрец Индии Патанджали, даты жизни которого являются предметом догадок ученых*, понимал что Бхагавад Гита была “Небесной Песнью”, которой Господь хотел объединить души своих невежественных и заблудших детей со своим Духом. Это должно было быть осуществлено научно, посредством физического, ментального и духовного закона. Патанджали объяснил эту духовную науку в точных метафизических терминах в его прославленных Йога Сутрах. Его целью было добраться до самого ядра йоги, применение которой предоставляет ученику средства реализовать Бога и, с высоты этого, познать, через интуитивную Самореализацию, сложные феномены проявленного творения. Тогда как Гита описывает аллегорически процесс Богопознания, Патанджали говорит о научном методе объединения души с нераздельным Духом в такой красивой, ясной и сжатой манере, что поколения ученых признавали его наилучшим выразителем йоги.
            Цель Гиты становится ясна сразу, как только мы видим, как каждый из воинов, упомянутых в стихах 4 – 8 относится к практике йоги, описанной Патанджали в его Йога Сутрах. Соответствие находится в метафорическом значении различных метафизических воинов, на которое намекают их имена, или их санскритские корни, или же их значения в эпосе Махабхараты.
            В стихах 4, 5 и 6, Царь Желание (Дурьодхана) информирует своего наставника Привычку Прошлого (Дрону) о духовных солдатах в цереброспинальных центрах, которые построислись в боевом порядке. Эти метафизические солдаты, собравшиееся поддержать дело пяти Пандавов, суть духовные следствия ученической практики йоги. Они, наряду с пятью основными Пандавами, приходят напомощь йогу в его борьбе против злых солдат чувственного ума.
            Дурьодхана называет их Ююдхана, Вирата, Друпада, Дхриштакету, Чекитана, Царь Каши (Кашираджа), Пуруджит, Кунтибходжа, Шайбья, Юдхаманью, Уттамаюджас, сын Субхадры (Абхиманью) и пять сыновей Друпади. Их метафорическая значимость будет объяснена в категорическом порядке, принятом Патанджали.
            Патанджали начинает свои Йога Сутры определяя Йогу, как “нетрализацию изменчивых волн сознания» (читта вритти ниродха – 1:2) Это также можно перевести как “прекращение модификаций умственного вещества”. Я объяснил в Автобиографии Йога: “Читта есть понятный термин для думающего принципа, который включает пранические жизненные силы, манас (ум или чувственное сознание), ахамкара (эго), и буддхи (интуитивный разум). Вритти (буквально “водовороты”) относится к волнам мысли и эмоции, которые непрестанно поднимаются и падают в человеческом сознании. ________________________________________________________________
*“Даты жизни Патанджали неизвестны, тем не менее, многие ученые относят его к второму веку до н.э. Риши писали трактаты на многие темы, с такой проницательностью, что века были бессильны превзойти их; хотя, к последующему ужасу историков, эти мудрецы не приложили усилий приложить свои собственные даты и личную печать к их литературным работам. Они знали, что их скоротечные жизни были лишь временно важны, как вспышки великой бесконечной Жизни; и что
истина вневременна, не подлежит торговому клейму, и не является их личной собственностью.” – Автобиография Йога
  Ниродха означает нетрализацию, прекращение, контроль.”
            Патанджали продолжает: “Тогда видящий пребывает в своей собственной природе, или Я” (1:3). Это относится к его истинному Я, или душе. Это значит, он достигает Самореализации, единства его души с Богом. Патанджали объясняет в сутрах 1:20-21 : “[Достижение этой цели йоги] предворяет шрадха (преданность), вирья (жизненно-важный целебат), смрити (память), самадхи (опыт Божественного единения во время медитации), праджна (различающий интеллект). Достижение этого ближе всего к тем, обладающим божественным пылом (пламенной преданностью и стремлением к Богу, и экстримальным бесстрастием к миру чувств)”.
            Эти сутры дают нам первых шесть метафизических солдат, готовых помочь йогу в битве за Самореализацию:
1. Ююдхана – Божественная преданность (Шраддха)
               
                От санскритского корня юдх, “сражаться”, Ююдхана значит буквально “тот, кто сражался для своего собственного блага.” Метафорически: “Тот, кто пламенно желает сражаться, чтобы выявить духовное сознание”. Это представляет собой привлекательный принцип любви, чья “обязанность” есть притянуть творение назад к Богу. Чувствуемое поклоняющимся как шраддха, или преданность Богу, это есть естественное влечение сердца познать Его. Это побуждает ученика к духовной активности и поддерживает его садхану (духовные упражнения). Шраддха часто переводится как вера; но более аккуратно определяется, как естественная склонность, или преданность, сердечной способности обращения к своему Источнику, и вера есть интегральная часть подчинения этой тяге. Творение есть результат отталкивания, движения прочь от Бога – экстериаризация Духа. Но сила притяжения присуща материи. Это есть любовь к Богу, магнит, который в конечном итоге притягивает творение назад к Нему. Чем больше поклонник настраивается на это, тем сильнее эта тяга становится, и ускоряется очищающее воздействие йоговской божественной преданности.
            Ююдхана, Божественная Преданность, борется с силами неуважительного сатанического безверия или сомнения, которые стремятся разубедить и обессилить аспиранта.
2. Уттамаюджас Витальный Целибат (Вирья)
            Буквальное значение  Уттамаюджас, воина Махабхараты, есть “исключительно доблестный”. Обычное истолкование, даваемое Патанджаливскому вирья, есть героизм или мужество. Но в йоговской философии, вирья также относится к творческому семени, которое вместо чувственного рассеивания, преобразуется в его чистую жизненную сущность, дает великую телесную силу, жизненность и моральное мужество.*
________________________________________________________________________
*Женский эквивалент семени есть воспроизводительный элемент, создающий яйцо и развивающий его в живое существо. Йога учит, что в сексуальном акте, оба мужчина и женщина растрачивают ресурс тонкой жизненной силы, присущий воспроизводительным органам.
Так, мы находим, что Уттамаюджас от санскритского уттама, “главный капитал” и оджас , “энергия, мощь, телесная сила”, можно также перевести, как “принципиальная сила, главная телесная сила”. Отсюда метафорически: “Тот, чья мощь непревзойденна (сила высшего качества)”. Жизненная сущность, когда поставленна под контроль йогом, является основным источником его духовной силы и моральной крепости. Эта жизненная сущность, чувственный ум, дыхание и прана тесно соотносятся. Контролирование даже одного, ставит под контроль также и другие три. Ученик, применяющий научные техники йоги, чтобы контролировать одновременно все четыре силы, быстро достигает более высокого состояния сознания.
                Уттамаюджас, Витальный Целибат, предоставляет свою силу ученику, чтобы победить силы искушений и дебоширских привычек, и, так, освободить жизненную силу для поднятия над грубыми удовольствиями к божественному блаженству.
3. Чекитана – Духовная Память (Смрити)
            Чекитана означает “сознательный”. От его санскритского коня чит происходят “казаться-являться, сиять, помнить”. Метафорически:”Он припоминает, реализует, истинное знание, восприятие коего ясно, отчетливо.” Патанджалевское смрити означает память, божественная и человеческая. Это та способность, посредством которой йог припоминает свою истинную природу, как сделанного по образу и подобию Бога. Когда эта память является или сияет его сознанию, она дает ему то сознание или ясное восприятие, которое помогает осветить его путь.
            Чекитана, Духовная Память, готов противостоять материальной иллюзии, которая заставляет человека забыть Бога и считать себя телесно-ограниченным смертным существом.
4. Вирата – Экстаз (Самадхи)
            Когда пять Пандавов были изгнаны из их царства Дурьодханой, условия были таковы, что они должны провести двенадцать лет в лесу и затем тринадцатый год они должны прожить неузнаные шпионами Дурьодханы. Так случилось, что Пандавы провели этот тринадцатый год инкогнито при дворе царя Вираты. Метафорически это означает, что как только материальные желания и привычки берут полную власть, требуется цикл двенадцати лет для освобождения телесного царства от узурпаторов. Прежде чем законные разумные качества смогут вернуть свое царство, ученик должен приобрести эти качества из самадхи медитации, и быть в состоянии придерживаться их, выражая через физическое тело и чувства. Когда различительные способности так докажут свое могущество, они готовы для метафизического сражения, чтобы востребовать свое телесное царство. Так, Вирата представляет Патанджаливские самадхи, временные состояния Божественного соединения в медитации, из которых йог черпает свою духовную силу. Вирата происходит от санскритского ви-раадж, “править, сиять изнутри”. Ви выражает отчетливость, противопоставление, подразумевая разницу между правлением обычным образом и управлением от божественного сознания, испытанного в самадхи. Метафорически: “Полностью погруженный в свое внутреннее Я”. Под влиянием или управлением самадхи, сам ученик просветляется и управляет своими действиями, посредством божественной мудрости.
            Вирата, Самадхи, состояние единства с Богом, достигнутое в глубокой медитации, разбивает иллюзию, которая заставляла душу видеть через ее эго-природу, не Один Истинный Дух, но материю и пары противоположностей.
5. Кашираджа – Различительный Разум (Праджна)
            Слово Кашираджа происходит от каши, “лучезарный, великолепный, светлый” и раадж, “править, управлять, сиять”. Это означает управлять с помощью света, или великолепным, ясным способом; свет, проявляющий субстанцию за кажущимся. Метафорически: “Тот, чье сияние является причиной сияния всех других вещей (их действительного откровения).” Этот союзник Пандавов соответствует Патанджаливскому праджна, различающему разуму – интуиции или мудрости – которая является принципиальной просветляющей силой в ученике. Праджна не есть всего лишь интеллект ученого, в рамках логического вывода и памяти, но выражение божественной способности Высочайшего Знатока.
            Кашираджа – Различительный Разум, защищает поклоняющегося от западней хитрых солдат ложного рассудка.
Друпада – Исключительное Бесстрастие (Тивра-самвиджа)
            Буквальный перевод санскритских корней в Друпада – дру, “бежать, спешить” и пада, “шаг, стопа”. Метафорически: “Быстро шагающий”. Подразумевается “быстро наступающий”. Это соотносится с Патанджаливским тивра-самвиджа ; тивра – “экстремальный”, сам – “вместе” и видж – “двигаться быстро, спешить”. Слово самвиджа также означает бесстрастие по отношению к мирским вещам, возникающее из пылкого стремления к освобождению. Эта бесстрастная отрешенность от мирских объектов и привязанностей упоминается также в Гите, как вайрагья.* Патанджали говорит, как цитировалось раньше, что цель йоги есть ближайшая (т.е. достигается быстрее) теми, кто обладает тивра-самвиджа. Это интенсивное бесстрастие не есть негативное безразличие или обездоленное состояние отречения. Значение этого слова скорее охватывает такую пламенную преданность достижению духовной цели – чувство, побуждающее поклоняющегося к позитивной активности и ментальной интенсивности – что желание мирского естественно преобразуется в исполнение желания достигнуть Бога.
            Друпада, Исключительное Бесстрастие, поддерживает ученика в борьбе против сильной армии материальных привязанностей, которая стремится отвратить его от духовной цели.
_______________________________________________________________________
*См. например, VI:29 и XVIII:52. 


 
 Следующие союзники Пандавов представляют   --------------*---------------
собой основные части йоги. Эти йогаанги, или части        Восемь основных
йоги, известны, как Восьмиступенный Путь Йоги             ступеней Раджа
Патанджали. Они пронумерованны в его Йога Сутрах,             Йоги
II:29 : Яма (моральное поведение, воздержание от аморальных действий); нияма (соблюдение религиозных предписаний); асана (правильная поза для телесного и ментального контроля); пранаяма (контроль праны или жизненной силы); пратьяхара (интериаризация ума); дхарана (концентрация); дхьяна (медитация); и самадхи (божественное единение).
      Продолжая теперь описывать метафизических солдат:
7. Дхриштакету – Способность Умственного Сопротивления (Яма)
        В санскрите корень дхриш имеет значения: “быть смелым и мужественным; решительно агрессивным”. Кету значит “шеф или вождь”; также “яркость, ясность; интеллект, суждение”. Метафорически: “Побеждающий трудности своим разумом”. Объект, против которого направлена сила Дхриштакету, выявляется также в его имени. В дополнение к значению смелый и отважный, дхришта означает “распущенный, безнравственный”. Дхриштакету отражает собой ту способность внутри ученика, которая имеет правильное убеждение атаковать мужественно злые наклонности к аморальному поведению – что представляет собой ментальную способность сопротивлятся. Так, это соответсвует Патанджаливской яме, моральному поведению. Эта первая ступень Восьмиступенного Пути выполняется послушанием “Да, не совершит он…” – воздержанием от причинения вреда другим, лжи, воровства, невоздержанности, особенно половой, и алчности. Понимаемые в полном смысле их значения, эти предписания охватывают все моральное поведение. Послушанием им, йог избегает первейших или основных трудностей, которые могут препятствовать его прогрессу к Самореализации. Нарушение правил морального поведения производит не только несчастья настоящего, но и длительные кармические последствия, которые ослепляют ученика и ведут к страданию и моральной слабости.
      Дхриштакету, Сила Ментального Сопротивления, борется с желаниями поддаться распущенному поведению, противоречащему духовному закону, и помогает нейтрализовать кармические последствия прошлых ошибок.
8. Шайбья – Сила Ментальной Дисциплины (Нияма)
      Шайбья, часто пишется Шайвья и относится к Шиве, слову, которе в свою очередь происходит от санскритского корня шии, “в ком лежат все вещи”. Шива значит также “благоприятный, благожелательный, счастливый; милостыня, вспоможение”. Метафорически: “Придерживающийся того, что хорошо или благоприятно – того, что ведет к его собственному благополучию.” Шайбья соответствует Патанджаливской нияме, религиозным послушаниям. Это представляет собой способность ученика придерживаться духовных предписаний ниямы, “Ты должен (соблюдать)…”: чистоту тела и ума, удовлетворенность во всех обстоятельствах, самодисциплину, самоизучение (созерцание), и преданность Богу.
      Шайбья, Сила Ментальной Дисциплины, доставляет йогу армию позитивных, духовных и самодисциплинированных солдат, чтобы победить батальоны злых произодящих страдание активностей и следствий прошлой дурной кармы.
      Яма-нияма суть основание, на котором йог начинает строить свою духовную жизнь. Они гармонизируют тело и ум с божественными законами природы, или творения, производя внутренне и внешнее благосостояние, счастье и силу, которая влечет йога к более глубоким духовным практикам и делает его восприимчивым к благословениям его, гуру-данной, садхане (духовного пути).
9. Кунтибходжа – Правильная Поза (Асана)
        Бходжа, в Кунтибходжа, происходит от бхудж, “входить во владение, управлять, править”. Кунтибходжа – это приемный отец Кунти. Метафорически: “Тот, кто входит во владение и поддерживает духовную силу – Кунти – призывающую божественные силы на него самого.” Кунти – жена Панду и мать трех старших братьев-Пандавов - Юдхиштхиры, Бхимы и Арджуны – и приемная мать двух младших братьев, близнецов – Накулы и Сахадевы. Она обладала способностью вызывать богов (космические творческие силы), посредством чего были рождены эти пять сыновей.* Метафорически, Кунти (от ку, звать) есть духовная сила пламенного поклоняющегося вызвать помощь творческой жизненной силы в его садхане. Кунти (также как и Друпада) символизирует ученическое бесстрастие к миру и стремление к Богу, что, во время медитации отворачивает от внешнего поток жизненной силы, чтобы сконцентрироваться внутри. Когда жизненная сила и сознание соединяются с Панду, буддхи (разумом), таттвы, или элементы в тонких позвоночных центрах (зачатые в микрокосмической матке, или центрах тела, макрокосмическими, или универсальными творческими силами) открываются йогу (т.е., Кунти дала им рождение).
      Кунтибходжа соответствует Патанджаливской асане, способности возникающей от обездвиживания или контролирования тела, т.к. правильная поза исключительно важна для йоговской практики контроля жизненной силы. Как Кунтибходжа “удочерил и вырастил” Кунти, так и асана “поддерживает” способность вызывать божественную жизненную энергию в подготовке к практике пранаямы, или контроля жизненной силы (ступень, следующая за асаной в Восмиричном Пути).
      Асана предписывает необходимую правильную позу для йоговской медитации.       
________________________________________________________________
*См. Введение, стр.
Хотя развилось много вариантов, сущностные основы состоят в следующем: тело с прямым вертикальным позвоночником, подбородком, параллельным земле; плечи назад, грудь выпуклая, живот втянут; и глаза сфокусированы на Кутастха, центре между бровями. Тело должно быть смирно и неподвижно, без натяжения и напряжения. Когда освоена, правильная поза, или асана, становится, как выразился Патанджали, “устойчива и приятна”* Это дает телесный контроль и ментальное и физическое спокойствие, делая йога способным медитировать часами, если он хочет, без утомления и беспокойства.
      Это очевидно, тогда, почему асана необходима для контроля жизненной силы: она поддерживает внутреннее бесстрастие к требованиям тела способность пламенности, нужную чтобы вызвать помощь жизненных энергий в поворачивании сознания вовнутрь к миру Духа.
      Кунтибходжа, Правильная Поза, обеспечивает физическое и ментальное умиротворение, необходимое для борьбы с телесными ограничениями, тенденциями к лени, беспокойству и привязанности к плоти.
10. Ююдхаманью – Контроль Жизненной Силы (Пранаяма)
      От юдх, “сражаться”, и манью, “высокое настроение, рвение”, Ююдхаманью означает “сражаюшийся с великим жаром и решимостью”. Метафорически: “Тот, чья основная активность состоит в борьбе, чтобы выявить божественное сознание.” Жизненная сила есть звено между материей и Духом. Течением вовне она открывает ложно-влекущий мир чувств; обращаясь вовнутрь, она тянет сознание к вечно удовлетворяющему блаженству Бога. Медитирующий поклоняющийся сидит между двумя этими мирами, стремясь войти в царство Бога, но оставаясь вовлеченным в борьбу с чувствами. С помощью научной техники пранаямы, йог, наконец, побеждает, поворачивая назад жизненную энергию, которая сделала внешним и уловленным чувствами его сознание в деятельности дыхания, сердца и жизненных токов. Он вступает во внутренне, спокойное по своей природе царство души и Духа.
      Ююдхаманью, Контроль Жизненной Силы, - неоценимый воин в армии Пандавов, который разоружает и обессиливает армию чувств слепого ума.
11. Пёруджит – Интериаризация (Пратьяхара)
          Пёруджит, в буквальном переводе, значит “завоевывающий многих”, от пёру (корень при), “многие”, и джит (корень джи), “ завоевывающий; устраняющий (в медитации)”. Метафорически: “Тот, кто завоевал бастионы астральных сил, управляющие чувствами”. Санскритское слово пёр (корень при) значит “бастион” и здесь относится к чувственным крепостям ума и его органов чувств, функции которых управляются астральными силами в тонких позвоночных центрах. В санскритском корне джи есть значение “подчинять, господствовать”.
 ____________________________________________________________________
*Йога Сутры II:46.
 Пёруджит, как соответствует Гитовскому контексту, подразумевает, того, кем многие (чувственные солдаты) чувственных бастионов тела покоряются и подчиняются. То есть, Пёруджит соответствует Патанджаливской пратьяхаре, оттягиванию сознания от чувств, результат успешной практики пранаямы, или контроля жизненной силы (астральных сил), которая оживотворяет чувства и несет их передачи к мозгу. Когда ученик приобрел пратьяхару,  жизнь отключается от чувств, а ум и сознание смирны и интериаризованны (внутри).
      Пёруджит, Интериаризация, обеспечивает йога устойчивостью ментального покоя, который препятствует внезапному рассеиванию ума (на материальных объектах) врожденными привычками чувственной армии.
12. Саубхадра, т.е. Сын Субхадры (Абхиманью) – Самоконтроль (Самьяма)
       Субхадра – жена Арджуны. Их сына зовут Абхиманью, от абхи, “с интенсивностью; понаправлению, в” и манью, “дух, настроение, ум; пыл”. Абхиманью символизирует интенсивное внутреннее состояние (духовное настроение, или бхава), в котором сознание притягивается “понаправлению” или “в” единство с объектом его концентрации, или пыл, дающий совершенный самоконтроль или самообладание. Об этом говорит Патанджали в своих Йога Сутрах, III:1-4, как о самьяме, совокупный термин, под которым три последние ступени Восьмиричного Пути сгрупированы вместе.
      Первые пять ступений суть предворительная йога. Самьяма, от сам, “вместе”, и яма, “удерживание”, состоит из оккультной троицы: дхараны (концентрации), дхьяны, (медитации) и самадхи (божественного единения), и представляет собой собственно йогу. После того, как ум оттянут от чувственных беспокойств (пратьяхарой),   дхарана и дхьяна, в сочетании, производят различные стадии самадхи: экстатической реализации и, в конце концов, божественного единения. Дхьяна, или медитация, есть фокусировка освобожденного внимания на Духе. Это включает медитирующего, процесс, или технику, медитации и объект медитации. Дхарана есть концентрация или фиксация на той внутренней концепции или объете медитации. Так возникает из этого созерцания восприятие Божественного Присутствия, вначале внутри медитирующего, и затем развиваясь в космическую концепцию – понимание величия Духа, вездесущего внутри и за пределами всего творения. Кульминацией самьямы (самообладания) является то, когда медитирующий, медитация и объект медитации становятся одним – полная реализация единства с Духом.
      Упоминанием в Гите Абхиманьювского происхождения по матери, Саубхадра, нас направляют к значению Субхадры, “славный, великолепный”. Так, Абхиманью есть то самообладание, которое дарует свет или просветление. Метафорически: “Тот, чей интенсивно концентрирующийся ум сияет везде”, т.е. освещает или выявляет всё; проявляет просветленное состояние Самореализации.  
Абхиманью, Самообладание, есть тот великий воин Пандава, чьи победы дают йогу способность оттеснять нападения беспокойного, обманывающего сознания эго, чувств и привычек, и так, оставаться дольше и дольше в состоянии божественного сознания души – одинаково, во время и после медитации.
13. Cыновья Драупади – пять позвоночных центров,                                               пробужденных Кундалини
         Драупади – дочь Друпады (Исключительного Бесстрастия). Она символизирует духовную силу, или кундалини, которая пробуждается, или рождается от Друпады, божественного пыла и бесстрастия. Когда кундалини поднимается, она “вступает в брак” с пятью Пандавами (творческими вибраторными элементами и сознанием в пяти позвоночных центрах), и таким образом рождая пять сыновей.
      Сыновья Драупади суть проявления пяти открытых и пробужденных позвоночных центров – такие как особенные формы, огни или звуки, характерные для каждого центра – на которых йог концентрируется, чтобы развить способность различения и бороться с чувсвенным умом и его отпрысками.
Стих 7
О Цвет Дважды-рожденных (лучший из Браминов), послушай, также, о выдающихся среди нас генералах моей армии, о которых я говорю сейчас        для твоего осведомления.
Божественно направляемая интроспекция Арджуны, поклоняющегося, продолжается: “О Ученый (Дрона-привычка-общий наставник обоих, хороших и плохих, склонностей), осмотрев командующих генералов солдат мудрости, я, Дурьодхана, царь Материальное Желание, собщаю сейчас, для твоего осведомления, имена наиболее выдающихся и могучих защитников моей армии чувств, построенной для уничтожения сил мудрости”.
Стих 8
Эти воины суть ты сам (Дрона), Бхишма и Крипа – победители в сражениях; Ашватхаман, Викарна, сын Сомадатты, и Джайадратха*.
____________________________________________________________________
*Среди более чем семидесяти санскритских комментариев на Гиту, произведенных учеными высокой репутации – первый доступный был написан Ади Шанкарачарьей – временами варианты случаются в Гитовских шлоках. Слово Джайадратха, появляется в некоторых версиях после “сын Сомадатты”, но не в других. Когда аллегория Гиты сопоставляется с Патанджаливскими Йога Сутрами, как в этом комментарии Парамахансаджи, необходимость для включения Джайадратхи становится очевидной. (Примечание издателя)
“Вожди моей чувственной армии суть ты сам (Дрона, Привычка или Внутренняя Cклонность), Бхишма (Внутри-видящее Эго), Карна (Привязанность), Крипа (Индивидуальная Иллюзия), Ашваттхаман (Скрытое Желание), Викарна (Отвращение), Сомадатти (сын Сомадатты, т.е. Бхуришварас, представляющий карму, или Материальную Активность) и Джайадратха (Привязанность к Телу).”
      Царь Дурьодхана, Материальное Желание, осмотрев в страхе ошеломляющие силы своего противника, разума, теперь пытается успокоить свой озабоченный ум, а также и ум своего наставника Дроны, Привычки, описывая силы своей собственной армии – чувственных солдат и генералов, построенных для его защиты.
      Человеческая склонность к материальному желанию начинает нервничать, понимая свою слабость и неминуемое поражение, когда ему сопротивляется различительный разум, снова поднявшийся для защиты своих потерянных прав. Непостоянства и слабости, ставшие второй натурой человека, всегда обеспокоены пробуждением спящего сознания и внутреннего различения. Желание обычно неоспоримо влавствует над телесным царством чувственно склонного ума. До тех пор пока желание подходящим образом и непрерывно удовлетворяет все свои склонности до конца, оно никого не беспокоит. Но желание тревожится, как только отождествляющийся с чувствами человек-животное (ограниченный в основном маномайа кошей) пробуждает интроспекцией свои более высокие разумные способности (более полно развертывает джнанамайя кошу), с более ясным сознанием долга и праведности. Тогда желание не имеет больше свободного размаха, т.к. эти новые воины разума начинают прерывать небожеские занятия желания.
              Царь Материальное Желание хочет, чтобы Прошлые Привычки-склонности, союзники превалирующих чувственных тенденций, полностью ознакомились с силой метафизической армии противника, с целью выработки необходимых средств её преодоления.
Расширенный Комментарий: Символические Силы, противостоящие Душевным Качествам 
Как Пандавы, перечисленные в стихах 4-6, обозначают принципы, необходимые йогу для достижения реализации или единства с Богом, Кауравы, названные Дурьодханой в стихе 8, метафорически представляют собой особые принципы, препятствующие духовному прогрессу.
            В Йога Сутрах, 1:24, Патанджали говорит: “Бог (Ишвара) не затронут клешами (бедами), кармой (действием), випакой (привычкой) и ашайей (желанием).” В Йога Сутрах, II:3, клеши, или горести, разделены на пять категорий: авидья (невежество), асмита (эгоизм), рага (привязанность), двеша (отвращение), абхинивеша (телесная привязанность). Так как Бог свободен от этих восьми несовершенств, йог, стремящийся к единству с Богом, должен сначала освободить свое сознание от этих препятствий к духовной победе. Соотнося эти принципы, в порядке, данном Патанджали, с воинами Гиты, названными Дурьодханой, мы имеем:
1.     Крипа - Индивидуальное Заблуждение (Авидья)
            Традиционно говоря, имя Крипа происходит от санскритского корня крип, “сожалеть”. Но фонетически, что составляет основу чистого санскрита, в передачи буквами, корень соответсвует клрип*. От этого корня происходит значение “воображать”, намерение автора Вьясы символизировать Крипу, как авидью, индивидуальное заблуждение - невежество, иллюзию. Метафорически: “Тот, кто воображает материю, как нечто иное, чем она есть.” Авидья есть первое из пяти несчастий (клеш). Это индивидуальное заблуждение есть невежество в человеке, которое затуманивает его восприятие и дает ему ложную концепцию реальности. Патанджали описывает авидью в таких словах: “Невежество есть восприятие невечного, нечистого, злого и того, что не есть душа, как вечное, чистое, хорошее и душа.”**
            Майя, космическая иллюзия, есть универсальная субстанция форм в Бесконечном Бесформенном. Авидья есть индивидуальный космический гипноз или иллюзия, навязанная формам, которая заствляет                  *
их изображать, воспринимать и взаимодействовать        Майя и авидья: иллюзия одна с другой, как если бы каждая из них имела             и невежество
отдельную реальность. Божественное вездесущее                           
космическое сознание присутствует за разделениями Майи, через которые Творец выражает Его многообразие. Визуализацией Его мыслей, посредством способности майи , “магического измерителя”, Бог творит, поддерживает и растворяет миры  сновидений и их обитателей.
            Аналогично, человеческое немодифицированное божественное сознание, как индивидуализированная душа, является основой всех его проявлений. Божественная майевская сила визуализации была унаследована человеком в форме авидьи. Силой этого персонифицированного “измеряющего”, человеческое единое душевное-сознание становится раздельным. Обманчивым воображением, силой визуализации или выдумывания эгоистических концепций, человек создает свои собственные иллюзии реальности и “материализует”, или приводит их в существование или выражение посредством инструментов его разделенного сознания (ума, интеллекта, чувства и органов чувств восприятия и действия).***   
________________________________________________________________________
*Известный Санскритолог, У.Д. Уитни, в своей замечательной работе Корни,Глагольные-формы и основные производные Санскритского языка, ставит корень крп (крип) и клп (последний из которых дается как клрип Мониер-Уильямсом). В своем анализе клп, Уитни отмечает: “С этим корнем очевидно родственны крп (крип) (со времен Вед и Брахманов), крпа (крипа) (от Вед и далее).» (Замечание издателя)
**Йога Сутры II:5.
*** “Зрение требует гораздо большего, чем функционирующий физический орган; без внутреннего света, без формирующего визуального воображения, мы слепы”, - пишет профессор Артур Зайонк в Ловле света: Истории Переплетения  Света и Ума (Нью Йорк : Бантам Букс, 1993). Он цитирует французского глазного хирурга Морэ: “Было бы ошибкой предположить, что пациент, чье зрение было возвращено ему хирургической операцией, может после этого видеть внешний мир.” Удаление катаракт у людей, слепых с рождения, оставляет их с восприятием немного большего, чем
Так, он является Творцом в миниатюре, формируя добро или зло для себя и феноменального мира, оперативной частью которого он является. Это та творческая сила, заложенная в мыслях человека, что делает их столь весомыми. Правду изречения: “Мысли суть вещи”,- следует уважать посправедливости!
            Влияние силы авидьи таково, что как бы скучна ни была иллюзия, обманутый человек не желает расстаться с нею. Поэтому, если кто-то пытался изменить мнение человека с определенным убеждением – или даже изменить свое собственное твердое убеждение – знает, как принудительна может быть “реальность” скроенных авидьей концепций для того, кто лелеет их. И в том состоит невежество. Убежденный материалист, узник своей собственной сферы “реальности”, не ведает о своем иллюзорном состоянии, и поэтому не имеет ни желания, ни воли заменить ее единственной реальностью Духа. Он воспринимает преходящий мир, как реальность, вечную субстанцию – насколько он в состоянии схватить концепцию вечности. Он воображает, что грубость чувственного опыта есть чистая сущность чувства и восприятия. Он фабрикует свои собственные стандарты морали и поведения и называет их хорошими, без внимания к их дисгармонии с вечным Божественным Законом. И он думает, что его эго, его смертное чувство бытия – с раздутым чувством собственного значения, как всемогущего деятеля – есть образ его души, так созданной Богом.
            Авидья есть могучий главный враг божественной реализации, находясь под негативным влиянием мирских чувственных наклонностей. Всеже, в эпосе Махабхараты мы видим, что Крипа, военачальник Кауравов, представляющий авидью, является одним из немногих оставшихся в живых после войны Курукшетры; и что после сражения он примиряется с Пандавами и назначается учителем Паракшиту, правнуку Арджуны – единственному наследнику и продолжателю рода Пандавов. Значение этого таково, что в творческой сфере относительности ничто не может существовать без принципа индивидуальности. Если авидья полностью устранена, форма, которую она поддерживала, растворяется снова в бесформенном Духе.
            Обычный человек ошеломляется соблазняющими предложениями иллюзорных чувственных опытов и склоняется к обманчивым материальным формам, как если бы они были реальностью, и причиной, и безопасностью его существования. Йог, с другой стороны, всегда внутренне сознателен по отношению к единственной Реальности, Духу, и видит майю и авидью - вселенскую и индивидуальную иллюзию – как всего лишь тонкую паутину, держащую вместе атомические, магнетические и духовные силы, дающие ему тело и ум, с которыми играть роль в космической драме Божьего творения.       
_____________________________________________________________________________________
различные интенсивности расплывчатого света; они не могут различать объекты или людей. “Вернуть зрение слепорожденному пациенту есть более работа учителя, чем хирурга”,- сказал д-р Морэ.   
            “Огни природы и ума сплетаются внутри глаза и вызывают зрение”, - объясняет профессор Зайонк. “Два вида света озаряют наш мир. Один поставляется солнцем, но другой отвечает ему – свет глаза. Только посредством их соединения мы видим; при недостатке любого из них мы – слепы…. Кроме внешнего света и глаза, для зрения нужен “внутренний свет”, сияние которого дополняет обычный внешний свет  и преобразует грубое ощущение в полное значения восприятие. Этот свет ума должен войти и пожениться со светом природы, чтобы сотворить мир.” (Замечание издателя)
6 Bhagavad Gita 5 by Yogananda, translated form English by A. L. Koudlai (p.82 - )
2. Бхишма – Эго (Асмита)
            “Вызывающий Cтрах является причиной проявления пяти таттв (элементов).” Метафорическая значимость Бхишмы, как Эго, была уже объяснена (см. Введение ). Он является господином индивидуального существования, причиной, по которой форма и восприятие формы вступают в бытие, посредством творческих элементов (таттв), которые производят тело человека и его инструменты чувственного восприятия и действия.
            Имя Бхишма происходит от санскритского корня бхи или бхис, “устрашать, пугать”. Могуществом этой ужасающей силы – которая есть отраженный Дух (абхаса чайтанья), чья индивидуальность отождествляется не с Духом, но с миром кажущегося – через таттвы сотворяются силы природы, чтобы произвести и оживить телесный инструмент для [само]выражения. В описываемом психо-метафизическом сражении, Бхишма-Эго является наиболее могущественным противником Пандавов, вызывая, поэтому, величайший страх в сердцах духовных солдат в позвоночных центрах, которые стремятся обратиться к Духу, чтобы восстановить царство божественного душевного сознания.
            Патанджаливская асмита, вторая из клеш (бед, горестей, несчастий), происходит от санскритского асми, “Я есмь” (от ас, быть). Это есть таким образом эгоизм, то же, что и аллегорический Бхишма в Гите.
            Сознание человека во сне становится многими образами – существ, тварей, объектов. В своем сне он наделяет своим собственным бытием все формы и чувственные объекты. Каждому человеческому характеру он дает взаймы свое собственное эго-сознание, так что они все ведут себя, думают, ходят, говорят со спящим, как индивидуализированные существа, с отдельными “душевными” личностями, несмотря даже на то, что они все создаются одним духом и умом спящего. Аналогично, Бог в Его космическом сне становится землей, звездами, минералами, деревьями, животными и множественными человеческими душами. Бог дает взаймы свое собствненное сознание существования всем вещам в Его космическом сне, и чувствующие существа воспринимают это, как если бы это были их собственные независимые личности.
            Патанджали описывает эти клеши индивидуализированного чувства бытия так: “Асмита (егоизм) есть отождествление видящего с инструментами видения”*. Эго, это когда душа, или видящий, образ Бога в человеке, забывает его истинное божественное Я и становится отождествленным со способностью восприятия и действия в инструментах тела и ума. Асмита, поэтому, есть сознание, в котором видящий (душа или её псевдоприрода, эго) и его разумные способности присутствуют, как бы нераздельно, одно и то же.
            Степень невежества или просветленности, присущих этому отождествлению, зависит от природы соответствующих инструментов, через которые “Самость” или индивидуальность выражается. Когда отождествляется с грубыми чувствами и их объектами (физическим телом и материальным миром), ________________________________________________________________________
*Йога Сутры II:6
“Самость” становится разрушающим мудрость физическим эго.Отождествляемое с тонкими инструментами восприятия и знания в астральном теле, “Самость”                                        *                    становится более ясным чувством бытия, астральным эго, Физическое эго против          чья истинная природа может быть под
божественного эго               неблагоприятным влиянием обманчивой физической                       *                           природы; или наоборот, быть со-настроенной с инструментами мудрого сознания причинного тела, и так стать различаючим эго.
            Когда “Самость” выражается исключительно через чистую интуитивную мудрость, инструменты причинного тела, она становится чистым различающим эго (божественным эго), или его высшим выражением, душой, индивидуализирванным отражением Духа. Эта душа, чистейшее индивидуализированное чувство существования, знает свою Духовную-тождественность всезнания и вездесущности, и всего лишь использует инструменты тела и ума, как средства общения и взаимодействия с объективированным творением. Поэтому Индийские Писания говорят: “Когда это “я” умрет, тогда я узнаю, кто я”. [Как только это я умрет, оно узнает, что живет!]
            В контексте настоящего стиха, в котором описываются внутренние метафизические силы армии Кауравов, Бхишма-Эго-сознание подразумевается в смысле внутреннего видящего эго: сознания, отождествляемого с тонкой формой инструментов чувственного ума (манаса), интеллекта (буддхи), и чувства (читты). На этой стадии ученического прогресса, это астральное или внутренне-видящее эго подвергается сильному влиянию внешней тяги чувственного ума; т.е., эно является союзником Кауравов. В победе самадхи , эта “Самость” (асмита), внутренне-видящее эго, стоновится более трансцендентным, как различающее эго инструментов астрального и причинного тел, и, в конечном итоге, как чистое индивидуализированное чувство существования, душа.*
3. Карна – Привязанность (Рага)
            Имя Карна происходит от санскритского корня кри, “делать, работать”** Метафорически: “Ведущий себя, в соответствии с его естественной привычной склонностью в своих поступках (дающих наслаждение)”.
            Карна обозначает пристрастие к материальному действию, по отношению к которому имется естественная привязанность, из-за наслаждения или удовольствичя, возникающих от него. Так, Карна соответствует Патанджаливской раге, третьему клеше (несчастию), описанному в Йога Сутрах II:7 : “Рага есть та склонность (привязанность), которая базируется на удовольствии”.  
________________________________________________________________________
*См также «Развернутый Комментарий : Природа  Эго”, I:11; сасмита сампраджнята и асампраджнята самадхи, I:15-18; и различающее эго и душа, VII:5-6.
**Ученые, принимая буквальный подход к определениям, обычно связывают производное значение имени этого Гитовского воина со словом карна, (“ухо”), от аналогичного корня крии, вместо кри, “делать, работать”. В аллегорическом изложении, Карна, говорится, что Карна был рожден украшенный прекрасными серьгами и в доспехах, делавших его непобедимым. Эти украшения он, в конце концов, отдал богу Индре, который в обличии брахмана возжелал их, чтобы предохранить Арджуну, которого Карна поклялся убить. Оставление их привело к гибели Карны.
                Карна является сводным братом пяти Пандавов. Их общая мать Кунти, до своего брака с Панду, использовала свою божественно-полученную силу вызывать бога Сурью, солнце, через которого ей был дан сын, Карна. Так как тогда  она была не замужем, она бросила этого ребенка, который был найден и выращен колесничим и его женой. Карна стал близким другом Дурьодханы, и так стал его союзником в битве Курукшетры, даже невзирая на то, что он узнал о своей родственной связи с Пандавами. От злобы он стал заклятым врагом Пандавов, особенно Арджуны. Значение этого таково, что Кунти, способность вызывания духовной энергии, зачинает отпрыска от солнца, света духовного глаза, который есть свет, откуда все тело человека, ученика, развивается. “Свет тела есть глаз: если поэтому твой глаз будет един, все твое тело наполнится светом”.* Так как эта способность пробуждения духовной энергии, Кунти, еще не объединена с божественной разумной способностью, или Панду, отпрыск Карна (привязанность к наслаждению), подпадает под влияние материальных чувственных наклонностей и, так, объединяется с ними в оппозиции к праведности Пандавов.** Карна чувствует, что его долг быть верным дружбе с Дурьодханой, Материальным Желанием. Рага; или Карна, тогда есть принцип в обманутом человеке, который побуждает его искать такую работу или активность, к которой он привязан, по причине удовольствия, получаемого от неё. И он оправдывает то действие, провозглашая последнее своим долгом. Так, что бы он ни хотел из-за своей привязанности к этому, он может рационализировать (оправдывать), как необходимое и правильное.
4. Викарна – Отвращение (Двеша)
          Как Карна символизирует привязанность, так Ви-карна подразумевает противоположное. Метафорически: Ведущий себя в соответствии с его естественной склонностью избегать действий (которые не приносят удовольствия – которые неприемлемы)”. Викарна соответствует Патанджаливскому четвертому клеше (несчастью), двеше, или отвращению. Йога Сутра II:8 утверждает: “Двеша есть отвращение по отношению к тому, что приносит страдание”. Обычно избегание страдания является благородной целью; но в этом контексте страдание имеет более примитивное приложение: то, что неприятно. Человеческое невежество (авидья) извращает его чувство верного и ложного, хорошего и дурного, и создает в нем двойственные противоположности, привязанности и отвращения (рага и двеша).
________________________________________________________________________
*От Матвея 6:22.
**Хотя Карна и рожден от света сознания духовного глаза (“солнца”), он выращен в метафизическом центре в когтях Варолии, седалище манаса, чувственного ума, символизируемого Дхритараштрой (см. I:1, стр. )Здесь также человек может обратиться внутрь  в духовный мир. Мой гуру, Шри Юктешвар, замечал значимость имени Карна в игре слов, обычной в Индуистских писаниях, в которой слово Карна значит также “руль корабля”. Так, это сознание, представленное Карной, может в своем поворотном пункте быть направлено вовнутрь через дверь духовного глаза в астральный позвоночник с его центрами божественного сознания или вовне в чувственные нервы и материальное сознание. Выбрав союз с силами чувственного ума, Карна, привязанность к материальному наслаждению, (вместе со своим братом Викарной; см. Куру номер 4 на стр.  ) потворствует своим материальным склонностям в тонкой поясничной чакре позвоночника в оппозиции там его главному врагу Арджуне, божественной силе самоконтроля . (см. I:11, стр. )
Он привязывается к тому, что ему нравится, и избегает того, что ему не нравится, скорее чем использет разумный свободный выбор и следет тому, что воистину правильно и является наилучшим для него.
5. Джайадратха – Привязанность к телу (Абхинивеша)
            Метафорически: «Завоевывающий посредством глубокой привязанности к жизни - глубокой привязанности к продолжению своего воплощенного состояния существования”. Джайад (от джайат) означает “завоевывание”, и ратха означает “колесница”, т.е. тело. Джайадраха символизирует присущую телесной привязанности стойкость, которая пытается победить устремленность ученика к Самореализации, заставляя его льнуть к смертному сознанию. Эта устойчивость является более тонкой степенью привязанности, чем одержимость, которая охватывает человека по отношению к вещам и личностям. Даже когда последние сожжены в огне мудрости, сильная привязанность к телу упорствует, подобно последним умирающим уголькам. Мой гурудева, Свами Шри Юктешвар, часто иллюстрировал такими словами эту трудноизлечимую нежность, которую человек чувствует к своему смертному телесному обиталищу: “Как птица, долго заключенная в клетке, когда ей предложена свобода, боится ее и неохотно покидает свою тюрьму, так, даже великие люди с постоянной мудростью, тем не менее являются субъектами слепого увлечения телом во время смерти”. Западные психологи назвали эту врожденную принуждающую силу “желание самосохранения” и заметили, что это – сильнейшая естественная озабоченность в человеке. Она не только выражается в страхе смерти, но и порождает в человеке множество смертных характерных особенностей и действий, наперекор бессмертной природе истинного Я, души, например: эгоизм, жадность, одержимость, накопительство земных богатств, как если бы она была нашим постоянным домом.
            Джайадраха, тогда, символизирует эту тонкую устойчивость телесной привязанности и соответствует Патанджаливской пятой клеше (напасти), абхинивеше, в Йога Сутре II:9: “Цепляние за жизнь, как результат привязанности к телу, даже в мудром, и передающееся (от тонкой памяти родственных опытов смерти в предыдущих воплощениях) есть абхинивеша.”
6. Сын Сомадатты, т.е. Бхуришравас – Материальная Активность                                                      (Карма)
            В имени Бхуришравас присутствует значение “частый или повторенный” (бхури), и “поток, течение” (шравас). Метафорически: “Тот поток, который часто, исчезает, повторяясь”. То, что исчезает часто и повторно, очевидно, возобнавляется, чтобы поддерживать эту последовательность. Это можно уподобить воде в потоке, текущем около; всеже поток остается постоянным из-за воды, которая прибывает следом. Это подобно человеческим действиям и их результатам. Бхуришравас, так, символизирует карму, шестое препятствие, из перечисленных Патанджали в Йога Сутре I:24, приведенной прежде.
            Здесь карма означает материальное действие, которое провоцируется эгоистическим желанием. Это приводит в движение закон причины и следствия. Действие производит результат, который привязан к деятелю, пока причина не скомпенсируется соответствующим следствием, приходящим сразу или же с запозданием, из одной жизни в другую. Хотя и не столь буквально, это звучит как закон Ветхого Завета “око за око”. Настоящие условия жизни и обстоятельства человека представляют собой произведение настоящего действия, начатого по свободной воле, и принуждения накопленных следствий прошлых действий, причины которых были уже давно с тех пор забыты или диссоциированы от этих результатов. Поэтому человек оплакивает свои настоящие несчастия, как невезение, судьбу, несправедливость. Терпеливой выноссливостью, извлечением уроков из них, и конструктивно вырабатывая свои долги, человек уничтожает прошлую карму. Но, если только настоящие действия не управляются мудростью, и оттого не несут принудительных отпечатков, новые кармические следствия заменят те, которые были справедливо компенсированны. До тех пор, пока кармические следствия от прошлых и настоящих действий не увянут, будучи выработаны или растворены мудростью, невозможно обрести освобождение.
            Карма, или активность, бывает четырех видов, согласно Патанджали, Йога Сутра IV:7. “Действия йога - не чистые и не темные; у других они четырех родов (чистые, темные или смешанные)”. Действия злого человека – темные, привязывая его к катастрофическим следствиям. Действия обыкновенного мирского человека являются смесью добра и зла, привязывая его также к соответсвующим результатам. Действия духовного человека – чистые. Они производят добрые следствия, ведущие к освобождению; но даже хорошие кармические следствия связывают. Действия йога, устоявшегося в Самореализации, окончательной мудрости, не имеют отпечатков, ни добрых, ни злых, чтобы связывать его. Бхуришравас – материальное действие, которое производит связывающие следствия, потому что оно побуждается эгоистическим желанием – подлежит поэтому завоеванию стремящимся йогом.
  1. Дрона (к которому обращаются в этом стихе, как Бхавану, “О, ты”- привычка или самскара, внутренняя склонность (випака)
            Метафорически: “Плоды действий (карма), которые спят (т.е. находятся в тонком или “расплавленном” состоянии). ”
            Аллегорическое значение Дроны было установлено во втором стихе. Он символизирует привычку, или, более точно, самскары, отпечатки сделанные в сознании прошлыми мыслями и действиями, создающими сильные тенденции к их повторению. Было видно, что имя Дрона происходит от санскритского корня дру, подразумевая то, что остается в расплавленном состоянии. То есть, прошлые действия остаются в тонком состоянии или “расплавленной” форме, как эти отпечатки, или самскары . Мы, поэтому, находим согласование между Дроной и Патанджаливской випакой. Имя випака происходит от ви-пак, от которого возникают значения “плодоносить, развивать последствия” и “плавить, превращать в жидкое состояние”. Самскары, или отпечатки прошлых действий в их тонком, или расплавленном, состоянии в конечном итоге, при подходящих обстоятельствах, плодоносят, как следствия тех действий. Йога Сутра II:12-13 говорит: “Отпечатки действий имеют свой корень (причину) в клешах (пяти препятствиях, только-что описанных), и испытываются в видимых (выраженных в настоящей жизни) или невидимых (находясь частично в спящем состоянии, ожидая подходящих условий; часто переносимые в следующую или будущую жизнь). Этими корнями определяется специфика перерождений человека – тип личности, здоровье и жизненность, радости и печали.”
  1. Ашваттхаман – Скрытое Желание (Ашайя)
            Метафорически: “То, что остается сложенным или законсервированным, предохраненным”. Аллегорическое значение Ашваттхамана находится в ключевых санскритских корнях, из которых имя происходит. Ааш-ва “предохранненный или положенный на хранение”и ттхааман (от корня стхаа) , “оставаться, длиться в особом состоянии” и “продолжать быть или существовать (в противоположность тому, чтобы “погибать”)”. Желание есть то, что накапливается и остается неизменным, и не погибает со смертью, – Патанджаливская ашайя (от аа-шаа). Более точно, это есть скрытое желание, неважно, вызвавшее действие или нет, вскоре сопровождаемое дугим. Такие желания для удовлетворения эго не прекращаются, даже когда они кажутся удовлетворенными; в каждом мирском достижении материального обладания, что-то всегда остается неудовлетворенным. Семена-желания рождаются от этих, спровоцированных эго, активных желаний. Каждое неудовлетворенное активное желание, если не прожаренно мудростью, насаждает новое семя-желание в уме. Эти семена-желания более принудительны, чем импульсивные свежие желания, глубоко укореняясь в подсознании, готовые выпрыгнуть внезапно с требованиями, которые чаще всего неразумны (неоправданы), тщетны и рождают страдания. Когда желания порождают желания, единственное средство разрушить этот замкнутый круг есть разрушить их причины.
            В конце войны Махабхарата, после поражения Кауравов Пандавами, мы находим, что Ашваттхаман остался в живых, но бессильным, и должен скитаться в мире, одинокий и нелюбимый. Когда йог достигает освобождения, устанавливаясь бесповоротно в божественном сознании души, его “желания” становятся подобны нежеланным желаниям Духа, не имеющим захватнической силы, или способности связать душу.
            Разрушение причин рабства – материальных желаний, эго, привычки, и т.д. – таким образом является целью йога-ученика, когда он борется против злых сил Кауравов, вместе с армией сил разума и души, Пандавов.
Стих 9
И многие другие воины, все хорошо-тренированные для битвы и вооруженные разнообразно, находятся здесь, готовые для меня положить свои жизни.
“Различные воины соблазна и отваги, искусные в психологической и духовной войне против добра, и вооруженные разнообразными чувственными приманками и силками, проживают в царстве тела, все готовые увеличить всю их жизненность, сражаясь за меня (Царя Материальное Желание)”. 
            Массивная армия Кауравов собралась из ста отпрысков Дхритараштры (десяти материалистических наклонностей каждого из десяти чувств – пяти интсрументов знания и пяти  действия – слепого чувственного ума); лояльных сил, построенных ими (беспредельных чувственных соблазнов); и искусными союзниками Кауравов, с их способностями препятствовать и разрушать (основные из которых только что были перечислены Дурьодханой в стихе 8).
            Здесь, тогда, представлено специализированное групирование сил Кауравов. Как бы читатель не чувствовал себя озадаченным, из-за еще одного “списка”, он должен всеже позволить своему мышлению слиться с мышлением риш, древних и современных, которые понимали, что йога есть наука, требующая точности в определениях. Как ученый, который соотносит взаимодействующие и родственные силы и принципы в попытке определить их, риши отграничивали те принципы, которые взаимодействуют, чтобы произвести специфический эффект. Так как каждый является частью целого, имеются неизбежные наложения и оттенки различия в значении, в соответствии с рассматриваемой особой концепцией.
Когда эго, или сознание “Я”, приняло сторону   ------------------*--------------------    
Материалистических сил творения, говорится, что         Шесть пороков эго,
оно имеет шесть пороков (недостатков) (доша): кама     отождествившего себя   
(похоть); 2. кродха (гнев); 3. лобха (жадность); 4. моха    с материальностью
(иллюзия); 5. мада (гордость) и 6. матсарья (зависть).
Только когда человек завоевал те, он действительно приобретает знание своей истинной душевной природы.
            Эти враги дают дальнейшее интуитивное понимание природы некоторых Кауравов, уже отмеченных, а также представляют других воинов, играющих важную роль в битве Курукшетра, как аналогии из Махабхараты, воинов, специально не описанных в Гите, но упоминаемых в дискуссии качеств, которые они представляют. Например, в XVI:7-24, в определении демонического, или исключительно эгоистического, существа, мы находим общее соответствие с шестью пороками эго.
            В человеческой слабости, поэтому, скрывается печать эго. Так как эго любит материю и узкую форму, все различные фазы сознания, которые тренируются им, получают формальное себялюбивое качество. В результате этого, ниже описываемые несчастья посещают человеческий ум:
1.     Кама (Похоть)
   
            Под именем и в обличии удовлетворения человеческих потребностей, эго заманивает его к постоянному стремлению к самоудовлетворению, результирующему в досаде и раздражении. Что могло бы удовлетворить, когда душа забыта, и эго нескончаемо пытается удовлетворять свои ненасытные желания? Кама (похоть), поэтому, есть принуждающее желание потакать чувственным искушениям. Принудительное материальное желание является подстрекателем человеческих непристойных мыслей и действий. Взаимодействуя с другими силами, противодействующими божественной природе человека – влияя на них и находясь под их влиянием – похотливое желание является непревзойденным врагом. Совершенным примером является Дурьодхана, чье нежелание расстаться даже с вершком чувственной территории, или наслаждением, было причиной войны Курукшетры. Только мало-помалу, с жесткой решимостью в борьбе, Пандавы смогли отвоевать свое царство.
            Кама, или похотливое желание, поддерживаемое другими силами Кауравов, может испортить инструменты чувств человека до выражения их примитивнейших инстинктов. В Индийских Писаниях есть поучения, что под сильным влиянием  камы (похоти), нормальные ученые люди ведут себя, как ослы, обезьяны, козы и свиньи.
            Похоть прилагается к чрезмерному эксплуатированию любого или всех чувств, в погоне за чувственными удовлетворениями. Через чувство зрения человек охотиться за материальными объектами; чувством слуха он стремится к сладкому, медленному яду лести и вибрирующим звукам голосов и музыки, которые возбуждают его материальную природу; через похотливое наслаждение обонянием он соблазняется к дурному окружению и поступкам; похоть к еде и напиткам побуждает его к ублажению чувства вкуса за счет здоровья; через осязание он похотливо желает необычного физического комфорта и гипертрофирует творческий половой импульс. Похоть также стремится к наслаждению богатством, положением, могуществом, высоким положением – всем, что удовлетворяет “я, меня, мое” в эгоистическом человеке. Похотливое желание есть эгоизм, нижняя ступенька развития человеческого характера. Силой ненасытной страсти, кама стремится уничтожить его счастье, здоровье, силу и ясность мысли, память и различительное суждение.
2.     Кродха (Гнев)
          Желание, которое тщетно, результирует в гневе. Так, первый сын слепого царя Дхритараштра это – Дурьодхана (Материальное Желание), а его второй сын (ближайший брат Дурьодханы), Духшасана, символизирует гнев. Это имя означает “трудно сдерживать или контролировать”, от санскритского дух, “трудно”; и шаас, “сдерживать контролировать”. В Махабхарате, совершенно отвратительный Духшасана удачно характеризует зло, возникающее от гнева. Во второй главе Гиты*, Кришна объясняет Арджуне, что гнев служит причиной обволакивания злодея иллюзией, которая затем затрудняет память правильного поведения Я, что приводит к разложению разумной способности. За таким оглуплением интеллекта следует уничтожение праведности.
            Гнев демонстрирует свое разрушающие мир, ослепляющее разум, вредящее здоровью поведение во многих формах: нетерпении, насилии, раздражении, внутреннем кипении, зависти, негодовании; злобного гнева, страстного гнева, детского и поверхностного гнева; Люциферического гнева, сатанического в насилии и грубости; пароксизмов гнева, возникающих от незначительных внешних стимулянтов или при их отсутствии, происходящих от хронической привычки гнева; и глубоко укоренившегося гнева, от плохой кармы прошлой жизни. Даже если гнев вроде бы оправдан, так называемый “праведный гнев”, он никогда не должен подменять разумное суждение и действие.
3.     Лобха (Жадность)
          Эгоизм делает человека рабом своих капризов и настроений, так что он становится неспособным к суждению и тщательному рассмотрению ошибок, которые могут быть присущи его концепциям и идеям о вещах. Под этим влиянием, он действует не из чувства долга, или праведности, но чтобы удовлетворить недисциплинированные капризы. С детства, большинство личностей формируется , чтобы быть управляемыми их эго, и следовательно быть ведомыми их чувствами и направляемыми предпочтениями и отвращениями, которые запрограмированны. Это порабощение капризом, предпочтениями и отвращениями, есть лобха, жадность. Это есть вожделение, скупость, стяжательство, спутанность и растерянность ума между необходимыми необходимостями и ненеобходимыми “необходимостями”.
            Обычно считается, что Гита предшествует Христьянской эре. Согласно самой Махабхарате, война Курукшетра произошла к концу Двапара Юги, когда мир был на грани погружения в Темный Век, или Кали Югу. ( Юги, или мировые циклы, объясняются в комментарии к IV:1.) Традиционно многие Индусы относят начало последней нисходящей Кали Юги к 3102 до н.э., таким образом определяя время войны Курукшетра, описанной в Махабхарате, несколькими десятками лет перед этим.* 
*Учитель (гуру) Парамахансы Йогананды, Свами Шри Юктешвар, который был большим авторитетом по Ведической астрологии и к тому же Бого-реализовавшем Мастером, указал на ошибку в обычно принятой методике расчета юговских датт: «Ошибка впервые прокралась в альманахи в царствование Раджи Парикшита, как раз после окончания последней нисходящей Двапара Юги. В то время Махараджа Юдхиштхира (старший из пяти братьев-Пандавов в истории Махабхараты), заметив появление темной Кали Юги, передал трон своему внуку, названному Раджа Парикшит. Махараджа Юдхиштхира, вместе со всеми мудрыми людьми своего Двора, удалился в Гималаи , райский уголок мира. Так, не осталось  никого при дворе Раджи Парикшита, кто бы мог понимать принцип правильного расчета возрастов нескольких юг . Следовательно, после окончания 2400 лет тогдашней Двапара Юги никто не осмеливался представить темную Кали Югу более выраженно, начиная считать с ее первого года и полагая конец годам Двапары. Поэтому, согласно такому ошибочному методу расчета, первый год Кали Юги был пронумерован 2401 вместе с возрастом Двапара Юги.»
                Таким образом, хотя было известно, что мир был в Кали Юге, год 1 этой юги стал приниматься как явившийся на 2400 лет раньше, чем это в действительности было. (Даже когда на это было указано, столетия позже, что писания определяют длину Кали Юги в 1200 лет, ученые продолжали ошибочные расчеты, полагая, что эти 1200 лет были “годами богов”, каждый продолжаясь 360 обычных лет. С тех пор, поэтому, Кали Юга, считалось, продолжается 432000 лет, а не 1200. “Темная перспектива!”- писал Шри Юктешвар, - “ что, к счастью, неверно.”
                Шри Юктешвар говорил, что приблизительно 3100 г. до н.э. был началом нисходящей Двапара Юги; последняя, утверждал он, началась приблизительно в 700 г. до н.э. (3100 – 2400 = 700). Так как имеется 200 лет переходного периода между собственно Двапара и началом Кали , уход Юдхиштхиры и других Пандавов, описанный в Махабхарате, как случившийся в конце Двапара Юги, и 36 лет после войны Курукшетра, могли случиться около 900 г. до .э., согласно расчетам Шри Юктешвара – или раньше, если взять, что отчет Махабхараты просто значит, что Пандавы ушли где-то около конца Двапара Юги, а не буквально в самый последний год того века.
                Конец последней нисходящей Двапара Юги и последующий приход Темных Веков духовного невежества также отметили начало периода, когда человечество в целом потеряло из виду истинное знание йоговской науки, как преподанное Бхагаваном Кришной, и отмеченное в Гите. Его новое представление (Крийя Йога) Махаватаром Бабаджи в новое время стало возможно только, когда мир вышел за пределы Темных Веков и еше раз вошел в постепенное пробуждение теперешней восходящей Двапара Юги, ее уровня понимания. (Смотри комментарий IV: 1, стр. 224) (Замечание издателя)
                   Ученые Востока и Запада выдвинули различные даты для событий Махабхараты – некоторые базируя свои расчеты на археологических свидетельствах и другие на упоминаниях в поэме специфических астрономических феноменов, как затмения, солнцестояния, позиции звезд и планетарные совпадения. Исходя из этого, даты, предложенные для Курукшктры, ложаться в диапазон от 6000 до 500 до н.э. – едва ли определенное согласие!*
            Настоящее издании не силится и не надеется добавить к работе ученых исследователей и комментаторов, которые трудились долго и упорно, чтобы назвать и расположить по категориям такие данные, дорогие историкам, как авторство, временные пределы и действительность имен, мест и событий. Те имеют свое необходимое место в мировой библиотеке знания, спекулятивного или доказанного. Моя единственная цель – говорить об экзотерической и эзотерической – материальной и духовной – вести Бхагавад Гиты, основанной на форме и традиции, в которой она была вручена нам из архивов вневременной истины Бого-познавшими мудрецами. Что составляет предмет глубокого исследования в одном поколении, может оказаться общепринятым знанием в более возвышенных веках; это отражает те просветленные времена, в которые такие писания возникли.
            Древние священные писания ясно не различают историю от символизма; скорее, они часто смешивают те два в своей традиции духовного откровения. Пророки, возможно, брали частички каждодневной жизни и событий их времен и из тех выводили сравнительные образы, чтобы выразить тонкие духовные истины.
Божественные глубины не были бы поняты обыкновенным человеком, иначе как выраженные в обычных терминах. Когда, как они часто делали, пророки писаний выражались в менее ясных метафорах и аллегориях, это было, чтобы скрыть от невежественных, духовно неподготовленных умов глубочайшие откровения Духа. Так, языком уподобления, метафоры и аллегории, Бхагавад Гита была очень умно написана мудрецом Вьясой, посредством переплетения исторических фактов с психологическими и духовными истинами, представляя словестную живопись беспокойных внутренних сражений, которые должны вестись обоими, материальным и духовным, человеком. В твердой скарлупе символизма он прятал глубочайшие духовные смыслы, чтобы защитить их от разорения невежеством Темных Веков, в направлении которых спускалась цивилизация, современная концу воплощения Кришны на земле.
 
*В астрономической датировке войны Махабхараты (Delhi: Agam Kala Prakashan, 1986) Доктор И. Ведавьяс рассмотрел исследование сделанное 120 учеными за последние сто лет. Шестьдесят один из них отнес время войны Курукшетры к 3000 – 3200 до н.э. Следующий период, предпочтенный сорока учеными, был 1000 – 1500 до н.э.
В 1987 г. Археологи открыли руины богатого древнего города у западного побережья Индии под водой в заливе Кутч – точное место расположения Дварка, города основанного Шри Кришной. Махабхарата описывает, как в конце жизни Кришны море поднялось и поглатило Дварку. Согласно MLBD Отчету Библиографии Индологии (Сентябрь, 1987 и Январь, 1988), архиологи верят, что недавно открытые руины могут быть местом столицы Кришны, и считают, что этим руинам приблизительно 3500 лет. Дает ли это точную дату для жизни Кришны, остается открытым для размышлений, т.к. известно, что Дварка был построен на развалинах другого, более старого, города, согласно Доктору С.Р. Рао, возглавляющему подводные раскопки. (Замечание издателя)
        Исторически, на краю такой ужасной войны, как та, описанная в Махабхарате, это в высшей степени невероятно, что, как изображает Гита, Кришна и Арджуна бы выгнали свою колесницу на открытое пространство между двумя враждебными армиями на Курукшетре и там занялись бы продолжительной беседой о йоге. Тогда как многие из основных событий и личностей в сжатой Махабхарате действительно имеют свое историческое основание, их поэтическое изображение в эпосе было организовано для удобства и значимости ( и удивительно сконденсированно в части Бхагавад Гиты) для основной цели выявления сущности Индийской Санатана Дхармы, Вечной Религии.
      Интерпретируя писание, человек поэтому не должен игнорировать фактические и исторические элементы, в коих правда была изложена. Он должен различать между обычной иллюстрацией моральной доктрины или отчетом о духовном феномене и более глубоким эзотерическим намерением. Он должен знать, как различать знаки схождения материальных иллюстраций с духовными доктринами, без того чтобы пытаться извлечь скрытое значение из всего. Он должен знать, как интуитивно распознавать намеки и выраженные заявления автора и никогда не доставать смыслов, которые не имелись последним ввиду, будучи ведомым ложным интузиазмом и привычкой воображения пытаться выжать духовный смысл из каждого слова и заявления.
      Верный способ понять писание – это через интуицию, настраивая себя на внутреннюю реализацию истины.
Мой гуру и парамгуру                                     ------------*---------------
–        Свами Шри Юктешвар, Лахири Махасайя и        Новое откровение
Махаватар Бабаджи суть риши этого настоящего      Бхагавадгиты
 века, мастера, которые сами суть Бого-                     современному миру
реализовавшие живые писания. Они завещали
миру – на ряду с давно утерянной научной техникой Крийя Йога – новое откровение священной Бхагавадгиты, имеющее отношение в основном к науке йоги и Крийя Йоге в частности*.
     Махаватр Бабаджи, единный с Кришной в Духе, благодаря своей милости интуитивно предал истинное знание Бхагавад Гиты своему ученику Лахири Махасайе – Йогаватару, “Воплощению Йоги” – через которого он оживил науку Крийя Йоги для человечества, как технику спасения для нынешнего века. Сам Лахири Махасайя никогда не писал никаких книг, но его божественные разъяснения писаний были выражены через творчество его различных продвинутых учеников. Среди его величайших учеников, Свами Шри Юктешвар, Свами Пранабананда и Панчанон Бхатачарья записали его объяснения Гиты. Самое раннее маленькое издание Бхагавад Гиты с комментариями Лахири Махасайи было сделано Панчаноном Бхатачарьей, основателем Арийской Миссии в Калькутте.
* Жизни и миссии этих просветленных Мастеров изложены подробно в Автобиографии Йога (изданной Товариществом Самореализации).
Позже мой гуру Шри Юктешварджи – Джнанаватар, “Воплощение Мудрости”- в своей выверенной непревзойденной манере, объяснил наиболее важные первые девять глав Гиты, в соответствии с интерпретацией Лахири Махасайи.
            После чего великий Свами Пранабананда, “святой с двумя телами”(о ком я написал в моей Автобиографии Йога), представил изумительную интерпретацию Лахири Махасайи всей Гиты. Возвышенный йог, Бхупендра Натх Саньял, которого я лично высоко почитаю, тоже представил замечательную редактировку  интерпретации Гиты Лахири Махасайей. Мне выпало счастье быть вдохновленным в высочайшей степени относительно божественной проницательности и чуткого метода Лахири Махасайи в объяснении Гиты, с чем я впервые познакомился у моего Учителя.
            Опираясь на помощь Богопознавшего гуру, человек учится, как использовать щелкунчика интуитивного восприятия, чтобы вскрыть твердую скорлупу языка двусмысленности и добраться до ядра истины в выражениях писания. Мой гуру Свами Шри Юктешвар никогда не позволял мне читать с всего лишь теоретическим интересом какую-либо станзу Бхагавад Гиты (или афоризмы Патанджали, величайшего Индийского истолкователя Йоги). Мастер побуждал меня медитировать на истинах писаний, до тех пор пока я ни становился единым с ними; только после этого он бы обсуждал их со мною*. Однажды, когда в своем энтузиазме я попросил Мастера учить меня быстрее, он остро упрекнул меня: “Иди и закончи чтение Гиты; к чему приходить изучать ее со мной?” Когда я успокаивался, умиротворив мое интеллектуальное нетерпение, он говорил мне настроиться на единение с Богом, выраженном в Кришне, Арджуне и Вьясе, когда весть Гиты передавалась через них.
            Таким способом, в течение тех драгоценных лет, проведенных  в благословенном обществе Мастера, он давал мне ключ для вскрытия тайны писания. (Также от него я научился, как настроиться на единение с Христом, чтобы понять его высказывания, как он сам хотел, чтобы те быть поняты.) Примером для моего Мастера был его гуру, Лахири Махасайя. Когда ученики и студенты искали наставления от Йогаватара, он имел обыкновение закрыть глаза и декламировать из книги своей душеной-реализации. Шри Юктешвар поступал аналогично; этому методу он обучал и меня. Я благодарен Мастеру за это, т.к. в душе находится источник бесконечной реализации, к которому я не подобрался бы за всю свою жизнь лишь интеллектуальным изучением. Теперь, когда я касаюсь пера, или смотрю внутрь и говорю, это идет свободными волнами.
            Мастер также обучал меня специальной символике, всего-лишь в первых нескольких стихах Главы 1 Гиты и нескольких соответственных афоризмов Патанджали. Когда он видел, что я освоил их через его инструкции и мое развивающееся интуитивное восприятие, рожденное медитацией, он отказывался учить меня дальше. Рано предсказал он мою работу по итерпретации Гиты. Мастер говорил мне: “Не должно тебе понимать и объяснять Гиту, исходя из твоих собственных концепций или с изворотами интеллекта. Тебе надлежит интерпретировать для мира действительный диалог между Кришной и Арджуной в восприятии Вьясы, открывшемся тебе”.
            Эта Бхагавад Гита, которую я предлагаю миру, Бог Говорит С Арджуной, есть духовный комментарий общения, которое имеет место между вездесущим Духом (символизируемым Кришной) и душой идеального поклоняющегося (представленного Арджуной). Я пришел к духовному пониманию, выраженному на этих страницах, настройкой на соединение с Вьясой, и внутреннем восприятием  Духа, как Бога-Творца, передающего мудрость пробужденному Арджуне. Я стал душою Арджуны и общался с Духом; пусть результат говорит сам за себя. Я не даю интерпретацию, но документирую, что я воспринял, когда Дух пролил свою мудрость в настроенную интуицию преданной души в разнообразных состояниях экстаза.
            Многие истины, похороненные в Гите в течение поколений, теперь выражаются на английском языке впервые через меня. И снова я признаю, что премного обязан моим парамгуру, Махаватару Бабаджи и Лахири Махасайе, также и моему Гурудева, за их откровения, которые вдохновили рождение нового подношения Гиты; и, превыше всего, их милостивому благословению моего усилия. Эта работа не моя; она принадлежит им, и Богу, Кришне, Арджуне и Вьясе.
Все события и вся мудрость навечно записаны  -------------------*-------------------
в сверх-эфире всеведения, ( эфирная ) акаша- запись.     Духовная аллегория,
С ними можно прямо вступить в контакт каждому         Заключенная в Гите
продвинутому мудрецу любого климата и эпохи.
Так весь период истории династии царя Бхараты мог быть полностью воспринят Вьясой, когда позже он задумал Махабхарату и решил писать эпос, как духовную метафору, основанную на исторических фактах и личностях.
            То что наставление и откровения Бхагавад Гиты приписываются Бхагавану Кришне, хоть возможно и не преподанные им  в одной беседе посреди поля сражения, вполне согласуется с земной миссией Кришны, как Йогишвары, “Господина Йоги”. В Главе IV  Кришна провозглашает свою роль в распространении вечной науки йоги. Единый настрой Вьясы с Кришной квалифицировал его составить из собственной внутренней реализации божественные откровения Шри Кришны, как божественную беседу, и представить это символически, как диалог между Богом и идеальным поклонником, который входит в глубокое экстатическое состояние внутреннего причащения.
            Будучи освобожденной душой, Вьяса знал как совершенный поклонник Арджуна, обрел освобождение через Кришну; как , следуя йоговской науке переданной ему его возвышенным гуру, Арджуна был освобожден Богом. Таким образом, Вьяса мог записать это , как диалог между душой и Духом в форме Бхагавад Гиты.
            Так, когда мы находим в Гите Бхагавана (Бога) говорящего с Арджуной, мы должны понять, что Бог открывает эти истины через интуицию восприимчивого поклонника (Арджуны). Всегда когда Арджуна вопрошает Бога, это следует понимать, что медитирующий поклонник, посредством беззвучных мыслей, общается с Богом. Любой продвинутый поклонняющийся может представить словами любого языка беззвучное интуитивное общение его души и Бога; итак Вьяса воспроизвел внутренний опыт общения между его душой и Богом, как диалог между пробужденной душой Арджуны и его всезнающего наставника, Бого-вополщенного Кришны.
            Читателю, после внимательного рассмотрения ключа к нескольким станзам в первой главе, станет очевидным, что исторический фон сражения и противоборствующие там, были использованы для цели иллюстрации духовной и психологической борьбы, происходящей между атрибутами чистого различающего интеллекта, со-настроенного с душой, и слепого чувственно-безрассудного ума, находящегося под гипнотизирующим влиянием эго. В подкрепление этой аналогии, показано точное соответствие материальных и духовных атрибутов человека, как описанного Патанджали в его Йога Сутре и воюющих соперников, приведенных в Гите: клан Панду, представляющий Чистое Сознание; и слепого царя Дхритараштру, представляющего Слепой Ум с его порождениями диких чувственных тенденций.
            Это уже было показано, что воины Кауравы, Карна и Викарна, привязанность к материальному действию и отвращение от того, что неприятно, суть корни любви и ненависти. Поэтому, из-за несовершенств эго, Карна и Викарна представляют лобху, или жадность.
            Наиболее типичная форма жадности  есть человеческий  неуправляемый аппетит к еде. Но следующие принципы приложимы к любому выражению эгоистического обжорства. В зависимости от силы его влияния, жадность может быть ненасытным обжорством; умственной привязанностью, базирующейся на мысле о пище и желании пищи, даже когда тело хорошо накормили; сильная жадность, которая неутолима, пока здоровье не разрушено (как в переедании и неправильном питании, полностью зная последствия этого); умеренная жадность, поддающаяся незамедлительному контролю, обычно, когда она произвела страдание; легкая жадность, часто называемая “безвредной слабостью“, но что никогда не так.
            В своем наиболее вожделенном проявлении, жадность ведет к воровству, нечестности, мошенничеству, само-пресыщению за счет благосостояния других. Если человек позволяет себе быть завоеванным жадностью, его жизнь и дух будут разрушены и разбиты страданием.
            Кришна предупреждает ученика Арджуну, что троехстворчатые ворота ада суть похоть, гнев и жадность; поэтому последние должны быть оставлены*.
_______________________________________________________________________
*XVI:21.  
4.     Моха (Заблуждение, обман)
         
          Этот порок эго подавляет развитие и проявление души. Эго есть псевдо-душа., или сознание под влиянием иллюзии. Душа и эго суть, как свет и тьма, соответственно, неспособные жить вместе. Эго и душа, оба являются субъективно сознательными существами. Но эго рождено и обработанно; душа бессмертна и необработанна. Эго описывается возрастом, национальностью, пристрастиями и отвращениями, формой, собственностью, желанием славы, личностью, гордостью, привязанностью – всем, что служит описанию и ограничению. Это сознание внутри человека, которое присоединяет его к его телу и окружению через инструменты чувства, воли и познавания. Как правдой является то, что материальный человек не может быть само-сознающим, если эго исключено, также правда и то, что эго не может долго оставаться диссоциированным от его связывающего внутреннего и внешнего окружения. Оно теряет себя, если отсутствует привязанность.
            Моха является основной привязанностью эго, его неотъемлемым сцеплением с иллюзией. Авидья, индивидуальное заблуждение, представляемое союзником Кауравов, Крипой, была объяснена в стихе 8. Эта иллюзия индивидуальности производит эго, или “само-сознание”, как то, что воспринимает и имеет опыты посредством этой индивидуальности. Моха есть привязанность эго к этой иллюзии, затемняющая ум и лишающая его способности воспринимать истину и реальность. Слово моха значит “обман, иллюзия, невежество, недоумение, слепое увлечение (привязанность)”. Но это еще означает магическое искусство, применяемое для смущения врага.
            В аллегории Махабхараты, моха представляется Кауравом Шакуни, братом первой жены слепого царя Дхритараштры, Гандхари. Шакуни был известен своим мастерством создавать иллюзии, выигрывая сражения, посредством обманного обескураживания своих врагов. Это Шакуни посоветовал Дурьодхане вызвать пять Пандавов играть в кости, когда им было навязано поставить на кон свое царство. Шакуни бросил кости, и хитроумным обманом выиграл у Пандавов все для Дурьодханы*. Когда понимают символику характеров, значение этой аллегории невозможно упустить. Посредством “игры в кости” обманчивых чувственных искушений и материальных приманок, душа и ее разумные качества изгоняются из телесного царства. Сознание человека после этого управляется эго, с его шестью пороками.
            Этой привязанностью к иллюзии, опала человеческой ограниченности утверждается (входит в силу). Эго не только дает людям сознание определенных вещей, которыми они одержимы, но и негативно влияет на них сознанием ограниченности относительно того, что они могут и не могут делать. Это наиболее опасный аспект существования под управлением эго, потому что оно препятствует потенциально всезнающей и всемогущей силе истинного Я, души. Разрушить эту привязанность к иллюзии значит позволить душе выразить свое превосходство, установить свое влияние и расширить проявление ее бесконечных возможностей.
_____________________________________________________________________
* См. Введение.
5.     Мада (Гордыня)
            Этот порок эго делает ум узким и ограниченным. Гордыня душит и подавляет бесконечные душевные качества своим обуженным сознанием. Гордость здесь означает, что “я”, или “эгоистическая самость” постоянно в защите (или нападении), чтобы продвигать или поддерживать интересы этого “я”. Из-за мады , внутри эго пробуждается самомнение, тщеславие, надменность, нахальство и страстнная распутная похоть, связанная с желаниями, интересами, или требованиями этого “я, мне, мое”. “Мое доброе имя, мои права, мой статус, моя расса, моя религия, мои чувства. Я в праве. Я не хуже, и даже лучше, чем кто бы то ни было, я хочу, я обладаю, я есть”. Среди значений, охватываемых термином мада, в дополнение к “гордыне”, присутствуют “интоксикация, сумасшествие”. Можно по праву сказать, что мада есть такая интоксикация эго-сознанием, что удаляется от своего истинного Я, души.  
            В аллегории Махабхараты, мада, как гордыня, представлена Шальей. Он является дядей по матери двоих младших Пандавов, Сахадевы и Накулы. Шалья намеревается поддержать их против Кауравов, но Дурьодхана подкупает его лестью и подарками, и он становится , вместо того, союзником Кауравов. И действительно, эгоистическая гордость часто ориентирует человека полностью в ложном направлении. Слово шалья значит “порок или деффект”, намекая в этом контексте на близорукость эгоистической гордости, узкая перспектива которой приводит в смешение человеческий рассудок и выводы.
            Шалья также значит “насилие, клевета“. Мада создает в человеке-эгоисте враждебную силу, которая выражает себя в само-центрированной надменности по отношению к другим, как нетерпимость, предвзятость, фанатизм, неспособность простить и предвзятая враждебность или ненависть. Гордыня заставляет эгоистического человека, сознательно или бессознательно, снимать головы другим, чтобы самому казаться выше. Она любит преуменьшать или унижать других , злорадствовать, когда они ошибаются и смущаются, и сплетничать и критиковать. Но горе любому, даже доброжелателю, кто вторгается в его собственое святое святых. Он встречается незамедлительным бешенством, мстительностью, или, в лучшем случае, “как тебе не стыдно, ранить мои чувства!”.
            Эгоистическая гордость в человеке отталкивает других, вызывая в них раздражение нелюбовь к нему; тогда как хорошие качества скромности, спокойствия, вдумчивости, веселой искренней улыбки, терпеливого понимания всегда рождают в других радость, мир и комфорт. Так, человек разумных качеств имеет привлекательный характер; посредством симпатии он воистину управляет сердцами других. Гордые только обманывают самих себя, что надменность делает из вождями среди людей.
            Даже очень духовный человек может упасть с большой высоты из-за гордости за свои достижения. Такова истинная природа мады, что эго уважает себя не только за хорошее, достигнутое действительно, но также и за качества, которые он ошибочно считает своими. Чем больше хорошего в человеке, тем больше есть оснований гордиться, увеличивая шансы эгоистической гордости. Воистину хитроумны западни иллюзии!
6. Матсарья (зависть, материальная привязанность)
            Чудом санскритского языка является его способность передавать целую концепцию в одном слове, понимаемом знакомыми уже с этой определяемой концепцией. Cанскрит развился, как “язык богов”, которым писание было передано смертным. Каждое слово может иметь много значений, при том, что контекст определяет подходящее из них. Трудность для перевода на английский язык состоит в необходимости громоздкого определения, нужного для передачи содержания одного термина. Чтобы избежать повторного многословия, родственная английская фраза или слово выбирается, чтобы передать значение, которое тогда должно пониматься  в его полном философском смысле. Матсарья, обычно переводимая, как “зависть”, в более широком смысле означяет материальную привязанность. Слово происходит от матсара, означающее “зависть, ревность, эгоистичность, враждебность; страсть к; увеселение; отравляющий или ставящий в зависимость“. Значение матсарьи, тогда , состоит в том, что богатство всевозможных владений и приобретений в мире материи создает неудовлетворенность в эго, а также страсть (зависть) к приобретению этих материальных наслаждений. Это возбуждает веселье, способность или силу, направленную к удовлетворению и результирующую в интоксикации и зависимости от приобретенных объектов, т.е. материальную привязанность. Иногда  враждебная по природе, эта материальная привязанность, может быть ревнива, злобна и эгоистична.
            Воин Кауравов, представляющий этот порок эго, есть Критаварма. Он был единственным Ядавой (клан шри Кришны), поддержавшим Дурьодхану в войне Курукшетры. Он стал злобно завистлив, когда ему отказали в невесте, которую он выбрал, и, вместо этого, взяли в царство Кришны.
            Матсарья, или эгоистическая завистливость, в его полном значении провоцирует похоть желания, и делает практически невозможным для человека прямо достигнуть его цели и идеала жизни. Это мечтатель. Он заставляет человека мечтать об исполнении желаний, побуждая его следовать за ними по бесконечным коридорам рождений и ререрождений. Он заставляет человека забыть свой истинный долг, те действия, которые правильны (хороши) для его собственного развития, и создает в нем желание подражать другим – чтобы он смог быть тем или имел то, что вызвало в нем зависть. Чтобы уничтожить это сознание, человек должен диссоциировать себя от своей собственной личности и в своем воображении отождествить себя с другими. Он откроет, что результирующее состояние одинаково в каждом – минутное удовольствие, сопровождаемое неудовлетворением и большим количеством желаний. Прекращая желать, он откроет, что реально желаемое им не есть эго-удовлетворение, или удовлетворение капризов, но удовлетворение “Я” или души.
            Душа, будучи неограниченной, не позволяет себе выражаться узостью эго. Разрушение эго-сознания не означает, что мы должны жить бесцельную жизнь, но что мы не должны ограничивать себя отождествлением с привязанностями эго. Мы не должны выбрасывать принадлежащее нам, или не заботиться о принадлежащих нам вещам, или прекратить попытки приобретения того, что нам действительно нужно; но в процессе исполнения наших обязанностей мы должны устранить рабство привязанности. Те, кто освобождают себя от узости эго и сознания эгоистического обладания, владеют землей и небом. Дитя Духа, которое свободно от эгоистичной материальной привязанности, несомненно имеет все во вселенной своим божественным наследством по праву. Все его желания удовлетворяются.
В итоге, принципиальное практическое зло, которое приходит вместе с эго-сознанием и его шестью пороками, увеличивает принуждение забыть человеком свое “Я” – душу – и ее выражение, проявление и                                    *
 требования; и приобрести упрямую склонность       Эго-сознание есть ложная
вовлекаться в погоню за неустойчивыми “необхо-               личность
димостями” эго.                                                                               
            Психологически, эго-сознание есть подделка и мошенничество ложной личности. Необходимо понимать и вырывать с корнем заросли эго-сознания и его разнообразных тенденций, которые мешают знакомству с истинным “Я”. Стремящийся йог всегда, когда он чувствует гнев, должен иметь ввиду: “Это не есть я!”. Когда его самообладание побеждается похотью или жадностью, он должен сказать себе: “Это не есть я!”. Когда ненависть пытается заслонить его истинную природу маской отвратительной эмоции, он должен с усилием диссоциировать себя от нее: ” Это не есть я!”. Он учится захлопывать двери своего сознания перед всеми
Нежелательными посетителями, которые стремятся обосноваться внутри. И когда бы тот ученик, будучи уязвлен и ущемлен другими, ни чувствовал всеже внутри шевеление святого духа прощения и любви, ему следует утверждать с уверенностью: “Это – я! Это моя истинная природа.”
            Йоговская медитация это процесс культивации и стабилизации знания о человеческой истинной природе, с помощью определенных духовных и психо-физических методов и законов, по которым узкое эго, порочное унаследованное человеческое сознание, заменяется сознанием души.
Стих 10
Эти наши силы, под защитой Бхишмы, неограниченны (но может быть неудовлетворительны); тогда как их армия, под защитой Бхимы, ограниченна (но весьма компетентна).*
________________________________________________________________________
*Санскритские слова апарияаптам и парияаптам означают не только неограниченный и ограниченный соответственно, но также и противоположны значению неудовлетворительный или неадекватный, и подходящий, компетентный, адекватный.  Любой перевод подходит, если намерение понимается. Один принцип истины – будучи безусловным и вечным – если правильно прилагается, способен разбить наголову орды злых тенденций, чье относительное существование зависит от временной природы иллюзии.
“Наши силы желаний и чувственных искушений, хотя и неограниченного количества и защищены неистовой силой природы эго, могут всеже быть неадекватны, потому что наша сила относится к состоянию телесного отождествления; тогда как армия Пандавов, хотя, может и ограничена числом, состоит из абсолютных принципов неизменной правды и защищена силой направляемой душой жизненной энергии; вместе они способны уничтожить телесное отождествление и, так, нанести нам поражение”.
            Бхишма (асмита, или иллюзорно-рожденное эго-сознание) является главнокомандующим над всеми подразделениями чувственной армии. Цель Бхишмы, эго, или псевдо-души, состоит в том, чтобы непрерывно держать сознание занятым чувственными репортажами и активностями, направляя фонарь внимания вовне на тело и на мир материи, а не вовнутрь на Бога и истинную природу души. Это обманутое связанное плотью сознание ответственно за пробуждение всех бесчисленных солдат искушения и привязанностей, притаившихся в человеческом теле.
            Без эго-сознания вся армия зла и искушений исчезает, как забытый сон. Если душа жила в теле без отождествления с ним, как делают души святых, никакие искушения или привязанности не могут держать их привязанными к телу. Несчастья ординарных людей возникают из факта, что когда душа нисходит в тело, она проектирует свою индивидуализированную, вечно-сознательную, вечно-ново-блаженную природу во плоть, и с тех пор отождествляет себя с ограничениями физической формы. Душа затем думает о себе, как о несчастном эго многих искушений. Это отождествление души с телом, всеже,  только воображаемое, нереальное. В сущности, душа всегда чистая. Обычные смертные позволяют своим душам жить, как запутанное плотью эго, не как отражение Духа, или истинная душа.
            Богатый юный принц, которого держали узником в трущобах, жил там так долго, что он считал себя нищим и несчастным. Он принял, как свои собственные, все горести, сопутствующие нищете. Когда наконец его вернули в его дворец, и он прожил там снова некоторое время, он понял, что, кроме как в его воображениии, построенном его недавними опытами, он никогда в действительности не был нищим.
            Для смертного человека, тем не менее, трудно понять, что он не плотское существо, что в реальности он не индииц, не американец, не какая-либо из других ограниченных вещей, которыми он может казаться. Во сне, посредством бессознания, душа заставляет его забыть плотское сознание. Сон является временным целительным бальзамом, чтобы освободить человека от его галлюцинаций о материи. Медитация есть настоящая панацея, которой человек может окончательно вылечить себя от дневного сна материи и всех ее зол, и реализовать себя, как чистый Дух.
Дурьодхана – Материальное Желание знает, что его царству угрожает серьезная опасность, когда восставший ученик начинает поднимать внутреннюю духовную армию практикой медитации.
Бхима, направляемая душой жизненная энергия,                                     *
является основным генералом этой армии, так как                      Пранаяма, ключ к
жизненная сила есть звено между материей и Духом;              йоговской победе
реализация невозможна, пока эта энергия не приведена                                    *
под контроль и не повернута понаправлению к Духу. Как только медитирующий ученик достигает мастерства в правильном искусстве пранаямы, Бхима, повернутая вовнутрь жизненная сила и результирующий контроль жизни и дыхания, ведет того йога-победителя к божественному сознанию.
            Правильными дыхательными упражнениями пранаямы венозная кровь очищается, и человеческое тело прямо снабжается космической энергией. Разложение в теле останавливается, и сердце получает желанный отдых от обычно непрекращаемой работы по снабжению тела кислородом и питанием через циркуляцию крови и от направления жизненной силы к пяти телефонам чувств осязания, обоняния, вкуса, слуха и зрения. Когда жизненная сила отключена от органов чувств, материальное ощущение не может достигнуть мозга, чтобы уловить от Бога внимание медитирующего. Вот почему Бхима, или контроль жизненной силы, и несколько других сильных солдат – концентрация, интуиция внутреннее восприятие, спокойствие, самоконтроль, и т.д. (как описано в стихах 4-6) – должны быть пробуждены, чтобы воевать с силами псевдодуши, или эго. Бхима, или направляемая душой жизненная энергия, возглавляет духовную армию и является основным врагом эго, или Бхишмы, потому что когда нашествие пяти чувств преостановлено контролем жизненной силы, душа автоматически освобождается из захвата телесно-отождествленного эго-сознания. Душа, восстановив высшее командывание сознания, говорит: «Я никогда не была ничем иным, как лишь чистым Духом; я только воображала до времени, что я была смертным человеком, заключенным в тюрьму иллюзорными ограничениями и чувственными соблазнами”.
            Это “пробуждение души”, или Самореализация, сначала происходит как временное прозрение во время опыта самадхи в глубокой медитации, после того как успешная практика пранаямы дала контроль над жизненной силой и повернула вспять жизнь и сознание от чувств к божественным внутренним состояниям знания души и Духа. По мере того как йоговские опыты самадхи  углюбляются и расширяются, эта реализация становится постоянным состоянием сознания.
            Достижение самадхи, или единства с Богом, есть единственный метод, которым эго-сознание может быть полностью побеждено.
Есть разные степени реализации, или единства с Богом. Во-первых есть реализация единства эго и души в сверхсознании. Затем есть реализация души и                            *                           Духа в состояниях сознания Христа (Кутастха Стадии самадхи, единства     Чайтанья) и космического сознания.
С Богом                                       Как есть прогрессивно расширяющиеся состояния                             *                           реализации, также имеются разные состояния самадхи, в которых эти опыты имеют место. Широко классифицируя, имеется три вида самадхи: джада, или бессознательный транс; савикалпа, или восприятие Духа, без волн творения; и нирвикалпа, высшее состояние – одновременное восприятие океана Духа и всех его волн творения.
            Джада самадхи, или бессознательное каталептическое состояние, духовно бесполезно, потому что оно лишь временно прекращает сознание и активность эго; оно не может преобразовать материальное сознание в духовное сознание. Джада самадхи, или бессознательный транс, произодится методами физического контроля, или ментальной анестезии, или удерживанием ума пустым, или надавливанием на определенные железы. В этом состоянии ограниченный чувствами человек не может сделать большего, чем временно воздержаться от увеличения его желаний, привязанностей и кармического долга – он никогда не может приобрести мудрость или уничтожить семена врожденной кармы и дурных привычек.
            История из древнего религиозного наследия Индии передает, что один злой гипнотизер змей ввел себя в транс и в процессе упал в колодец. Со временем колодец высох и оказался наполнен грязью. Тот человек оставался похоронен там, с телом совершенно предохраненным в состоянии неподвижности. Сто лет спустя група деревенских жителей, очищавших старый колодец, нашла и оживила его с помощью горячей воды. Как только тот пришел в сознание, он начал громко бранить всех, обвиняя группу в воровстве музыкальных инструментов, которыми он завораживал змей. Сто лет бессознательного транса не оказали благотворного эффекта на поведение гипнотизера змей, как и не уничтожили семян дурных привычек, обосновавшихся в его мозгу. Джада самадхи никоим образом не улучшила человеческую дурную природу.
            В состоянии савикалпа самадхи, внимание и жизненная сила отключены от чувств и сознательно держатся отождествленными с вечно радостным Духом. В этом состоянии душа освобождается от эго-сознания и познает Дух за пределами творения. Душа становится способной воспринять огонь Духовной Мудрости, который “прожаривает”, или уничтожает , семена телесно-ограниченных наклонностей. Душа, медитирующий, ее состояние медитации и Дух, объект медитации – все становятся одним. Отдельная волна души, медитирующей в океане Духа, вливается в Дух. Душа не теряет себя, но только расширяется в Дух. В савикалпа самадхи ум знает только Дух внутри и не знает творения вовне (внешний мир). Тело пребывает в состоянии, подобном трансу, но сознание полностью восприимчиво к его блаженному опыту внутри.
            В наиболее продвинутом состоянии, нирвикалпа самадхи душа реализует себя и Дух, как одно. Эго-сознание, сознание души и океан Духа видятся, как существующие вместе. Это состояния одновременного созерцания океана Духа и волн творения. Индивидуум больше не видит себя, как “Джон Смит”, принадлежащий к определенному окружению; он понимает, что океан Духа стал не только волной Джона Смита, но также и волнами всех других жизней. В нирвикалпа душа одновременно знает Дух внутри и творение вовне. Божественный человек в состоянии нирвикалпа может даже исполнять свои материальные обязанности без потери внутреннего единства с Богом.
            Савикалпа и нирвикалпа состояния самадхи описаны в следующей древней индийской песне:
Савикалпа самадхи познаешь
И себя в Себе потеряешь;
В нирвикалпа самадхи войдешь
И себя в Себе обретешь.*
            Эго-сознание в человеке держит душу прикрепленной к материи, способом представления серии смертных желаний и объятием индивидуальности или особенностей каждого человека, напоминающих ему об ограниченных отношениях страны, рассы, семьи, владений, персональных характеристик и т.д. Душа, отражение Духа, должна бы выражать ее вездесущный, всезнающий характер. Самадхи напоминает душе о ее вездесущности. Стремление к состоянию самадхи через медитацию есть таким образом способ преодолеть эго-сознание.
________________________________________________________________________
*Парамаханса Йогананда положил эти стихи на музыку и включил в свои Космические Гимны

7 Bhagavad Gita 6 by Yogananda translated form English by A. L. Koudlai (p.102 - )
Cтих 11
Все вы, надлежащим образом расположенные на своих местах в армейских подразделениях, непременно защищайте Бхишму.
“Все вы (Дрона-Самскара, и остальные из нашей армии Кауравов, чувственные наклонности и поддерживающие их союзники) твердо стойте на своих подобающих местах на телесном поле Курукшетры и на внутренних полях цереброспинальных центров, и сосредоточте свои силы на защите Бхишмы - Эго”.
            Царь Дурьодхана, Материальное Желание, - боязливый по природе; он никогда вполне не уверен в своем царстве. Он знает, что само это существование является ненадежным, основанное в действительности на поддержке ложного, или иллюзорного, сознания. Эго, или сознание отождествленности с телом, проносится через много воплощений в глубине души. Это упорствование в телесном отождествлении сделало царя Материальное Желание сильным и побуждает его всеми способами увековечить телесное сознание – ведь это сознание, вместе с его армией ограничений, имеет власть и держит душу узницей материи. Материальное Желание знает, что, если эго-сознание однажды будет полностью побеждено солдатами медитации, душа будет помнить свое совершенное состояние и затем полностью уничтожит армии желания и иллюзии.
            Эго даже более могущественно в распространении иллюзорного влияния и в избиении солдат души, чем наставник Материального Желания -Тенденция Привычки Прошлого. Так, Дурьодхана берется приказать даже своему наставнику Дроне занять место в защите эго. Даже если прошлые злые склонности будут уничтожены, другие дурные тенденции, или даже эгоистические хорошие наклонности, легко могут быть созданы, чтобы держать душу в рабстве. Так как эго-сознание является основной силой для обмана души и запутывания ее в сети плоти, царь Материальное Желание подчеркивает важность защиты Бхишмы-Эго любой ценой. Он знает, что будет очень трудно убить базовое эго-сознание, если оно основательно защищается Дроной-Самскарой и остальной чувственной армией.
Повторное рассмотрение главных воинов и генералов  -------------*--------------
Армий Кауравов и Пандавов, описанных в стихах 4-9,         Силы, собранные покажет, что силы каждой стороны почти одинаковы.           для духовной битвы
Для каждой злой склонности, желания или дурной
привычки имеется соответствующее божественное разумное качество, которое решительный йог может использовать для разгрома врага. Или, можно сказать, наоборот, что, в невнимательном, неряшливом ученике, каждому хорошему качеству есть его противоположность, хорошо подготовленная оттеснить армию Самореализации.
            Боевое построение духовных сил таково:
            Солдаты души, находящиеся в семи цереброспинальных центрах человека суть: 1) Сахадева, сила соблюдения моральных воздержаний (“Не смей!..”) , в копчиковом, или земном, центре; 2) Накула, сила соблюдений положительных духовных правил (“Поступай так!..”), в крестцовом, или водяном, центре; 3) Арджуна, или божественная огненная сила и сила терпения и самоконтроля, в поясничном, или огненном, центре; 4) Бхима, контролируемое душой жизненное дыхание и жизненная сила, в спино-грудном, или воздушном, центре; 5) Юдхиштхира, или царь Спокойствие, как божественное различение, в шейном, или эфирном, центре; 6) Душа, или сверхсознательное самадхи, интуитивное единство с Богом, в медулле; и Кришна, или Дух, как Сознание Христа, в пункте между бровями, прямо соединенном и взаимодействующим с центром медулы; 7) Чистый Дух, в сахасраре, или “тысячелепестковом лотосе”, в мозгу.
            Их поддерживают метафизические воины, описанные в стихах 4-6: Ююдхана, Набожность (шраддха), Уттамаюджас, Жизненный Целибат (вирья), Чекитана, Духовная Память (смрити), Вирата, Экстаз (самадхи), Кашираджа – Различающий Интеллект (праджна), Друпада, Исключительное Бесстрастие (тивра-самведжа), Дхриштакету, Сила Умственного Сопротивления (яма) , Шайбья, Сила Умственной Верности (приверженности) (нияма), Кунтибходжа, Правильная Поза (асана), Юдхаманью, Контроль Жизненной Силы (пранаяма), Пуруджит, Углубление Вовнутрь (пратьяхара), Абхиманью, Самоуправление (самьяма – дхарана, дхьяна и самадхи), и Драупадия, или проявленные духовные вибрации, огни и звуки пяти позвоночных центров, которые суть центральные пункты медитации.
            Махабхарата описывает подразделения армии Пандавов лицом к востоку. Восток означает мудрость. В теле, на поле Курукшетры, восток – это вовнутрь, во всевидящий духовный глаз.
            Боевое построение зла, или стороны Кауравов – лицом в западу, вовне, к чувствам. Вместе с силами трех Пандавов, которые в нижних позвоночных центрах, солдаты царя Материальное Желание занимают копчиковый, крестцовый и поясничный центры – которые управляют телесно-отождествленной чувственной активностью – плюс вся поверхность кожи и военные бастионы эго-контролируемых чувственных органов и их нервные силы в физическом мозгу и позвоночных сплетениях.
В более глубоком метафизическом толковании, можно сказать, что силы Пандавов в медулле и пяти позвоночных центрах подвергаются прямому                                          *                        нападению сил Кауравов в тех же шести центрах.
Метафизический конфликт   Каждый центр имеет духовную и грубую активность,
в каждом цереброспиналь-    как было показано на примере Арджуны в
ном центре                              поясничном центре. Все творение и творческие силы
                        *                        эманируют из Духа. В микрокосме человеческого тела, Божество и Его отражение, душа, возводятся на престол в высочайших духовных центрах в мозгу, с подстанциями жизни и сознания в медуле и позвоночных центрах. Взаимодействие творческих принципов производит физическое тело и человеческое сознание. Когда эго и его сторонники иллюзии, невежества, привязанности, желаний, привычек, чувств настойчиво тянут вовне Духовно-настроенные творческие силы и сознание, человек становится отождествленным с грубостью, как нормальной, желанной “реальностью”. Двойственность или полярность была установлена: негативное притяжение чувственного ума и эго, поворачивающие токи и восприятия вовне к отождествлению с материей; и позитивная тяга души, через чистый различающий разум, который открывает правду, которой сознание и жизненные токи содержатся сонастроенными с душой и Духом.
            Когда пробуждающийся йог, применением правильного действия и медитации,* пытается вновь обрести свое естественное состояние божественного сознания, он на каждом этапе узнает о наступлении негативной оппозиции сил Кауравов. Выиграв моральную битву силой сопротивления дурным действиям и приступив к духовным обязанностям и внутренней психологической борьбе против беспокойства, контролируя тело, ум и жизненную силу, он теперь вступает в метафизическую борьбу в цереброспинальных центрах.  Когда он пытается поднять свое сознание через те центры к Духу, ему оказывается жестокое сопротивление могучими привычными телесно-ограниченными силами и привязанностями.
            Поджигателем войны против божественных качеств Пандавов в тех центрах является Дурьодхана, Материальное Желание (кама),                              *
 в копчиковом центре – основной канал сильного          Материальное желание и
течения вовне жизненной силы и сознания – что                        силы иллюзорного эго-
питает похотливые чувственные желания и произ-         сознания
водит грубый эгоизм и материализм. Существование
Дурьодханы зависит от поддержки Бхишмы-Эго (асмиты), Дроны-Привычных Тенденций (самскар) и Крипы-Индивидуальной Иллюзии (Авидьи), расположенных в медулле. Духовное сознание в этом центре, повернутое вовнутрь, есть сверхсознание души. Повернутое вовне, оно становится псевдо-душой и ее наклонностями. Вот почемуДурьодхана в настоящем стихе призывает все войска Кауравов защищать Эго всеми силами. Нельзя позволить сознанию достигнуть этого центра и повернуть вовнутрь к душе и Духу.** Для этого вся остальная армия Кауравов бросается в действие в их различных боевых позициях в позвоночных центрах, чтобы помешать духовному прогрессу сил Пандавов таким образом:
________________________________________________________________________
*Патанджаливский Восьмиричный Путь Йоги.
**Поворотная роль, играемая в человеческом сознании медуллой облонгата и прилежащими структурами в соединительном мозгу – в течение столетий известные йоговской науке – в настоящее время артикулируется также и нейропсихологами. Сетеобразное формирование, соединяющее медуллу облонгата (местопребывания человеческого самосознания, согласно йоге) и сплетение Вароли (местопребывания манаса, более низкого чувственного ума), представляет из себя сложный мосток нейронов в центре соединительного мозга, о котором доктор физики Ник Херберт пишет в Изначальном Уме: Человеческом Сознании и Новой Физике (Нью Йорк: Пингвин Букс, 1993):
                “Все основные сенсорные и моторные пути должны пройти через эти рассеенные заросли нейронов при выходе и входе в мозг ... Килмер и его коллеги из MIT описали функцию сетеобразного формирования, как “нервный центр, который интегрирует комплексные сенсорно-моторные и автономные-нервные связи позволяющие организму функционировать, как целое, а не просто набор органов. Его основная работа состоит в подчинении организма одной или другой из около шестнадцати способов поведения - т.е. бежать, сражаться, спать, говорить – как функции нервных импульсов, которые происходят в нем в последнюю долю секунды.” Так, сетеобразное формирование, кажется, принимает моментальные решения о том, что весь организм должен делать.
                Духшасана, трудноконтролируемый гнев (кродха); и Джайадратха, страх смерти (абхинивеша), в крестцовом центре. Карна, привязанность к материальным действиям (рага), и Викарна, отвращение от неприятного (двеша) – вместе, Карна и Викарна, производят любовь и ненависть, или жадность (лобха) – действуя в поясничном центре. Шакуни, привязанность к иллюзии (моха), в спино-грудном центре. Шалья, гордость (мада) в шейном центре.
            Поддерживая эти силы Кауравов в шести тонких цереброспинальных центрах – от Бхишмы, Дроны и Крипы в медулле до Дурьодханы в копчиковом центре – находятся упомянутые ранее, укрепившиеся Критаварма, ревность, материальная привязанность (матсарья); Бхуришравас, связывающие эффекты материальных действий (кармы); Ашватхаман, скрытое желание (ашайя или васана), сын Дроны; и, в дополнение, все другие начальники и подчиненные чувственной армии*.
            Две армии противников одинаково могучи, так как попеременно они правят царством тела. Но йог приобретает мужество и упорство из знания, что неизбежная победа будет на стороне добродетели. Он придерживается правды, что неестественно быть злым, или позволять несчастливым беспокоящим обстоятельствам, рожденным иллюзией и дурной активностью, управлять человеческим умом, тогда как вполне естественно быть добродетельным и блаженным. Человек создан Богом по Его образу и подобию. Из-за этого духовного наследства, он может поправу потребовать все-побеждающие качества Всемогущего Духа.
Развернутый комментарий: Природа Эго
Бхишма, или эго, есть чидабхаса, отраженное сознание; не истинное Я или свет, но отраженный свет.*** Эго есть чувствинизация сверхсознания или субъективной души – отождествление сверхсознательной души с чувственно-ограниченным сознанием тела. Эго есть псевдодуша, описанная также, как тень души. Это отраженное, субъективное сознание внутри человека есть то, что делает его знающим свои чувства, волю, когницию (ощущения, восприятие, концепцию) и его окружение. Это есть сознательное ядро “Самости”, вокруг которого вращаются все человеческие мысли, чувства, и опыты. Все они могут быть отделены от эго, но
________________________________________________________________________
“Это здесь живет центральный администратор, отбирающий, выбирающий и, самое главное, проверяющий некоторые активности других мозговых структур. Это здесь поправу начинается наш поиск секрета человеческого сознания…. В основном наблюдения приводят к выводу, что я, как личность, обитаю в моем соединительном мозгу, в сетчатом формировании и вокруг….Человеческий дух входит в материю каким-то неизвестным способом через эти таинственные нервные заросли….Мы подходим этому органу, как рука подходит перчатке”. (Замечание издателя)
**По необходимости, этот комментарий на воинов Курукшетры упрощен, как было сделано и в самой Гите, сосредотачивавшейся на принципиальных аллегорических характерах, представляющих йоговское восхождение к Духу и препятствующие силы. Ненаписанные тома деталей открываются ученику посредством реализации, когда он входит в самадхи глубокой, данной гуру медитации.                
***См. также Введение.
всеже само эго сохранится – в стороне, всегда недосигаемое, как мираж; кажется, не подлежащее определению, кроме объяснения, чем оно не является. Следовательно, негативно определяемое, эго, или “я” – субъект – есть то, что невозможно отделить от меня самого, тогда как что угодно еще, с чем “я” может отождествляться, возможно отделить.
            Отстраненность эго, тем не менее, только поверхностна и отличается от отстраненности души и способности трансцендентального безразличия. Эго не может сохранять свое самосознающее выражение без его титулов; действительно, эго определяет себя с помощью этих удостоверительных знаков. Титулы эго собираются из накоплений опытов и черт характера, и поэтому постоянно меняются, даже вместе с метаморфозами телесного инструмента: Ребенок превращается в юношу, юноша растет и становится взрослым, и взрослый достигает старости.
            Позитивно определяемое “я” или эго есть неизменное сознание одинаковости во время процесса вечно-изменяющихся мыслей и сенсорно-моторных опытов. Все, что собирается вокруг эго, все личное снаряжение “я”, находится в состоянии непрерывной текучести, но “самость”, как индивидуум, с которым происходят все эти перемены, остается тем же. Это их автор, субъект, господствующий над теми переменами: “Я думаю, я вижу, я слышу, я желаю, я люблю, я ненавижу, я страдаю, я радуюсь.”
            Субъект, господствующий над опытами отчетливо отличается от мыслей и объектов мыслительного процесса. Когда кто-то говорит, что он слепой, это – неправильное употребление термина. Погибну ли я, если лишусь глаз? Нет. Если бы я потерял руку, я бы не стал утверждать, что со мной все кончено. Иллюзия эго такова, что несмотря на человеческие лучшие рационализации, он не может избавиться от отождествления “я”, испытателя, с испытывающим. Это из-за такого отождествления эго поставляет человеческому сознанию идею перемены и непостоянства. Все же, если устраненить всё – мысли, ощущения, эмоции, само тело – “я” бы всеже оставалось. Посредством какой силы “я” знает, что существует, отделенное от всего прочего? Посредством интуитивной способности истинного вечного Я, души.
Интуиция это, как свет, пламя знания, идущего от души. Она обладает всесторонней способностью знать всё, что познается. Каждый человек по                                  *                        наследству обладает чем-то от той способности;
Природа душевной         но у большинства она неразвита. Эта неразвитая интуиция способности интуиции         является кристалом, расположенным перед душой, и                                                      продуцирующим вторичный образ. Сама душа есть реальный образ; отражение же, эго, псевдодуша, нереально. Чем менее развита интуиция, тем более искажен будет образ, эго. Когда человеческая жизнь направляется этим ложным отождествлением, произведенным присутствием неразвитой интуиции, это является субъектом всех ограничений и ложных представлений иллюзии. Хаотическое существование ошибки и ее последствий поэтому неизбежно.
            Без эго, с его остаточной интуицией, хотя и неразвитой, человек был бы сослан в область животного сознания – чувство плюс инстинкт. Человек есть эго плюс чувства, плюс немного разума, плюс непроявленная интуиция. Человеческое эго с его превосходными способностями, понимается как своего рода господин и центральное руководство. Если бы тысячи рабочих работали на фабрике без всякого направления, или руководства, не было бы никакой скоординированности. Но, если они все примут руководство одного управляющего, тогда они будут действовать в гармонии. В человеке эго есть тот управляющий. Это то качество “самости” в человеке, без которого разные фазы сознания – размышление, чувство и воление – не могут кооперерировать в работе по направлению к сознательно поставленной целе. Без эго, обычный человек соотносился бы со своими мыслями, чувствами, опытами; он бы не знал, что он делает. Например, в сумасшествии эго повреждено и забывает понимать свои отношения с мыслями и опытами, способствуя нескоординированнму и безответственному поведению.
            Тогда как животные управляются в основном инстинктом, а обычный человек своим эго, йог, соединенный с “Я” , ведом душой. Животные, связанные инстинктом, имеют очень ограниченную разумность. Человек, как сверх-животное, управляемое эго, имеет большее могущество и разумность, чем звери, но всеже еще очень ограничен мыслями и ощущениями. Только йог свободен от ограничений, направляемый безграничным “Я”.
Эго в ординарном человеке не есть чистое эго, но эго запутавшееся во всех ответвлениях, выросших от чистого эго – т.е. от его отождествлений с интеллектом, умом и чувствами. Когда человек осознает                *                     
чистое эго, ненарушенное никакими его эволюционными     Чистое и нечистое
Продуктами, он очень близок к реализации души. Чистое                   эго  
эго есть ничто иное, как душа, дживатман, или воплощенное
индивидуализированное “Я”. (См. комментарий на I:8 .) Намерение йоги состоит в том, чтобы предоставить критерии, по которым чистота эго может быть установлена внешне и внутренне. Порочное эго ординарного человека есть умственное эго, эго, имеющее потенциал быть извращенным волнами интеллекта, ментальными вибрациями и чувственными восприятиями. Когда возможность влияния на эго, со стороны тех устраняется, тогда и только тогда человек – в безопасности от беспокойств и страданий, неизбежных в случае забвения души.
            Во сне человек получает некое представление о душе. Когда эго спит, оно берет с собой в подсознание, подспудно, свои опыты. Опосредствованно, во сне, эго должно оставить свои титулы, владения, имя и форму. Чувства растворяются в уме, ум в интеллекте, и интеллект в эго. Но возможность беспокойств не устраняется. Эти способности лишь стали пассивными и                   *                     
сжатыми, но все еще готовы выразиться снова в сновиде-    Каждый день во сне
ниях или в бодрственном состоянии. В глубочайшем сне    человек имеет видение
без сновидений человек контактирует с блаженным                          души
чистым эго, или душой; но, из-за того, что входит в это              
состояние бессознательно, он теряет духовную выгоду от этого. Если он может войти в это состояние сознательно, в самадхи медитации, духовный рост - в его распоряжении. Чистое сознательное чувство “Я существую” готово тогда стать реализацией душевного сознания.
            Ежедневно во сне, каждый человек становится отреченным, сбрасывая все свои призрачные титулы; и время от времени он даже становится святым. Но из-за чувственных привычек во время бодрственного состояния он не может предохранить ту непривязанность, будучи активно вовлечен в исполнение своих обязанностей.
            Если человек сможет в течение достаточно долгого времени оставаться неотождествленным со своими мыслями и чувствами, без пребывания в пустом или бессознательном состоянии, он узнает свое истинное “Я”, посредством неискаженной чистой интуиции. Так, абсолютное спокойствие глубокой медитации является единственным способом удаления эго-сознания. Убрав кристал неразвитой интуиции, который отражал душу искаженно, йог не имеет более в себе никакого конфликта в отношении своей истинной сущности.
            В Махабхарате, мы находим, что с момента, когда Дурьодхана решился воевать против Пандавов, Бхишма подавал ему совет против войны и предлагал полюбовное соглашение; потому что Бхишма-Эго является прадедом обоих, Кауравов и Пандавов, и относится к ним одинаково. Иначе, эго служит своей цели поддержания привязанности сознания к телу, в случае как добрых так и  злых желаний и действий человека. Когда Кауравы, или отпрыски чувственного ума,                          *                     сильнее, Бхишма принимает их сторону. Тем не менее, как Поражение Бхишмы-Эго        только божественные разумные качества становятся Арджуной-Самоконтролем    более победоносными, Бхишма-Эго устает                                         *                            поддерживать зло. Оно начинает чувствовать больше нежности к разумным качествам. Но их победа Самореализации, или правления Души, не может быть полной пока живет Эго. Бхишма, тем не менее, непобедим, потому что “я” никогда не может быть уничтожено без его согласия и участия. Так, Бхишма сам в конце концов открывает Пандавам единственный способ, которым его можно убить в бою, посредством искуства Арджуны, ученика в глубокой медитации. После этой, наиболее жестокой из всех стычек, тело Бхишмы смертельно ранено бесчисленными стрелами Арджуны. Даже при этом, Бхишма говорит, что он будет оставаться на этом ложе из стрел и не покидать своего тела, пока солнце не продвинется на север в небесах. Буквально это понимается относящимся к астрономическому расчету сезонного положения солнца. Но символически это значит, что даже несмотря на то, что эго представлено обессиленным и благорасположенным, посредством самадхи-медитаций ученика, оно не умрет полностью (чистое чувство “самости”, или индивидуальности, остается), пока солнце божественного сознания в духовном глазу во время савикалпа самадхи не продвинется к северу – вверх к месту более тонких сил в мозгу; т.е. в наиболее внутренней божественной области в сахасрара (высшем духовном центре в теле), в союзе с Духом в нирвикалпа самадхи.
            Пока же в Гите, тем не менее, Эго все еще остается наиболее значительной силой, противостоящей Пандавам в их кампании, по праву, восстановить свое царство.    
              
Боевые раковины: внутренняя вибраторная
борьба в медитации
Стих 12
Дед Бхишма, старейший и наиболее могущественный из Кауравов, чтобы подбодрить Дурьодхану, затрубил в свою боевую раковину, прозвучавшую подобно львиному рыку.
Дурьодхана, Материальное Желание, не получил немедленного ответа от своего наставника Дроны-Привычки, хотя (в стихе 11) он и сказал ему: “Пусть все солдаты беспокойного ума (Кауравы) собирутся вместе и защищают эго-сознание (Бхишму).” Видя отсутствие реакции Дроны, и с целью подбадривания царя Материальное Желание и предотвращая его упадок духа, все-познающий Бхишма-Эго издал сильную вибрацию гордости и решимости, и затрубил в свою боевую раковину беспокойного дыхания, являющегося причиной телесного отождествления и прерывающей неподвижность глубокой медитации.*
            Дрона изображен в целом непреиспоненным энтузиазма сражаться с Пандавами. Это оттого, что, как говорилось раньше, он не только наставник жестоких Кауравов, но также и добрых Пандавов. Пока йог не установился твердо в Самореализации, Дрона-Тенденция Привычки, в нем                          *
имеется смесь обоих, хороших и плохих, самскар, или         Союз привычки, эго
привычных тенденций принесенных из прошлых вопло-        и материального  
щений, большинство из которых проявили себя, как ус-               желания
тойчивые привычки в настоящей жизни. Тем не менее,
т.к. Дрона-Тенденция Привычки теперь объединился со злыми Кауравами, или телесно ограниченными дикими ментальными тенденциями, он концентрируется на защите тех сил Кауравов против опасности от нападения хороших привычек и разрушающих привычки разумных тенденций.
            Сама природа привычки есть автоматическое принуждение делать то, что человек стал и продолжает делать. Привычки продолжают следовать своему старому образцу, часто игнорируя новую команду желания. Когда дурным привычкам брошен вызов, их инстинкт самосохранения заставляет их вести себя, как если бы они были самодостаточны для разгрома нападающих хороших привычек и намерений, и не имеют времени уделить внимание побуждениям кооперировать с долгосрочным и более широким планом деятельности. Дурные привычки, поэтому, в конце концов, само-уничтожающи – ограниченные своей
_______________________________________________________________________
*Парамаханса Йогананда писал: «Приток неисчислимых космических токов в человека по способу дыхания вызывает беспокойство его ума. Так, дыхание соединяет его с преходящими феноменальными мирами. Чтобы избежать несчастий преходящего и вступить в блаженное царство Реальности, йог учится усмирять дыхание средствами научной медитации». (Шопоты из Вечности, изданы Товариществом Самореализации)
узкой фиксацией и близорукостью, зависящих в своем существовании от  важных ролей, которые играют Материальное Желание и Эго.  Например, в психологической битве между привычкой уступать соблазну и привычкой самоконтроля, если самоконтроль сильнее, он легко может подчинить соблазн. Но хорошим привычкам очень трудно преодолевать настойчивое сопротивление постоянно пополняемой армии, занимающейся развитием бесконечных новых материальных желаний и подкреплением телесно привязанных наклонностей эго. Без привязанности эго к телу, не было бы Материального Желания.; И без Желания не было бы Самскары, или Привычки. С вою очередь Эго может быть уничтожено, если оно не защищается Привычкой и Материальным Желанием.
            Так, Эго, защищаясь, начинает призывать к оружию. В контексте этого стиха Гиты, это значит, что во время глубокой медитации, когда удалось успокоить                  *                      дыхание, получая очень приятное состояние мира, где ум Беспокойное дыхание     оттянут от чувств, обеспокоенное эго вздымает в ученике
удерживает сознание    мысль телесного отождествления, возбуждая снова привязанным к телу        беспокойное дыхание, которое, подобно львиному реву в                                                   сравнении с абсолютной недвижностью погруженного вовнутрь медитативного состояния. Как только ученик возобнавляет свою “естественную” практику зависимости от быстрого дыхания ( “трубит в боевую раковину”, что производит сознание материальных звуков через вибрацию грубой акаши, или эфира), Материальное Желание тела пробуждается и стимулируется подстрекать чувства против сил медитации.
            Ученик не должен терять самообладания по этому поводу, что являлось бы следствием недостатка продолжительной медитативной практики. Правда состоит в том, что в ранних стадиях медитации все ученики находят, что их, ограниченное телесным, сознание противодействует расширению в Вездесущее. Эго, через Материальное Желание и его чувственную армию, применяет все виды тактик, чтобы оттолкнуть прочь блаженное сознание Вездесущего Духа, которое проявляется только в медитативной недвижности. Любая вибрация, посланная Эго во время медитации, помогает пробудить Материальное Желание, чтобы оживить сознание тела и рассеять сознание Духа. Более глубокой и длительной концентрацией, медитирующий йог должен научиться держаться за доставшуюся с трудом территорию покоя дыхания и чувств, независимо от усилий Эго и армии чувстенных отвлечений Материального Желания.
Стих 13
Тогда внезапно (после первого призыва Бхишмы) прозвучал великий хор боевых раковин, барабанов, цимбал, барабанчиков, рожков (со стороны Кауравов); шум был ужасный.
После того как Эго создает Материальную  вибрацию нового пробуждения мысли телесного сознания и возбуждения беспокойного дыхания, чувства также начинают высылать свли разные отвлекающие вибраторные звуки, чтобы прервать
медитацию ученика. Вибрации чувств (Кауравов), удерживающие внимание ученика на внутренних звуках физического тела, резкие и беспокоящие – подобны разрушению атмосферы спокойствия шумом барабанов, рожков и цимбал.
            Станзы 12-18 описывают внутреннюю психологическую борьбу производимую в медитации через вибраторные звуки                           *
эманирующие от чувственных тенденций с одной сто-     Вибраторные звуки испы-
роны и разумных тенденций с другой. Это борьба, в      тываемы, в то время когда
которой астральные и физические вибраторные звуки     сознание переходит от
чувств оттягивают сознание в направлении тела;  и       материального мира к ду-
вибраций чудесной астральной музыки, издаваемой      ховному через промежу-
внутренними разумными силами и витальной актив-     точный астральный план
ностью позвоночных центров, тянущих сознание в
направлении души и Духа.
            В медитации, возвращение сознания к царству души требует от йога перейти от сознания плоти к сознанию астрального существования. То есть, путь от телесного сознания к сверхсознанию лежит через промежуточный мир – человеческой астральной или витально-электрической системы. Станзы 12 и 13 описывают не только грубые физические вибрации, эманирующие от чувст, но также и уродливые раздраженные и раздражающие вибраторные шумы возбужденных астральных надей (тонких астральных “нервных” токов), которые побуждают сенсорную и другие телесные активности. Станзы 14-18, напротив, описывают духовные опыты и божественные возвышающие вибрации, эманирующие от души и астрального царства. Грубые вибрации слышны, когда человек еще находится на плане телесного сознания. Астральные вибрации не слышны пока сознание йога не достигает внутреннего астрального плана.
            Все практикующие йоги знают слишком хорошо из опыта, что во время первого состояния медитации концентрация может стать достаточно глубокой, чтобы отключить звуки внешнего мира, но результирующий внутренний мир не долговечен. Когда эго-сознание еще бодрствует у трубит в боевую раковину дыхания, чувственные органы сердца, кровообращения и легких издают много особых стуков, пульсаций и мурлыкающих звуков; за этими слышна какофония их телесно-астральных эквивалентов. Но не слышна прекрасная астральная музыка. Ум падает духом и становится неустойчивым, узник своей порабощенной чувствами природы. Тело начинает жаловаться и хочет выйти из медитативной позы.
            Большая решимость воли требуется, чтобы выиграть это первое внутреннее психологическое сражение, чтобы твердо удерживать внутреннюю концентрацию.
                 *                  Ученику поможет, если он понимает интимную
Четыре фактора в    взаимосвязь четырех факторов: ума, дыхания, жизненной медитации: ум, ды-   сущности и телесной жизненной энергии. Когда любой из них хание, жизненная      побеспокоен, три другие также автоматически беспокоятся, сущность, жизнен-    как в случае, когда эго-сознание оживляет чувства,
ная энергия                 нарушением спокойствия бездыханности.
                                                Ученик, поэтому, который стремится надежно развиться в духовности, должен успокоить ум практикой правильных техник концентрации; должен придерживать дыхание спокойным,   пранаямой и надлежащими дыхательными упражнениями; должен сохранять сущность жизненности (обычно наиболее атакуемого из чувств) самоконтролем и стремлением к компании хороших людей; и должен освободить тело от беспокойных и бесцельных движений сознательным контролем жизненной силы и содержанием тела здоровым, терпеливой дисциплиной тренируя его  сидеть совершенно неподвижно в медитации.
Стих  14
Затем также, Мадхава (Кришна) и Пандава (Арджуна), сидя в своей великой колеснице, запряженной белыми лошадьми, изящно затрубили в свои небесные боевые раковины.
Когда эго беспокоит дыхание во время глубокой медитации, душа снова пытается оживить интуитивное сознание в настойчивом ученике, производя серию астральных вибраций, и просвещая внутренний взор божественным светом.
            Пандава, или поклоняющийся Арджуна, сидя в колеснице медитативной интуиции, со вниманием, сосредоточенном на Духе, в форме Кришны, или божественом Сознании Христа в Кутастха центре междубровья, видит свет духовного глаза и слышит священный звук Пранавы, творческую вибрацию Аум  с ее различными космическими звуками, вибрирующими из позвоночных центров в астральном теле.
            Ученик, слушая сначала внутри, слышит только грубые звуки дыхания, сердца, кровообращения и т.д. – и за этими, возможно, астральные вибраторные звуки – готовые вернуть его к материи. По мере углубления своего внимания, он слышит астральную музыку божественного сознания внутри. Если его концентрация упорна, он также может видеть свет духовного глаза, интуитивного всевидящего глаза души.
            Смотри, колесница интуиции влекомая жеребцами белого света, бегущими во всех направлениях от темно-синего центра (дома души)!
            О Кришне в этом стихе говорится как о Мадхаве (Ма, Пракрити*, или Изначальная Природа; Дхава, муж – синее сияние телескопического духовного глаза – единственная “дверь”, через которую ученик может войти в состояние Кришны, или Кутастха Чайтанья, Универсальное Сознание Христа).
            Вокруг этого синего света присутствует яркий белый или золотой свет –телескопический астральный глаз, через который воспринимается вся Природа. В центре синего света находится белый, подобный звезде, свет, проход к Бесконечному Духу, или Космическому Сознанию.
_______________________________________________________________________
*Пракрити или Природе, “супруге” Духа, давали много имен, в соответствии со разными аспектами, которые она представляет, такие как Лакшми, Сарасвати, Кали; или Святой Дух Христьянского писания. Дух есть непроявленный Абсолют, Чтобы развить творение, Бог высылает творческую вибрацию, Святой Дух или Маха-Пракрити, в чем Он Сам присутствует в неизменном, нетронутом отражении, Универсальный Дух в творении: Кутастха Чайтанья, Сознание Кришны или Христа. В лоне Матери Природы, Дух дает рождение творению. Свет духовного глаза, видимый в медитации, есть микрокосм света Природы, Сознания Кришны или Христа, или Духа.  
Стихи  15-18
(15) Хришикеша (Кришна) подул в свою Панчаджанья; Дхананджанья (Арджуна) в свою Девадатта; и Врикодара (Бхима), грозный в действии, подул в свою великую раковину Паундра.
(16) Царь Юдхиштхира, сын Кунти, подул в свою Анантавиджайю; Накула и Сахадева подули, соответственно, в их Сугхошу и Манипушпаку.
(17) Царь Каши, превосходный лучник; Сикханди, великий воин; Дриштадьюмна, Вирата, непобедимый Сатьяки,
(18) Друпада, сыновья Драупади, и сильнорукий сын Субхадры, все подули в свои раковины, О Господин Земли.
В этих стихах проведено соответствие специфическим вибраторным звукам (раковины разных Пандавов), которые медитирующий ученик слышит эманирующими из астральных центров в позвоночнике и медулле. Пранава, звук творческой вибрации Аум, есть мать всех звуков. Сознательная космическая энергия Аум, которая исходит от Бога и является манифестацией Бога, есть творец и сущность всей материи. Эта святая вибрация есть звено между материей и Духом. Медитация на Аум есть способ реализовать истинную Духовную-сущность всего творения. Следуя вовнутрь за звуком Пранавы к его истоку, сознание йога приводится наверх к Богу.
            В микрокосмической вселенной тела человека, вибрация Аум работает через жизненные активности в астральных позвоночных центрах жизни, с их творческими вибраторными элементами (таттвами) земли, воды, огня, воздуха и эфира. Через них человеческое тело создается, оживляется и поддерживается. Эти вибрации издают характерные вариации Пранавы, в своей активности.* Ученик, чье сознание становится настроенным на эти внутренние астральные звуки, находит себя постепенно поднимающимся к более высоким состояниям реализации.
_____________________________________________________________
Космического Сознания. Истинный свет духовного глаза ведет к единству с этими тремя макрокосмическими состояниями сознания
* “Я был в Духе (духовном сознании) в день Господа (день общения с божественными сферами истины), и услышал позади меня (в медулле, “позади” или в затылке) голос мощный, как труба (великий благословенный звук Аум)….И я повернулся, чтобы видеть тот голос, который говорил со мной. И будучи обращенным, я увидел семь золотых светильников (семь астральных центров); и посреди тех свтильников один (астральное тело), подобный сыну человеческому (похожий на физическое тело)… и его голос как звук многих вод (звук элементов, таттв, истекающих из астральных центров)” (Откровения 1:10,12,13,15).
Патанджали определяет эти состояния в своей класси-    --------------*--------------
фикации разных стадий внутренней медитации. В Йога                   Стадии внутренней
Сутрах I:17-18, он говорит о двух основных категориях                            медитации
Самадхи (1) сампраджната и (2) асамапраджната.
В приложении к подвинутым стадиям реализации, сампраджната относится к савикалпа (“с различением”) самадхи, или божественное единение, в котором сохраняется некоторое различение между познающим и познаваемым, как в реализации “Ты и я суть Одно”. В большей или меньшей степени, некоторые модификации природы остаются. Но в асамапраджната самадхи, все различия природы растворены в одном Духе. Сознание “Ты и я суть Одно”становится «Я есть Он, который стал этой маленькой формой я и всеми формами». Это не есть заявление эгоиста “я есть Бог!” – медная корона мании величия – но скорее полное понимание абсолютной правды: Бог есть единственная Реальность. Так, асамапраджната, в своем абсолютном определении, есть нирвикалпа (“без различения”) самадхи, высочайшая йога, или единение, проявляемое полностью освобожденными мастерами или теми, кто находится на пороге свободы души.
            Тем не менее, когда используется для определения предварительных стадий реализации, скорее чем ее продвинутых стадий завершения, тогда  сампраджната и асамапраджната суть относительные термины для раз-                      *
личения начальных сверхчувственных опытов в медитации     Различая начальные
(сампраджната) от настоящего самадхи, или единства с          сверхчувственные
объектом медитации (асампраджната). Сампраджната          опыты в медитации
тогда относится к тем первичным состояниям, в которых       от истинного самадхи
объект медитации “известен аккуратно или тщательно“                                       *
посредством интуиции, которая все еще как-то смешана с  природными тонкими инструментами восприятия – взаимодействием познающего, познания и познаваемого, или интерпретируется через них. Это, оттого, иногда называется “сознательное” самадхи, потому что те природные способности, оперирующие вовне в ординарном сознании – такие как ум (манас), интеллект (буддхи), чувство (читта), эго (асмита) – активны, направленные вовнутрь в их чистой или тонкой форме.
            Контрастно, асамапраджната в таком случае значит те сверхсознательные опыты, которые воспринимаются через чистую интуицию или реализацию – прямое восприятие души, будучи одним с объектом медитации – трансцендентную любому интструменту или принципу природы. Интуиция есть знание реальности “лицом-к-лицу”, без любого посредника*.
            Патанджали говорит, что асамапраджната является результатом самскары (отпечатка), оставленного самапраджната самадхи. Другими словами, повторными усилиями в более и более глубокой самапраджната медитации достигается в конечном итоге асамапраджната самадхи. Но было бы ошибкой
называть последнее “бессознательным самадхи” в пару предыдущему состоянию,
_____________________________________________________________________
*”Но когда приходит совершенное, тогда то, что лишь отчасти, отбрасывают….Теперь мы видим, как бы через тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом-к-лицу: теперь я знаю отчасти; но тогда познаю, как и я знаем” (I Коринфинянам 13:10,12)  
названному “сознательным”. Хотя, как самапраджната значит “знаемое аккуратно, прилежно, тщательно”, та идея не возникает в противоположном, асамапраджната, потому что в единстве знающего и знаемого нет ничего, что следует познавать; поклоняющийся становится объектом своей медитации. Далекое от бессознательного, это есть состояние превосходной высшей сознательности и просветленности.
Сампраджната и асампраджната самадхи
            Патанджали подразделяет самапраджната самадхи на четыре стадии:*
(1)   савитарка (“с сомнением или предположением”): интуитивный опыт, смешанный с аргументативным или, одержимым сомнением, умом;
(2)   савичара (“с размышлением или выводом”): интуитивный опыт, смешанный с разумно-направленным интеллектом;
(3)   сананда (“с радостью”): внутренний интуитивный опыт, интерпретируемый читтой или пронизанным радостью чувством; и
(4)   сасмита (“с “самостью” или индивидуальностью”): интуитивный опыт, смешанный с чистым чувством бытия. Эти четыре состояния, приходящие после углубления вовнутрь (пратьяхары), суть результат глубокой концентрации (дхараны), или сверхсознательного восприятия, как ограниченного телесно.
Растворив по одной эти четыре стадии самапраджната в следующее по порядку более высокое состояние, йог идет за их пределы и достигает асамапраджната самадхи. Это приходит в глубокой медитации (дхьяне), в которой концентрация (дхарана) непрерывна, без мгновения перерыва; тогда объект медитации (т.е., частный аспект проявления Бога) испытывается, как выраженный не только в теле, но и в вездесущности. За пределами этих состояний, в продвинутых стадиях реализации, самапраджната и асамапраджната значат соответственно, савикалпа и нирвикалпа самадхи.
            Патанджали говорит, что достижение высочайшего самадхи возможно “посредством глубокой, преданной медитации на (Господе) Ишваре (I:23)…Его символ есть Аум (I:27).”
Все вышесказанное имеет следующее приложение   ---------------*---------------
к  Гитовским стихам 15-18: (Значение раковин пяти       Йоговская наука в
сыновей Панду, упомянутых в стихах 15 и 16, дается     приложении к стихам
сначала, объясненное согласно духовной прогрессии     15-18; опыты в позво-
реализации, а не в порядке представления их в тех сти-        ночных чакрах
хах).
_____________________________________________________________________
*Йога Сутры I:17.
**Аллегорическая значимость находится не в буквальном переводе слов мани (драгоценность) и пушпа (цветок), но в санскритских корнях ман, “звучать”; и пуш, “развертывать или являть”.
Рассуждение и догадка ученых умов могут прийти к буквальной или традиционной интерпретации терминологии, используемой риши Вьясой в Гите; но более глубокие значения часто скрываются в намеках в самих словах – подобно тому как Иисус прятал правду в притчах, и апостол Иоанн скрывал значение своей реализации в метафорах Откровений Святого Иоанна. Очевидная интерпретация хороша для вдохновения ординарного человека; скрытая метафора – для серьезного практика йоговской науки.
Сахадева, с его раковиной, называемой Манипушпака (“то, что становится проявленным посредством своего звучания”),*  представляет элемент земли в копчиковом центре (муладхара чакре) в позвоночнике. Ученик, концентрируясь на этом центре, слышит Аум космической вибрации в особом звуке, подобном жужжанию, одержимой жаждой меда, пчелы. Ученик тогда недоумевает в сомнении, является ли этот звук телесной вибрацией или астральным звуком. Это состояние концентрации, поэтому, называется савитарка сампраджната самадхи, “одержимое сомнением состояние внутреннего поглощения”. Этот центр является местом пребывания углубившегося медитационного ума в его самой первой стадии.
            Накула, со своей раковиной, называемой Сугхоша (“то, что звучит ясно и приятно”), представляет элемент воды, проявляющийся в крестцовом центре (свадхистхана чакре). Ученик, концентрирующийся на этом центре поднимается над сомневающимся состоянием ума к превосходному более различительному состоянию; он слушает более высокий астральный звук, подобный прекрасным звукам флейты. Сомнение прекращается, и его интеллект начинает измерять [постигать] природу этого звука. Это состояние называется савичара сампраджната самадхи, или “интеллектуальное, ведомое разумом состояние внутреннего поглощения”.
            Арджуна (называемый здесь Дхананджайа, “Победитель Богатства”), с его раковиной, называемой Девадатта (“то, что дает радость”),* представляет элемент огня в поясничном центре (манипура чакре). Ученик, концентрируясь на этом центре, слышит астральный звук, подобный арфе или вине. Благодаря растворению умственного состояния сомнения и различительному интеллектуальному состоянию, он теперь достигает состояния восприимчивой Самореалезации, в которой ясное восприятие звука и его истинной природы производит пронизанное радостью чувство внутренней поглощенности или сананда сампраджната самадхи.
            Бхима, с его раковиной, называемой Паундра (“то, что разлагает” более низкие состояния),** представляет элемент воздуха или жизненной силы (праны) в спино-грудном центре (анахата чакре), Ученик, концентрируясь на этом
центре, слышит Аум “символ Бога”, как глубокий затянувшийся звук астрального колокола. После растворения  всех  (ментального, интеллектуального и восприимчивого) сотояний, ученик приходит к интуитивному внутреннему блаженному поглощению, смешанному с эго-сознанием, не как телесному сознанию, но как чистому чувству индивидуального существования или “я есьмь”.
Это состояние есть сасмита сампраджната самадхи.
            Юдхиштхира, со своей раковиной, называемой Анантавиджайа (“то, что завоевывает бесконечность”), представляет элемент эфира в шейном центре позвоночника (вишуддха чакре ). Ученик, концентрируясь на этом центре, слышит
________________________________________________________________________
*Девадатта значит буквально “дар Бога”. В этом аллегорическом контексте его значимость находится в одном из многих значений санскритского корня дэва, который есть див, и значит “возрадоваться или усладиться“.
**От заключенного там санскритского корня панд, букв., “превратить в порошок”, т.е., дисинтегрировать.
вечно-контролирующий бесконечно-простирающийся космический звук
всепроникающей эфирной вибрации Аум, чье звучание подобно грому, или реву отдаленного могучего океана. В этом состоянии четыре предыдущих фазы углубления –ментальная (манас), интеллектуальная (буддхи), восприимчивая (читта), и эгоистическая (асмита) – будучи растворенными, уступили место более глубокому состоянию чистого интуитивного восприятия безграничного блаженства, называемому асампраджната самадхи.
            Хотя познавательные интрументы человеческого сознания теперь исчезли, асампраджната самадхи не есть бессознательность, но прямое знание через Самореализацию, чистая интуиция души. Коль скоро “самость” ученика была трансцендирована, его сознание отождествляется с эфирной вибрацией Аум во всем пространстве: расширяясь от маленького тела до бесконечности, его сознание охватывает вездесущность.
            Шри Кришна, которого здесь называют Хришикеша, “Господь Чувств”, затем трубит в свою раковину, называемую Панчаджанья, “то, что генерирует пять таттв или элементов”. Этот звук является смешением звуков пяти нижних центров. Это есть истинная или нераздельная космическая вибрация. Эта “симфония” пяти звуков Пранавы слышится в объединенном центре медуллы и Сознания Христа (аджна чакре). Здесь ученик наслаждается более великим савикалпа самадхи. Он достигает полной реализации Бога в Его творческом аспекте, представленном вибрацией Аум. “В начале было Слово (творческая вибрация – Святой Дух, Амен, или Аум), и Слово было с Богом, и Слово было Бог”.* Настройка на Бога, как Аум, поднимает сознание к имманентному Сознанию Христа. Через Сознание Христа продвинутый йог восходит к Космическому Сознанию в высшем мозговом центре. “Никто не приходит к Отцу (Космическому Сознанию) кроме как через меня (через Сына, или Сознание Христа)**. Эти состояния “Святой Троицы” символизированы в Индусских писаниях, как Аум, Тат, Сат – Святой Дух, вибрация, Кутастха, Сознание Христа, и Бог, Космическое Сознание.
            Когда поклоняющийся достигает космического сознания в высшем мозговом центре (сахасраре) и может войти в то состояние по воле и оставаться там, сколько пожелает, он со временем будет благословен испытать тот экстаз в высшем или окончательном недифференцированном состоянии – нирвикалпа самадхи.
            Когда йоговское единение с Богом переживается в этих возвышенных состояниях, в которых сознание было поднято к центрам в медулле (чистое сознание души), междубровью ( Кутастха, Сознание Христа), и коре мозга (Космическое Сознание), он реализует более высокое значение сампраджната и асампраджната, соответственно как савикалпа и нирвикалпа самадхи.
            В сампраджната савикалпа самадхи, савитарка опыт Бога не нагружен сомнением в негативном смысле, но присутствует вопрос с почтением и удивлением: “Неужто действительно это есть Бог, который был столь молчалив и
______________________________________________________________________
*Иоанн I:1                                           ** Иоанн 14 : 6.
 
невидим во вселенной? Неужто это правда, что Он пришел наконец ко мне?”. Савичара переживание есть острое различение природы Бога в одном из Его многих аспектах или качествах - Космической Любви, Блаженстве, Мудрости и т.д.   Сананда переживание испытывается, как неопределимое блаженство, которое
сопровождает общение с Богом в Его вечной природе вечно-существующего, всегда-сознательного, вечно-нового Блаженства. В состоянии сасмиты ученик чувствует свое расширенное “я” в каждом атоме пространства, как будто все творение есть его собственное тело – это есть состояние совершенного покоя, в котором поклоняющийся подобен зеркалу, отражающему все вещи. Когда ученик встает на якорь в космическом сознании и сохраняет свое состояние Бого-восприятия и вездесущности, даже когда он возвращается к телесному сознанию и материальным действиям, тогда он достиг асампраджната нирвикалпа самадхи.
            В стихах Гиты, 17 и 18, упомянуты другие ключевые воины Пандавы, о значении которых говорилось уже в интерпретации предыдущих стихов. Эти божественные Пандавы, следуя руководству Кришны, и те пять Пандавов, трубят в свои раковины. Эти суть поддерживающие нади, или астральные нервные токи, проводники жизненной энергии, чьи вибраторные активности также производят характерные звуки. Все эти вибрации во время медитации повернуты к Богу, чтобы одухотворить все тело и ум и притянуть сознание вовнутрь, в направлении Самореализации.
            Мирской человек, читая все эти объяснения, может гадать, о чем это все!
Но те добросовестные искатели правды, которые практиковали правильные методы Раджа Йога медитации, также как и ученики, следующие Крийя Йоге Лахири Махасайи, через Уроки Общества Самореализации, знают из своего собственного опыта, что эти астральные звуки могут быть отчетливо слышны. Правда этого может быть доказана любым, практикующим йоговские техники. В книге, доступной широкой публике, я не могу дать сами эти техники; потому что они священны, и определенные древние инструкции должны соблюдаться, чтобы обеспечить уважительность и неразглашаемость, а также последующую правильную практику. Однако, в этом манускрипте я попытался дать достаточное теоретическое объяснение, чтобы убедить любого разумного мирянина в том, что йога действительно есть наука, совершенно организованная мудрецами древней Индии. В приготовлении интерпретации святой Бхагавад Гиты, я желаю и молюсь пробудить новые сердца и умы к физическим, ментальным и духовным благословениям, доступным через верное знание и применение йоговской науки, и вдохновить и ускорить прогресс тех учеников, которые уже устойчивы на йоговском пути.   

8 Bhagavad Gita 7 by Yogananda, translated form English by A. L. Koudlai (p.122 - )
--------------------*--------------------     Иллюстрация может помочь объяснить Аналогия Творения , как         глубокий смысл, заключенный в этих стихах космическая кинокартина       Гиты:  Примитивный дикарь, не имевший                                                                         контакта с современной цивилизацией и видящий кинокартину в первый раз, может легко поверить, что картинки на экране - живые мужчины и женщины. Один способ убедить его, что озвученная кинокартина есть ничто иное как игра кинопленки и эллектрических вибраций, это подвести его к экрану и позволить потрогать теневые образы, чтобы обнаружить их обманчивую природу. Другой способ дать ему понять, что говорящие картинки суть игра огней и теней, это показать пленку и кинооборудование, и как поток электрического света, исходящего из отверстия будки оператора, несет в себе этот луч энергии, проектирующий на экран серию реалистических форм.
            Для материалиста, весь мир – его сочетания твердых тел, жидкостей, огней, газов и т.д. – кажется составлен из реальных материальных субстанций: “Это, как я воспринимаю его; поэтому это должено быть фактом.” Но подвинутый йог, чья Самореализация проникла ко внутреннему источнику внешней материи, может сказать: “Этот мир, этот космос, есть только тени жизни, брошенные на экран пространства, и отраженные в наших сознательном и подсознательном умственных палатах».
            Подобно тому как эфирический поток света, истекающего из кинобудки, видится прозрачным лучом карманного фонаря, свободным от каких-либо, заключенных внутри, картинок, и всеже образы таинственно появляются на экране; так и Бог, из своей будки в центре вечности, испускает сферическую связку лучей, невидимые лучи фонариков, которые – проходя через пленку иллюзорных взаимодействующих принципов природы – производят в своей сущности на экране пространства бесконечное разнообразие видимо реальных картин. Но эти образы суть иллюзии теней; единственная реальность есть Бог и Его индивидуализированное сознание в формах, которые видят и взаимодействуют в драме космической иллюзии.
            Йог, вглядывающийся при закрытых глазах в темную непроглядность внутри, в конце концов находит там шесть тонких астральных будок – копчиковый, крестцовый, поясничный, спино-грудной, шейный и комбинированный медулларный и Христовый центры, расположенные в позвоночнике и в основании мозга и междубровье. Он видит, что “как-живая” картина его тела, производится током земли в копчике, вибрацией воды в крестцовом, огненной вибрацией в поясничном, воздушной вибрацией в спино-грудном, эфирной вибрацией в шейном, и интеллектуальной-и-жиненно-энергетической вибрацией в медуле и Христовом центрах.
            Как луч электрического света, брошенный на экран, издает специфический звук в своем источнике, явля.щийся результатом электрической вибрации, так и астральные позвоночные центры издают разные “музыкальные” звуки, когда они посылают вовне свои различные пранические (жизненной силы) токи, производящие цветную картину физического тела, с ее “как настоящими” зрительными, осязательными, слуховыми обонятельными вкусовыми восприятиями. От сосредоточения на этих шести центрах, медитирующий ученик слышит последовательно музыку шмеля, флейты, арфы, колокольчиков, рокота моря, и затем симфонии всех астральных звуков. Эти эманации из шести центров суть вибрации пяти элементов, или таттв в природе, макрокосмически присутствующих во вселенной и микрокосмически оперирующих в теле человека.
            Земляной жизненный ток в копчике есть сила, ответственная за приведение в твердое состояние атомов плоти изначальной жизненной силы и за произведение
                 *                   чувства запаха; во время своей активности этот центр издает Пять вибраций эле-    звук жужжащей пчелы.
ментов создают и                Водяной элемент в крестцовом центре поддерживает поддерживают тело        атомы всех жидких субстанций в теле, и ответственен за                                                       чувство вкуса; его активность производит музыкальный звук флейты.
            Огненный элемент в поясничном центре поддерживает астральное сияние жизни и электрический жар тела, и производит чувство зрения – активности, сопровождаемые прекрасными звуками, подобными арфе.
            Воздушный элемент в спино-грудном центре наделяет кислород и жизненную энергию, прану, в теле способностью соединяться с физическими клетками, а также ответственен за чувство осязания; его работа производит подобный колоколу или гонгу звук.
            Эфирный элемент в шейном центре сплетении поддерживает электрический фон в теле, приспосабливая его ко всем пространственным вибрациям. Тонкая эфирная вибрация является экраном, на который образ тела и всей природы проецируется. Шейный центр производит чувство слуха и отдается космической вибрацией океанического рокота.
            Объединенный центр медуллы и Христа есть динамо сознания, жизненной силы, и матриц вибраторных элементов. Этот высокий центр постоянно перезаряжает жизнью и сознанием все суб-динамо вибраций элементов земли, воды, огня, воздуха и эфира, которые поддерживают телесную плоть, кровь и все субстанции, жар, кислород и жизненную силу, и электрическую активность*.
            Другими словами, тело есть совсем не то, чем оно кажется! Это есть сложный результат комбинации шести токов, истекающих из шести астральных центров. И эти токи, в свою очередь, суть эманации сферической космической энергии творческой вибрации Аум, которая производит в своей сущности макрокосмический кино-сон вселенной.
            Духовный аспирант, стремясь разрешить загадку тела, понимает ее только тогда, когда его внимание оттягивается от тела к шести внутренним будкам, которые выдают шесть токов, ответственных за производство картины тела. Знанием этих шести токов и многолетней практикой медитации, йог учится видеть тело не как твердую массу, но как проявление вибрирующего света. Такой йог тогда поправу понимает, что основанием физических клеток является атомистическая энергия, приходящая от жизнетронов, или астральной энергии, приходящей от мыслетронов, или причинной (ментальной) энергии; и что все они суть разной частоты вибрации космического разума, или разные сны Божьего ума.
______________________________________________________________________
*Более подробно об этих тонких активностях элементов в позвоночных центрах см. в XIII:1
     Когда такое восприятие станет частью личной Самореализации йога, он будет способен сознательно контролировать все функции телесных инструментов и даже материализовывать или дематериализовывать свое тело по воле.*
Подведем  итог важной значимости звучания боевых раковин Пандавов в этих стихах Гиты:
            Мирской человек, чье внимание привлечено материей, слышит только шумы внешнего мира. Но в психологической и метафизической борьбе между чувственным умом и связанным с душой разумом, и воюющие чувства, и силы души производят разные вибрации в попытке                               *
завоевать сознание медитирующего ученика.      Итог: вибрации чувств и сил души
         Во время медитации внимание ученика                               *
сначала покидает сферу физических звуков материального мира. Затем внимание привлекается различными звуками, происходящими от внутренних активностей физического тела – таких, как циркуляция крови, пульсация сердца, беспокойство дыхания. Эти вибрации становятся очень слышимыми и беспокоющими, когда внимание человека полностью концентрируется внутри. Более глубокой медитацией ученик продвигается за пределы физических звуков; и проходя через астральное царство, он начинает слышать различные вибраторные звуки астральных жизненных сил (звуки, подобные звучанию боевых раковин: или охватывающие, полные, раскатистые музыкальные вибрации): шмеля, флейты, арфы, колоколов, рокота моря и астральной симфонии. Прислушиваясь к этим звукам, он научается локализировать центры жизни и сознания. Определяя местоположения центров, он со временем действительно видит их. Это достижение  обычно требует годы медитации под руководством и с благословением продвинутого гуру. Наконец, видя центры и возводя свое сознание через них в разных стадиях самадхи , йог разрешает тайну тела; он знает последнее, как контролируемую форму световых вибраций. 
________________________________________________________________________
* Австралийский физик Пол Дэвис, доктор, выигравший в 1995 г. Темплтоновский приз за прогресс в религии, писал в Суперфорс ( Нью Йорк: Саймон и Шустер, 1984): «Для наивного реалиста вселенная есть коллекция объектов. Для квантого физика это нераздельная паутина вибрирующих типов энергии, в которой ни один компонент не имеет реальности, независимой от всеобщности; и обозреватель включен в эту всеобщность”.
                Профессор Брайан Д. Джозефсон из Кеймбриджского Университета, Нобелевский лауреат в физике в 1973, похвалил древние Индийские системы философии: «Веданта и Санкхья содержат ключи от ума и процесса мышления, которые соответствуют квантовой области, т.е., активности и распределению частиц на атомном и молекулярном уровнях”.
                Много примеров способностей продвинутых йогов – тех, кто овладел наукой Йоги, практическим приложением мудрости Веданты и Санкхьи – было приведено в Автобиографии йога, включая главу “Закон чудес” (Замечание издателя).    
Стих 19
Тот потрясающий звук, отдаваясь на небесах и земле, пронзил сердца клана Дхритараштры.
“Вибрирующие звуки (боевые раковины армии Пандавов) эманирующие от активности астральных центров, слышимые учеником в медитации – отдаваясь в астральном теле (небесах) и физическом теле (земле) – привели в смятение ментальные и материальные желания и чувства (клан Дхритараштры).”
            Солдаты царя Материальное Желание очень беспокоятся, видя стремительный побег ученика из силков чувственного плана.
            Подобно тому как материально организованные дети восхищаются примитивными ритмами джаза и не питают интереса к великим симфониям, также и чувства любят шумный мир грубых удовольствий и несклонны к смягчающей музыке астрального мира. Когда ученик развивается достаточно, чтобы быть в состоянии слышать астральные гармонии, он чувствует отвращение к материалистическим чувственным удовольствиям и тщательно избегает шумных компаний порабощенных чувствами людей.
            Станза 12 констатирует, что эго производит много материальных вибраций, чтобы подбодрить ум и его беспокойный клан. В станзе 19 мы видим противоположное развитие действия; астральные звуки производят ошеломляющее воздействие на ментальные тенденции.
Ученик обозревает врагов, подлежащих уничтожению
Стихи  20 - 23
(20) Взирая на династию Дхритараштры, готовую начать сражение, Пандава (Арджуна), тот, на чьем флаге эмблема обезьяны, поднял свой лук и обратился к Шришикеше (Кришне).
(21 – 22) Арджуна сказал: О неизменный Кришна, пожалуйста поставь мою колесницу между двух армий, чтобы я мог разглядеть тех, что изготовились к битве. До того как сражение начнется, дай мне понять, с кем я должен сражаться.
(23) Здесь на этом поле (Курукшетре) я хочу обозреть всех тех, кто собрался сражаться на стороне дикого сына  Дхритараштры (Дурьоднаны).
Во время медитации, Пандава (душевная способность разума) видит сопротивление ума наслаждению ученика музыкой астрального плана. Ученик тогда триумфально поднимает свое знамя самоконтроля с эмблемой обезьяны, символизирующей контроль человека над беспокойством. Он выпрямляет свой позвоночник: держа свою шею прямо, оттягивая плечи назад и выдвигая свою грудь вперед и втягивая живот внутрь. Эта позиция позвоночника , изогнутого вперед а не назад, называется “лук медитации”, хорошо натянутый и готовый к битве с чувствами!
            Во всех физических действиях, человек посылает мысль и энергию вниз от мозга к телесным поверхностям, таким образом держа эго вовлеченным в материальные вещи.
            В каждом процессе медитации, человек посылает мысль и жизненную энергию прочь от чувственных центров к мозгу.
            Для духовного адепта, обезьянья эмблема означает контроль беспокойных мыслей определенными, данными гуру, духовными упражнениями, обращающими жизненную силу от внешних чувств к медуле, с помощью Кхечари Мудры: касаясь кончика “маленького язычка”, или ювулы (негативного полюса), кончиком обычного языка (положительным полюсом). Когда это упражнение практикуется под руководством гуру подвинутым йогом – как тот, кто сначала сделал значительный прогресс в Крийя Йоге – это поворачивает скованный чувствами поток жизненной силы к Богу.
Существенный компанент успешной медитации – это правильная поза. Согнутый позвоночник выбрасывает позвонки из их надлежащего положения, так сжимая нервы позоночных сплетений нервной системы. Эти нарушения предотвращают ясные чувственные восприятия материальных объектов, а также замедляют течение жизненной силы в мозг, с целью откровения Духа. Подобно тому как резиновый шланг, пережатый в середине, прекращает течение воды вперед или назад, так и сжатые позвоночные нервы, из-за неправильного расположения позвонков, не передают чувствам необходимого количества вовне идущей энергии, чтобы иметь ясное чувственное восприятие; и во время медитации, зажатые позвоночные нервные плексусы препятствуют возвращению энергии от чувств к мозгу.
            Так, ученик, медитирующий с согнутым позвоночником, получает скудные духовные результаты. Его согнутый позвоночник есть сломанный лук, неспособный защитить его от сил беспокойства. Когда он пытается концентрироваться и сосредоточить свое внимание в пункте между бровями, он обнаруживает свое сознание связанным вовне идушим нервным потоком в направлении чувств. Благодаря защемленным нервам, поток жизненной силы не может изменить свое направление через позвоночные центры.
            Ученики, безуспешно пытающиеся “войти в молчание”, не могут этого сделать пока потоки жизненной силы текут вниз к чувствам.. Научно тренированный йог знает, как оттянуть жизненную энергию и ум от чувств. Когда жизненная энергия возвращается в позвоночник, пять телефонов обоняния, вкуса, зрения, слуха и осязания автоматически выключены, предотвращая ментальное беспокойство, происходящее от ощущений.
После выпрямления позвоночника и поднятия знамени самоконтроля, ученик направляет поток жизненной энергии вовнутрь через позвоночник в дом Духа в коре головного мозга. Это состояние, в котором Пандава (разумная способность души) обращается к Кришне, Духу (здесь называемому Хришикешей, “Господином Чувств”) – состояние, в котором разум ученика готов к стрельбе непоколебимой концентрации по любому прорыву повстанцев беспокойных мыслей.
            В этом состоянии совершенного припоминания ученик молится: “О Дух, останови колесницу моей интуиции в позвоночных центрах, чтобы я мог там увидеть силы, готовые противостоять друг другу, и этим понять врага, с которым я должен сражаться.”
            Махабхарата говорит нам, что в сражении между хорошими Пандавами и злыми Кауравами Кришна стал возничим благородного брата-Пандава, Арджуны. Интерпретация этой аллегории такова, что когда человеческий огненный самоконтроль (Арджуна) готов биться против всех сил чувств, тогда Дух (Кришна) становится возничим ученика, или его направляющей силой. Дух выражает Себя через инструмент интуиции души, индивидуализированное отражение Духа в человеке.
            В первой стадии медитации, ученический ум сложно перепутан с чувственным сознанием. Его ум сконцентрирован на материальных звуках и беспокойных мыслях. Он ужасается созерцанию всех сил беспокойства и ментальному сопротивлению, выстроенному против него. Миллионы поверхностных учеников никогда не преодолевают                          *
предела этого состояния намертво замкнутой психо-       Две фазы внутренней
логической борьбы между чувствами и силами души,    медитативной борьбы
спокойствия и интуиции.                                                                     
            Ученик, победивший в начальной психологической борьбе, входит во вторую стадию медитации, метафизическую борьбу, в которой его сознание и жизненная энергия централизуются в позвоночных центрах. Он видит себя воином на поле сражения позвоночника – общем поле духовных сил и чувственных тенденций в их тонкой фрорме. Когда это сражение готово начаться, ученик чувствует одновременную тягу к стремящимся вовне чувственным тенденциям в позвоночных центрах и к повернутым вовнутрь духовным силам души. Это тогда ученик соприкасается со спокойным Духом внутри и молитвенно просит ту Божественную Силу поместить колесницу интуиции между тонкими божественными восприятиями и грубыми чувственными восприятиями. Поклоняющийся ожидает, с помощью Духа, собрать свои силы медитации сражаться с силами беспокойства.
            Если чувства выиграют, ученик становится узником плоти, и то частное медитативное сражение проиграно. Если духовные интуитивные силы выиграют, ученик берется глубже в царство чистого Духа. Это есть третья стадия медитации – глубокое блаженное самадхи, в котором нет большой опасности того, что сознание может быть поймано каким-либо чувственным нашествием.
В станзах 21-22 описыватся вторая стадия медитации; т.е. до того, как ученик обезопасил свое сознание в блаженном самадхи. Эти стихи также имеют и дополнительное глубокое значение, которе я объясню коротко.
            Расположение колесницы интуитивного восприятия между                                                     *                             противостоящими силами соответствует в общем Полярность между копчиком    позвоночным центрам, но также особенно копчику, спино-грудным и медулла-          спино-грудному и медулла-Христовому центрам. Христовым центрами         Это три важные места, стоянки интуиции, пункты                                                       наблюдения, в которых сознание ученика уютно устраивается на пути к Богу, через эти центры к мозгу. Имеется особая полярность между этими центрами, которая помогает настроенному сознанию подняться выше. Во-первых, имеется магнетизм между негативным полюсом копчикого центра (муладхары) и более высокого или позитивного спино-грудного центра (анахаты). Затем, с помощью глубокой медитации, когда сознание поднимается до спино-грудного центра, тот центр становится негативным полюсом, а медулла-Христовый (Кутастха) центр становится позитивным полюсом, притягивая сознание вверх к центру высочайшей реализации в мозгу. От интуитивных восприятий, полученных во время его временного пребывания в этих трех центрах, ученик приобретает полное понимание принципов своей более низкой (материальной) природы, переживая их у источника в их тонкой форме.
            Уже было отмечено, что тысячелепестковый лотос (сахасрара) в мозгу есть матрица всех сил в теле, оперерирующих через суб-динамо позвоночных центров. Древние провидцы замечали взаимосвязь вибраций сил мозга и их соответствующих центров в позвоночнике. Из семянных звуков, производимых активностью этих вибраций, риши развили фонетически совершенный Санскритский алфавит*. В подстрочном примечании в Автобиографии Йога я писал относительно санскрита: “Санскрита , “отшлифованный, совершенный”. Санскрит является старшей сестрой всех Индо-Европейских языков. Его алфавитное выражение называется Деванагари; буквально “Божественное жилище”. “Кто знает мою грамматику, знает Бога!” Панини, великий филолог древней Индии, отдавал такую дань математическому и психологическому совершенству Санскрита. Тот, кто проследит язык до его истока, действительно должен закончить всеведением”.
            В очень упрощенном описании, можно сказать, что пятьдесят букв или звуков Санскритского алфавита лежат на лепестках сахасрары**, и что каждая алфавитная вибрация в свою очередь соединена с определенным лепестком на лотосах в позвоночных центрах ( которые в сумме сотавляют пятьдесят соответствующих лепестков: копчиковый, 4; крестцовый, 6; поясничный, 10; спино-грудной, 12; шейный, 16; и медулла-Христовый, 2.   “Лепестки” означают лучи или вибрации. Эти вибрации, одиночно или в комбинациях, и в соединении с пятью элементами (таттвами) и другими принципами природы, ответствены за различные психологические и физиологические активности в физическом и астральном телах человека. Я прилагаю к этому комментарию схему (в конце книги), автором которой является мой парамгуру, Йогаватар Лахири Махасайа, изображая эту концепцию, как он понимал ее. Эта иллюстрация есть простой отчет, т.к. общее число надей в человеческом теле, различно представленное в писаниях, должно быть 72000. Во время моего посещения Индии в 1935, копия
_______________________________________________________________________
*В своей Санскритской Грамматике известный ученый Сэр М. Монэ-Уильямс писал: «Шрифт Деванагари, которым записывается Санскритский язык, приспособлен для выражения почти каждой градации звука; и каждая буква имеет определенное и неизменное произношение” (замечание издателя)
**В действительности, звуки тождественны лепесткам, т.е. вибраторным силам.  Пятьдесят букв или звуков, умноженные на двадцать, равняются тысяче лепестков сахасрары.
Схемы Лахири Махасайи былва вручена мне Ананда Мохан Лахири, внуком моего парамгуру, для включения в комментарий к Гите, который, как он знал, я взялся писать.*
            От реализации потенций этих вибраторных биджа  “семян” звуков, риши выработали (изобрели) мантры, которые, когда правильно произносятся нараспев, активизируют эти творческие силы, чтобы произвести желаемый результат. Мантры, поэтому, одно из средств со-настройки с тонкими или божественными силами. Слишком часто, тем не менее, вопрошающий стремящийся сосредотачивается на силах природы, и результирующие эффекты таким образом лежат в сфере феноменов и сил - западня, которой нужно избегать искреннему ученику, стремящемуся к единству с Богом. Те священные мантры, составляющие часть науки Крийя Йоги, включая медитацию на Аум, как упомянуто в I:15-18** (и другие техники и инструкции пути Крийя), уносят сознание ученика прямо к Богу.
           
            Я упомянул в этом комментарии различные вибраторные семена звуки и их производные, потому что они суть часть детализации йоговской науки. Однако на них не стоит концентрироваться; их эффекты автоматически будут реализованы подвинутым учеником, как описано далее:
            Когда ум ученика концентрируется на копчиковом центре, он слышит вибраторный звук между копчиковым и крестцовым центрами; он затем понимает область желаний. Этот центр есть первая остановка.
            Когда ученик понимает вибрацию семян-звуков в спино-грудном центре, он в состоянии чувствовать свои копчиковый, крестцовый, поясничный и спино-грудной центры одновременно, и понимает тайны их тонких сил. Этот центр составляет вторую остановку.
            Когда подвинутый ученик понимает вибрацию семени-звука между шейным и медулла-Христовы центрами, он понимает шесть центров (элементы земли, воды, огня, воздуха, эфира и сверх-эфира) в их тонком разделенном состоянии; и знает далее комбинации тех элементов, которые случаются, чтобы производить человеческую иллюзию твердого физического тела. 
_______________________________________________________________________
 
*Ананда Мохан Лахири, который сам достиг очень высокой степени божественной реализации, был близким другом и большим благодетелем для моей школы и работы в Индии с ее начала. Он  особенно помогал во время моего визита в Индию в 1935 году, когда я старался поставить школу и Йогода работу на твердое основание. Его последнее выражение дружественной поддержки пришло в виде его последнего письма ко мне, написанного незадолго до его кончины в 1951 году, побуждающего меня довести до конца этот новый комментарий на Гиту: “Пиши свою Гиту по-своему, прямо от Кришны и Арджуны, и не иммитируй никакого древнего трудного для понимания интерпретатора”, - и подписал его, - “Твой в вечности”.
**Аум это высочайшая мантра , первоначальная манифестация Духа (Пара-Брахман), как космическая творческая вибрация, известная как Шабда-Брахман, или Дух в его выраженном аспекте звука. Потому, это есть источник и носитель всех других вибраторных звуков. 
Стихи 24-25
Санджайя сказал (Дхритараштре):
О, потомок Бхараты, Хришикеша (Кришна), которого попросил о том Гудакеша (Арджуна), направил ту лучшую из колесниц к месту посреди двух армий, перед Бхишмой, Дроной и всеми правителями земли, а после сказал: “Осмотри, Партха (Арджуна), это собрание всех Кауравов!”
Интроспекция (Санджайя) открыла слепому уму (Дхритараштре, названному здесь потомком царя Бхараты: общего предка Кауравов и Пандавов; символически, Космического Сознания*):
            “По такому требованию ученика (Гудакеши, “всегда-готового, бдительного, побеждающего иллюзию”), Дух (Хришикеша, “Царь над Чувствами”) прокатил лучшую из колесниц (духовное восприятие) между амией разума Пандавов и армией Материального Желания Кауравов, перед умственными генералами, Эго и Скрытой Тедненцией, и всеми остальными господами телесного сознания (земли) – могучими правящими материальными тенденциями – и интуитивно приказал ученику рассмотреть его внутренних врагов лицом-к-лицу”.
            Теперь время решать. Когда добро и зло в духовном аспиранте находяться в состоянии нерешительности бороться ли, когда каждая сторона стоит перед лицом жизни и смерти предстоящей борьбы за победу, неуверенный ученик начинает рационализировать, что такая борьба в действительности означает. Так, его возничий-душа – единая с Духом – помещает его лицом-к-лицу с врагами, которых он должен уничтожить.
Духовный аспирант – который достоин называться Гудакеша, когда он подчиняет себе сон, или лень, чтобы медитировать продолжительно и глубоко – может управлять своим отождествленным с душой сознанием                    *
централизировать, или сосредоточить честно и беспристрас-    Колесница духов-
тно, свое духовное восприятие. Это восприятие есть великая    ного восприятия
колесница, которую ученик передвигает из дикости, воспламе-                         *
няющих несчастья, чувств, через оазис позвоночных центров, к плато вездесущего сознания в божественных центрах мозга. Когда ученик духовно продвинут, он может расположить свою колесницу духовного восприятия на любом плане. “Вечно-бдительный” ученик, в его блаженном, центрированном  в душе состоянии, видит свою колесницу духовного восприятия, подходящим образом расположенной для верного наблюдения, между искривленными чувственными тенденциями ума и разумными тенденциями души.
            Состояние человека материального плана отмечено полным отождествлением сознания с мирской борьбой и целями. Это восприятие ординарного бизнесмэна, например, который никогда не пытается понять Интеллект, пребывающий за его мозгом – Трансцендентную Силу, с которой никак нельзя торговаться.                
_______________________________________________________________________
*Бхарата, от  бха, “свет”, и  рата, “приверженный или посвятивший себя”; относится к тому, кто просветлен, т.е., кто достиг космического сознания, реализации Абсолюта.
            Единичными попытками в глубокой медитации, пробуждающийся ученик достигает второго плана востриятия, на котором иногда ему удается ускользнуть от чувств и почувствовать (интуитивно) глубокий мир и радость своей души.
            На третьем плане восприятия, контролирующий себя йог, подошел к срединному пункту, где он находит проблески Блаженства, и божественной реализации, в то время, как его сознание централизуется в позвоночных центрах.
Здесь он видит душевные качества и чувственные тенденции уравновешенными. Этот пункт достигается, как результат систематической медитации и правильной тренировкой в верных йоговских привычках.
            На четвертом плане восприятия, когда сознание становится совершенно единым с единственным благом, или Богом, ученик восходит за пределы добра и зла. Человек, пробужденный в Боге, не является субъектом двойственности (противоположностей) Природы – радостных и несчастных переживаний, здоровья и болезни, жизни и смерти. Эти фантомы “добра” и “зла” исчезают, как сны, коими они и являются.
           
Йог всегда помнит, что все сознание добра и зла и материальных и интуитивных тенденций в человеке суть родственники того же Абсолютного Сознания (симво-
                 *                    лически названного в этой станзе Бхаратой, общим предком
Все родственники        Кауравов и Пандавов). Отсутствие света есть тьма.
суть выражения         Аналогично, отсутствие самоконтроля есть слабость;
одного Абсолюта        отсутствие слабости есть самоконтроль. В этом смысле мы                                           можем понять, как двойственность, или добро и зло, есть контрастирующие (позитивные и негативные) выражения абсолютного Единства – Бога.
            Индивидуальные характеристики поведения каждого человека, в большой мере, суть общая сумма всех его привычек. Эти привычки, хорошие и плохие, сформированы собственным сознанием человека – через повторение мысли и, произведенными мыслью, действиями. Если сознание может помыслить себя самое и увидеть во сне в плохих привычках, оно лишь должно мыслить по-другому и по-другому видеть сны, чтобы сформировать хорошие привычки. Хорошие и плохие идеи суть разные формы или разные сны сознания. Лучше видеть прекрасные фазы сознания, чем иметь кошмары. Сознание обладает воображением, чувствительностью и гибкостью; оно может подумать и вообразить себя в любом состоянии.
            Ученическое сознание, когда деградированно, описывается как “ум, влекомый слепыми, неконтролируемыми конями-чувствами”. Когда человеческое сознание движется понаправлению к душе, оно достигло дисциплинированного состояния разума.”
            Сознание, когда отождествляется с душой, называется “Кришна, царь над чувствами”, или “Спаситель, Кутастха или Сознание Христа в человеке”, чистое отражение Духа, возница, ведущий разумные тенденции к царству Бесконечного.
            Человеческое сознание, когда отождествляется с эгоизмом, называется состоянием “Бхишмы”. Когда сознание едино с прошлыми тенденциями, это состояние называется “Дрона-Самскара”, или состояние скрытой тенденции.
Когда ум беспристрастно взвешивает все способности души против чувственных удовольствий, это называется “Санджайя”, или состояние интроспекции. Когда сознание ученика всегда готово медитировать, осекая сонливость, оно достигло “Арджуна-Гудакеша” состояния пылкой духовной решимости и само-контроля. “Арджуна-Партха”;  это то состояние, в котором ученик симпатизирует умственным чувственным тенденциям (его родственникам Кауравам) и нуждается в напоминании, что он является сыном Притхи (другое имя Кунти), которая представляет силу бесстрастия, или отрешенности; и, что он должен, поэтому, действовать соответственно и не поддаваться инстинктам, рожденным от природы.
            Двойственность сознания, прародитель всех состояний добра и зла, с их общим источником Абсолютом, или Космическим Сознанием, будет теперь причиной болезненных сомнений ученика. Бхагавад Гита – доступный для понимания метафизический и психологический трактат – описывает все переживания, которые испытает духовный путешественник на пути освобождения. Пока, концентрация была, в основном, на положительных состояниях, к которым стремится ученик. В последующих стихах – и до конца Главы 1 и первой части Главы 2 – дается предостережение относительно негативных состояний, пытающихся испугать ученика и отвратить его от его цели. “Предупрежден – вооружен!” Ученик, понимающий путь, которым он должен идти, никогда не будет в неуверенности или подавлен от неизбежной оппозиции.
            Йстинный поклоняющийся не только верит в Бога; он поклоняется Ему через понимание и мудрость. Слепая набожность не неприемлема для Высшего Сушества, являясь лишь низкой формой духовности. Человек, благословенный божественным даром интеллекта, рассудка и свободного выбора, должен поклоняться своему Творцу в истине и понимании. Богу доставляет удовольствие видеть своих человеческих детей, сделанных по Его образу и подобию, использующих в поиске Его высочайший дар, который Он дал им: их божественное врожденное право интеллекта. Ученик, использующий этот интеллект для искреннего изучения Гиты, найдет в ней верного компаньона в путешествии, который не только будет направлять и вдохновлять, но также предостерегать и охранять.
Стих 26
Партха (Арджуна) оглядел расположенных там - в частях обеих армий –
дедов, отцов, тестей, дядей, родных и двоюродных братьев, сыновей, внуков, а также друзей, товарищей и учителей.
Через интуитивный самоконтроль, рожденный от медитации, ученик видит своих хороших и дурных психологических* родственников во враждующих армиях
Божественного разума и диких чувств. Имеются психологические дедушки, доброе или злое глубоко укорененное эго-сознание; умственные отцы и тести, такие как
________________________________________________________________________
*”Психологический” значит внутренняя природа сил Кауравов и Пандавов, как материальных и духовных проявлений сознания ученика, воспринимаемых во время интроспективной медитации, в противоположность внешним или физическим реакциям и действиям производимым ими.
отцовская тенденция четкого бесстрастия с его негативной женской (или дочерней)  тенденцией свернутой жизненной силы; психологические дяди, такие как гордость и другие ядовитые иллюзорные тенденции; родные и двоюродные братья различительных способностей и чувственных тенденций; психологические дети-тенденции, развившиеся от самоконтроля и от других различительных способностей, а также от чувственного ума; внуки, или взаимосоответственные отростки добрых и злых желаний; дружески-добрые и злые привычки; и влекущие к действию тенденции прошлого, учителя душевных качеств и чувственных наклонностей.
            Когда ученик проходит через начальную стадию медитации и приходит к срединному состоянию, как описанно в предыдущей станзе, он обретает это четкое видение своих психологических родственников, хороших и злых тенденций, собравшихся вместе на поле сражения сознания, готовых уничтожить друг друга.*
Называя немногих, ученик может найти хорошего или  --------------*----------------
плохого деда, или хорошее и плохое эго. Хорошее эго         Символическое зна-
тянет ученика к медитации и хорошим действиям; пло-      чение родственников
хое эго привлекает его ко злу. Личность рождена или с      и друзей во враждую-
духовной, или с материальной предрасположенностью        щих кланах
эго, в зависимости от ее действий в прошлых жизнях.
Это главное эго, или “индивидуальность”, любой частной жизни называется
_______________________________________________________________________
* “Это заблуждение думать, что личность имеет один ум, хороший или плохой.  Имеется не один ум, но много; мы – коалиции, не отдельные личности”. Этот вывод был предложен после многих лет исследований  функционирования мозга и эволюционной биологии Робертом Орнстайном, психологом, который учит в Университете Калифорнийского Медицинского Центра в Сан-Франциско и Станфордском Университете. Во Множественном-уме: Новом способе видеть человеческое поведение (Нью Йорк: Бантам Даблдэй Дэл, 1986), Др. Орнстайн продолжает: Вместо одного интеллектуального существа, которое может судить много разного рода событий равномерно, ум сложен и противоречив. Он содержит переменчивый набор различных “маленьких умов” – определенных реакций, талантов, гибкого мышления – и эти разные существа временно задействованы – “вкручены в сознание” – и затем обычно оставлены, возвращены обратно, после использования….
Некоторые из этих “маленьких умов”, которые встроенны, являются результатом многих разнообразных центров контроля в мозгу. Эти центры развились за миллионы лет, чтобы  регулировать тело, охранять от опасности, и в общем организовывать и планировать усилия. Разделенные ментальные компоненты имеют  разные предпочтения и часто противоположные назначения и отношения друг с другом и с нашей сегодняшней жизнью, но они действительно существуют и, более трезво, “они” суть мы. Это была бы хорошая мысль, я думаю, если бы можно было увидеть примитивные основания многих из наших суждений и решений, чтобы мы были в состоянии что-либо с этим поделать. Наше несчастье состоит в том, что, как индивидуумы, мы действуем бессознательно и автоматически, так, мы нечасто знаем, “какой маленький ум” действует в определенное время. Люди могут сознательно перенаправить свои умы, но, как умение читать или знание математики, эта способность не приходит естественно. Она должна быть развита. Мы должны знать, кто там есть, чтобы распоряжаться.... Тысячелетия индивидуумы привлекались идеей “высшего я” или “мистических опытов”.  Мы теперь должны знать, что эти опыты важны для нашего будущего и признать, что они в досягаемости каждого. Мы можем переделать наши умы, смещением “настоящего ума”. Традиционный термин для контроля над собой . . . есть воля  , немодный термин сегодня. Если есть воля, она будет заключаться в выборе других умов, сила, которую мы можем развить самонаблюдением.”  (Примечание издателя)
“дедовская тенденция”, потому что она управляет всеми другими тенденциями. Психологические “деды” могут быть двойными или тройными в сложной личности. Многие люди суть Джекилы-и-Хайды – те, чьи добрые и злые эго в одной жизни одинаково могущественны.
            “Тестева” психологическая тенденция (Друпада) есть четкое бесстрастие, которое “порождает” или пробуждает свернутую в кольца жизненную силу (Драупади) в основании позвоночника. Когда ученик поворачивает её движение в копчике от чувств к мозгу, посредством внутренней изоляции спинного мозга, это пробуждает позвоночные центры; и когда эта направленная к Духу жизненная сила объединяется с пятью Пандавами (таттвами) в этих центрах, это дает рождение сыновьям божественных качеств, которые вызывают стремление к Богу и горькое отвращение к материальным вещам. Эти качества называются “Драупадейя” (сыновья от Драупади). Когда ученик в медитации контролирует жизненную силу и поворачивает ее течение, его сознание в позвоночных центрах становится “мужем” Драупади, и он встречает своего “тестя”  Друпаду, или четкое бесстрастие.
            Психологические дяди суть отравляющие, творящие иллюзию тенденции привязанности к чувствам, к материальным объектам, и т.п.; и ложная узколобая гордость, пытающаяся разубедить ученика оставить свое общественное положение, и конформизм с утверждающим “глупость” следования пути к Богу. Такие “дяди” обладают почти отцовским авторитетом, потому что они широко контролируют человеческое сознание.
            Среди психологических родных и двоюродных братьев присутствуют пять божественных братьев-Пандавов, рожденных от разума, и их сто двоюродных братьев, рожденных от слепого чувственного ума. Чувственные тенденции кузенов сначала кажутся дружескими, как имеющие добрые намерения, но ложно инфор-мированные братья, пытающиеся убедить ученика в справедливости своего дела.
            Психологические сыновья суть духовные качества ученика, рожденные от самоконтроля, и другие дети Драупади (как было указано выше); а также отпрыски дурных чувственных тенденций. Психологические внуки суть хорошие и плохие желания, развивающиеся от практики, чувства и восприятия хорошего и плохого.
            Психологические друзья и товарищи суть хорошие и дурные привычки; хорошие привычки полезны-дружественны человеку в его добрых делах, также как               *                         злые привычки – в злых делах. Психологические учителя “Друзья и товарищи”-     суть сильные тенденции добра и зла от прошлых хороших  добрые и злые привычки    и дурных привычек, служащие стимулянтами настоящих                                      хороших и дурных действий и привычек.
            До тех пор пока человек не находится полностью под влиянием независимой мудрости души, почти все, что он из себя представляет и делает, является результатом привычки, или “обработки”, “натренированности”. Если кто-то связан плохим эго, является субъектом желаний и предпочтений  с отвращени-ями, натренирован реагировать материалистически на свои чувства; если его мысли и действия находяться под принуждением иллюзии, его воля связана кармой – тогда, из-за способа, которым те влияния контролируют и натренировывают его манеру мышления и поведения, их все можно назвать “дурными привычками”, армией Кауравов.
            Напротив, “хорошие привычки” суть духовные противоположности, армия Пандавов, друзья и защитники дела души, необходимые для изгнания злой или материалистической природы. Стремящийся ученик перетренировывает свое сознание культивацией духовных качеств, пока те не возобладают, как его естественные привычки, присущие его природе. Хорошие привычки, послужив таким образом своей цели, охотно сдают свои права мудрому правлению души.
            Медитация - это внутренний военный барабан, который поднимает эти хорошие и дурные привычки от долгого сна безразличия и побуждает каждую сторону подкрепиться, чтобы обрести полную победу над человеческим сознанием. Когда кто-то пассивно находится под влиянием дурных привычек – его материалистической природы – он не наблюдает какого-либо заметного сопротивления со стороны своих прирожденных хороших привычек – своих душевных качеств или духовной природы. Это только когда ученик активно пытается культивировать хорошие привычки – концентрацию, спокойствие, мир – и направляет их, как солдат, к царству души, тогда жесточайшее сопротивление возникает со стороны дурных привычек – непостоянство, беспокойство, шумливость.
            Духовный новичок-интузиаст, в жаре своего фанатизма, не понимает силу сопротивления, которой обладают дурные привычки. Также и дурные привычки не замечают сначала молчаливого нашествия хороших привычек. Это только когда ученик твердо и решительно практикует и повторно борется за установление генералов хороших привычек в царстве сознания, генералы плохих привычек начинают беспокоится и делать яростные попытки изгнать “вторгшихся”.
            Так случилось с Арджуной (самоконтролем ученика). После того как он помещается Кришной (душевным восприятием) между двумя армиями хорошего разума и плохих чувственных тенденций, Арджуна смотрит на эти построения ошеломленный, так как члены обеих армий являются его собственными дорогими родственниками, им самим созданными хорошими и плохими привычками. Вместо того, чтобы наращивать силу разума за рядами хороших привычек, самоконтроль обнаружит трудным, и часто депрессивным, разрушение старых знакомых, дурных привычек.
Отказ Арджуны сражаться
Стих 27
Видя всех тех родственников, выстроившихся перед ним, сын Кунти (Арджуна) преисполнился глубокой симпатией и заговорил со скорбью:
Когда ученик Арджуна, сын Кунти, увидел свои любимые плохие привычки, готовые быть уничтоженными накопленной мудростью медитации, его позитивная мужская природа огненного самоконтроля подпала под влияние внутренней негативной женской природы чувства. С наивной эмоциональной симпатией, ученик скорбно занимается интроспекцией.
            В каждом существе присутствует мужская и женская природа. Мужская, или позитивная сторона проявляется как способности разума, самоконтроля, уточняющего суждения - качеств, которые выражают и отвечают рациональности. Негативная, или женская природа состоит из чувства – любви, симпатии, доброты, жалости, радости. В идеальном существе эти два аспекта совершенно сбалансированны. Но, если рассудку не хватает чувства, он становится расчетливым, суровым, осуждающим; и если чувству недостает рассудка, оно становится слепой эмоцией.*
            Ученик Арджуна здесь называется “сын Кунти”, обозначая его умственное состояние, как подверженного природе; т.е., что он ведет себя не как душа, но как ординарный человек, рожденный от женщины. Более того, потому что его мужественная рассудительность и самоконтроль уступили женственной эмоциональности и неразумной симпатии к врагу; этот эпитет также означает, что ему следует напомнить, что он должен бы вести себя более, как истинный сын ________________________________________________________________________
* Неврофизиологи установили эти и другие различия между мужчинами и женщинами, базирующиеся на четких функциях левого и правого полушарий мозга. Исследователи заметили, что, говоря в общем, левая сторона мозга, которая специализируется в аналитической, логической и вербальной работе – более активна в мужчинах; тогда как правая сторона – которая активизирует артистические и творческие функции, работая больше с метафорой, эмоциями и чувствами – более активна в женщинах.
                “Устойчиво, начиная около двух или трех миллионов лет назад, человеческий орган мысли становился в возрастающей степени раздвоенным”, - пишет  доктор Давид Дарлинг в Уравнениях Вечности (Хайпирион Пресс: Нью Йорк,1993). “Это, в частности, верно относилельно мужского пола, потому что поляризация правого и левого полушарий, кажется, более заметна у мужчин, чем у женщин... . Много религиозных моделей мира отражают интуитивное знание левой и правой-мозговой активности. В Даоизме, например, имеется мужской принцип, известный как Ян … на другом полюсе Инь, женский принцип…”
                В  Дао Физики, Фриджоф Капра описывает древнее китайское представление о Ян, как “сильном, мужском, творческом начале”, и Инь, как “восприимчивом, женском и материнском элементе”….В сфере мысли, Инь есть сложный женский интуитивный ум, Ян – ясный и рациональный мужской интеллект. Инь – спокойная, созерцательная неподвижность святого, Ян сильная, творческая деятельность царя”.
                Особенно уместно вспомнить к этой станзе Гиты работу психиатра Университета Алберты Пьера Флёр-Хенри, который провел развернутое исследование о разных характеристиках двух полушарий мозга. Флёр-Хенри верит, что одним из качеств, принадлежащих левому полушарию, является  “способность бороться”. Чувства, такие как усталость, депрессия и возбуждение, говорит он, более характерны для правого полушария мозга.”
                “Половина наших ошибок в жизни происходит от чувства, в то время, когда мы должны мыслить, и от мысли, когда мы должны чувствовать”, - подметил английский писатель Дж. К. Коллинз.  Оба, левое и правое, полушария - и обе, мужская и женская, природы – имеют характерные сильные стороны, как и слабые; данные от исследований мозговых полушарий не возвышают одно над другим. “В Западной культуре левая сторона мозга более активна, и мужской принцип преобладает, что может объяснить, почему Запад столь развит технически и, в определенном смысле, столь духовно беден”, - пишет Др. Дарлинг. “Наши мозги развились так, чтобы видеть мир в двух различных, дополняющих, но также и взаимно исключающих стилях. Каждый из нас, фигурально говоря, владеет Востоком и Западом, мужским и женским принципом, в своей голове. Но обычно один или другой доминирует. Мы или слишком ценим рациональность, и таким образом, с Восточной точки зрения, выпадаем из гармонии с природой, или мы слишком интроспективны и неспособны достигнуть материального прогресса. Обе умственные модели, очевидно, присущи человеческому сознанию, и, поэтому, должны быть приведены в равновесие.» (Замечание издателя)    
 благородной Кунти (которая представляет пылкую способность ученика пробуждать помогающую духовную энергию в своей садхане).
Поклоняющийся, следущий пути медитации, надеясь на полное освобождение, понимает, что он должен уничтожить свои материальные тенденции, потому что они воюют против достижения                  *
превосходных душевных радостей. Но, из-за его долгих    Неохота ученика
родственных отношений с этими тенденциями, он уд-     убивать свои мир-
ручен предстоящей перспективой и описывается, как      ские тенденции
симпатизирующий этим дорогим психологическим
родственникам. Какой смертный не чувствует это нежное сострадание к “я”?!
“Это же я; это же кто я есть!” Но Гита представляет истинное “Я”, душу, предостерегающей стремящегося ученика против симпатии к той части природы, которая противопоставляет себя душе.
            Причина, по которой мало людей стремятся к Богу серьезно, как это делают святые, та, что миллионы верят, что они не могут обойтись без дурных, порождающих страдание, удовольствий. Они находятся в зависимости, как алкоголик от убивающего его вина. Но эти же личности, если захотели бы развить хорошие привычки, сказали бы: «Мы не можем обойтись без радости и мира медитации. Мы сделаемся несчастными сейчас, если должны будем пребывать в нашем старом окружении”.
            Те, кто привязываются к своей материалистической природе, не могут понять, почему производящие наслаждения чувства враждебны радости Духа. “Почему, спрашивают они, чувства были даны человеку, если он не должен наслаждаться ими?” (Этот вопрос, считается, должен сравнять с землей аскета!)
            Метафизическое основание для самоконтроля есть ничто иное, как деловое предложение (торговая сделка), выверенная, чтобы принести величайшее счастье человеку. Также как кто-то должен вложить определенную сумму денег для получения потом большой прибыли, так и ученик приносит в жертву потакание материалистическим наслаждениям, чтобы выиграть чистую радость Духа, открываемую в медитации.
            Человек есть образ Бога; внутри него, как дерево спрятаное в семени, находится скрытое невыраженное блаженство Духа. Как прожаренные зерна не прорастают, так и, когда семена сознания опаляются пламенем материальных желаний, содержащееся внутри дерево Божественного Счастья, никогда не имеет шанса пустить росток.
            Поэтому, самоконтроль не есть самоистязание, но ведет вместо этого к счастью. Отводя ум от потакания низкому сорту пустяковых наслаждений чувств, человек вступает в огромное царство нескончаемой радости. Лишь софистика злорадного эго говорит человеку противоположное.
9 Bhagavad Gita 8 by Yogananda, translated form English by A. L. Koudlai (p.142 - )
Стихи 28-30
О Кришна, видя этих моих родственников, собравшихся вместе в жажде сразиться, я теряю контроль над  своими членами, и во рту у меня пересохло. Мое тело дрожит; волосы поднимаются дыбом. Священный лук Гандива выпадает из рук, и моя кожа в огне. Не могу я и стоять прямо. Мой ум скачет; и, о Кешава (Кришна), я вижу злые предзнаменования.
Ученик обращается к своему внутреннему проводнику - душе:
            “Из-за любви к моим живущим внутри, сталкивающимся хорошим и плохим привычкам, мне неохота убивать своих родственников чувства, которые жили так долго в моем телесном царстве! Мои члены волевого-самоконтроля подводят меня, и мой рот духовной интуиции пересох. Я дрожу от ментальной нервозности. Мои энергии и мысли устремляются к чувствам. Священный лук самоконтроля и внутренних восприятий в позвоночнике выскальзывает из рук, и моя ментальная кожа (покрывающая мое сознание) горит беспокойством. О Душа, разрушитель зла, я не могу держать умственное равновесие. Мой ум блуждает, когда я лицом к лицу с враждебными чувствами в медитации. Я предчувствую надвигающуюся катастрофу.”
            Вот правдивое описание состояния, испытываемого учениками, после того, как они прошли некоторое расстояние по духовному пути. Начинающий йог, в начальных стадиях душевного контакта, решителен, счастлив, удовлетворен. С дальнейшим прогрессом, он находит, что чувственные желания – упорные попутчики его жизни; он начинает сомневаться, даже во время божественных реализаций, был ли он мудр в своем решении уничтожить материальные радости для того, чтобы приобрести духовное счастье. В таком замешательстве, поклоняющийся пытается разделить свою преданность – давая половину своего внимания телу и его чувственным наслаждениям и половину внутренней асамблее душевных радостей. Результатом таких полумер является то, что члены ученика, его сила воли, парализуется болезнью скрытых чувственных привязанностей. Он чувствует угасание более тонких интуитивных духовных восприятий; вкус к материальным привычкам, как огонь, высушивает вкус к тонким духовным восприятиям.
            Подобно тому, как от физического страха волосы встают дыбом, также и от ментальной нервозности от перспективы потери чувственных наслаждений мысли ученика и его, подобные волоскам, нервные энергии                             *
истекают потоками от душевного счастья к регионам    Совет на период, когда
чувств.  Во время этого периода двусмысленности         изначальный духовный
ученик открывает, что астральные восприятия позво-    энтузиазм истекает
ночника начинают блекнуть. Как описывалось в пре-
дыдущих станзах, когда человек гуляет или работает как-то физическим телом, он сознает чувственные восприятия; но в медитации чувственные ощущения постепенно исчезают, чувство физического веса забывается, и сильное восприятие астральной позвоночной силы и блаженного покоя захватывает сознание. Но из-за того, что ученик еще не продвинут достаточно, чтобы держаться за это состояние и углублять его, его материалистические тенденции – его карма, или эффекты всех его прошлых дурных чувственных действий – встают в его сознании. Когда ученик, в результате, начинает становиться беспокойным, духовный лук позвоночной энергии и восприятия (который убивает чувственные привязанности стрелами душевного счастья) выскальзывает из рук самоконтроля. Все мысли теряют свою силу концентрации и начинают гореть беспокойством, подобно тому как кожа начинает гореть, выставленная слишком долго на солнце. Ум блуждает снова и снова в подсознательных переживаниях – ведомый самскарами, или сильными впечатлениями прошлых дурных действий – и неспособен оставаться сконцентрированным на объекте медитации. Он чувствует вместо того страшное одиночество, и видит умственную пустыню, созданную отречением от материальных радостей. Во время вспахивания земли для культивации, пышный рост бесполезных сорняков сначала должен быть уничтожен. Их исчезновение придает земле вид запутения (бесплодности), пока не наступит время для невидимого потенциала внутри семян проростать в растения и давать хороший урожай! Поле сознания, аналогично, зарастает сорняками бессмысленных чувственных удовольствий – привычки которых, вначале очень трудно оставить.
            Люди скорее сделают что угодно, кроме медитации, чтобы убить время. Взгляните на часы, потерянные в кино, игре в карты, бесцельных разговорах, чтении дешевых романов или сенсационных газет, смотрении телевизора. Когда гуру и самоконтроль стремящегося ученика просят его уничтожить ментальные сорняки, чтобы насадить духовные семена медитации, его привычки внезапно заставляют его увидеть свою жизнь, если ей не достает изобилия бесполезных действий, как заброшенную пустыню.
            В этом жалком состоянии временной оголенности, ученик должен отбросить все чувства сомнения и отчаяния, и верить в то, что после засеивания поля сознания семенами глубокой медитации, они произведут мистические деревья Вездесущия, дающие плоды неумирающего счастья.
            Ученик обязан проявлять лояльность не по отношению к давно установленным чувственным начинаниям, но скорее по отношению к давно изгнанным душевным восприятиям.
Стих 31
О Кришна, я не только не вижу ничего стоящего в уничтожении моих родственников в сражении, но и  не жажду ни победы, ни царства, ни наслаждений!
“О Душа, я не вижу какой-либо выгоды в уничтожении моих интимных чувственных привычек. Идея уничтожения чувственных удовольствий отвращает мой ум. Я не желаю ничего – ни умственной победы, ни царства душевного счастья, ни чувственных наслаждений!”
            В этом подавленом состоянии умственной нерешительности ученик вдруг принимает негативное решение. “Я не вижу никакого смысла в разрушении всех чувственных удобств”, – рефлексирует он. “Мне не нужна пустая ментальная победа. Я не желаю царства космического сознания. Я не хочу чувственного счастья также!”
            Ученик таким образом поворачивается от мучительного состояния замешательства к состоянию негативной определенности. Он говорит себе: “Долой оба вида счастья, духовное и чувственное! Я не хочу ничего! Я могу отказаться от обладания космическим сознанием, если, чтобы достигнуть его, я должен разрушить дорогие чувственные привычки, с которыми я долго жил в уютном доме жизни.”
            Это одна из любимых человеческих проделок, освоенных в раннем детстве: “Если я должен съесть морковь перед тем как мне можно будет съесть мороженное, тогда я не хочу мороженного тоже!” План состоит в том, что это вызовет одобрение, как великая жертва, достойная, по крайней мере сочувствия; а еще лучше выгодного компромиса. Мудрый родитель не поддается воле ребенка; мудрый космический закон пассивно нетронут “героической” показухой негативной отрешенности ученика.
            Это состояние негативной отрешенности может случиться не только в медитации, как в этом контексте, но также и после глубокой медитации. Ученик,
который в течение некоторого времени совершал согла-                     *
сованное духовное усилие - практикуя самоотречение и      Отречение есть изме-
регулярную медитацию – может найти свое благодушие     нение вкусов от низмен-
разбитым вдребезги, когда после тихой медитации он        ных удовольствий к веч- внезапно брошен в беспокойство памятью или самскарами        ной радости
чувственных радостей. Он чувствует себя огорченным и
в замешательстве, понимая, что он не имеет ни преходящих наслаждений, ни внутренних радостей. Так как у него нет ни того ни другого, он успокаевает себя провозглашением, что он не хочет ни того ни другого. Если он не вытащит себя из этого безразличия, он становится ленивым учеником, чья духовная жизнь застоится и умрет. Но, если он продолжает упорствовать, он обнаруживает, что это состояние является всего-лишь временным вакуумом в его садхане.
            Отрешенность не есть самоцель. Расставание с малой суммой денег, чтобы вложить ее, может поставить бедного человека в очень неловкое финансовое положение, но эта маленькая жертва может потом обернуться для него огромным состоянием. Мудрый ученик аналогично знает, что отрешение от пустяковых материальных страстей необходимо для достижения нескончаемой радости Духа. Он знает, что он не лишает себя ничего, но только смещает свои вкусы от низких, непостоянных чувственных наслаждений к превосходному, длящемуся душевному счастью. Как стоит с радостью отказаться от сотни долларов, чтобы выиграть пять тысяч долларов, так и ученик рад отказаться от чувственных грошей для вечно-длящейся радости Бого-познания. Божественное состояние конечного освобождения не есть состояние пустого ничто, или внутреннего уничтожения; это есть скорее владение позитивным сознательным чувством вечного блаженного расширения.
            Тем не менее, мирские люди редко впечатляются историями святых, которые носили мешковину и жили в уединении. “Что за жизнь глупого самоотречения и нищеты!” С таким дутым балансом, средний человек обращает все свое внимание на мир. Ему кажется, что счастье следует искать в семейной жизни, с ее вечеринками, танцами и обычным стимулированием чувств. Недумающий человек не замечает, что человечество, усердно, как и он, занятое погоней за радугой длящегося счастья, никогда его не находит. Материалисты страдают от конфликтующих желаний и остаются в трясине страдания. Святые, с другой стороны, хорошо знают, что истинное и неумирающее счастье может быть найдено только во внутренних восприятиях Блаженного Источника беспримесной (неразбавленной) вечной радости.
            Многие духовно искренние личности рассуждают, что отречение от материальной вовлеченности, примером которого являются аскеты, является почти невозможным в современном мире. Никакой святой, тем не менее, и не утверждает, что человек должен искать уединения в Гималайских пещерах, чтобы найти Бога. Идеал состоит в том, чтобы быть в миру, но не от мира. Сверхсознательно пробужденные люди – те, кто медитировали долго, глубоко и упорно, независимо от их обязанностей и окружения – становятся непривязанными к материальным объектам, но не безразличными! Истинный поклоняющийся – не как бродяга, слишком ленивый, чтобы приложить какое-либо достойное усилие,  чтобы насладиться материальным или духовным благополучием! Йог, вкусивший особо-тонкие восприятия душевного блаженства, остается без симпатии и страсти к материальным наслаждениям, даже если ему случится продвигаться среди них. Он достиг истинного надежного духовного состояния.
            Духовно слабые ученики часто не упорствуют достаточно долго, чтобы знать позитивные плоды отречения, и так бросают медитацию после нескольких                             *                        попыток, или даже нескольких лет неполноценных усилий.
Упорство производит    Ныряя снова в водовороты ординарных привычек жизни, позитивные плоды          они в конце концов тонут в невежестве. Искренний ученик
отречения                        не сбивается с пути, когда искусный привязанный к себе                                              ум говорит ему: “Зачем отказываться от удовольствий, которым потакает большинство людей? К чему сидеть в темноте в бесплодной медитации? Ходи каждый день в кино или на дружеские собрания и наслаждайся жизнью!”
            Ученик должен укреплять твердость характера, вспоминая пример Иисуса и великих мастеров, достигших бессмертия и вечного счастья отречением от ложных удовольствий, предлагаемых человеку Сатаной Космической Иллюзии. Когда бы ум не почувствовал стремление к чувственным удовольствиям, ученик должен незамедлительно представить себе кончину его любящего-наслаждения тела – его неизбежный вход в пламя погребального огня. Реализация неизбежности такой судьбы для тела пробуждает в человеке мощное желание познакомиться со своим _______________________________________________________________________
*Опять, дьявол берет его на высочайшую гору и показывает ему все царства мира, и их славу; и говорит ему, Все эти вещи дам я тебе, если ты падешь ниц и поклонишся мне. Тогда говорит ему Иисус: Отойди от меня Сатана, ибо сказано : “Поклоняйся Господу Богу своему и Ему одному служи” (От Матвея 6:10).
неуничтожимым Я, Насмешника над Смертью – душой. Медитирующий ученик, который почувствовал, даже раз, неистощимое очарование души и ее вечных
 отношений с Богом, никогда не сможет забыть радость этого. Он может проходить через страшные испытания, в которых он выпадает из того состояния на время, как это изображено унынием Арджуны; но до тех пор пока ученик продолжает прилагать усилия, преследующая его память той чистой радости будет призывать его снова и снова на божественный путь.
                                                Стихи 32 – 34
Какая для нас польза от владычества; какая выгода в счастье или даже в продолжительности жизни, О Говинда (Кришна)?* Те самые, для кого нам нужна  империя, удовольствия и наслаждения, построились сейчас к сражению, готовые сложить богатство и жизнь – наставники, отцы, сыновья, деды, дяди, тести, внуки, двоюродные братья и другие родственники.
“Если уничтожением сил эго я обрету власть над телесной империей и установлю в ней царство Бога**, с монархом душой, я боюсь, победа будет бессмысленной. Если все мои желания – родственники и сторонники царя Материальное Желание – будут уничтожены духовной дисциплиной, как смогу я быть счастлив? Даже с царством Бога в моей власти, смогу ли я насладиться им, если буду лишен всех желаний?”
            Индийские писания описывают тело, как продукт Природы, с шестью дефектами иллюзии: “Оно рождено; оно существует; оно растет; изменяется; разлагается; уничтожается.” Большинство человеческих существ, несмотря на это, ожидает постоянного счастья от этого непостоянного тела. Из-за предворительных переживаний материальных удовольствий, эго не желает и не может помыслить о каком-либо более высоком состоянии счастья. Даже небеса часто изображаются, содержащими прекрасные вещи, ублажающими чувства зрения, слуха, обоняния, вкуса и осязания – местом прославленных земных удовольствий.
            Ученик, который все еще связан привычкой чувственных переживаний, подсознательно склоняется к представлению, что божественное достижение состоит в вечном наслаждении царством Бога – чувствами. В свете интуитивного пробуждения, когда он открывает, что силы души готовы уничтожить его материальные желания, его чувственно-настроенная логика начинает подводить его. Он рассуждает, что если его-сознание и все его грубые чувственные удовольствия, желания, привычки будут уничтожены, чтобы приобрести духовную
власть в телесной империи, победа не будет иметь значения, без этих каналов наслаждения. Он думает: “Если я уничтожу все желания – все эти силы царя
________________________________________________________________________
*Говинда, “главный пастух”. Кришну знали под этим именем в его детстве, когда он присматривал за скотом своих приемных родителей в полях Бриндабана; аллегорически, хозяин и управитель над “коровами” чувств.
** “Да приидет царствие Твое и на земле, как на небесах” (От Матвея 6:10)
Материальное Желание – тогда во мне не останется никакой энергии или амбиции или интереса, с которыми насладиться новообретенным, душой управляемым царством”.
Стих 35
Не взирая на то, что эти родственники могут попытаться уничтожить меня, О Мадхусудана (Кришна)*, всеже я не могу желать уничтожить их, даже если бы этим я приобрел власть над тремя мирами; много меньше –
из-за этой земли!
“О моя божественная Душа, победитель всех затруднений, хотя эти чувственные желания могут уничтожить мою духовную жизнь, с помощью своих искушений, всеже я не хочу убивать их, даже если, сделав это, я бы приобрел власть над тремя мирами – физическим, астральным и причинным. Насколько же меньше желаю я убить этих моих родственников для власти над маленьким физическим телом (землей)!”
            Когда  мешают его усилиям глубоко нырнуть в душевное счастье, ученик теряет уверенность в своем духовном будущем. Он уже определил, что все золотые надежды вечного счастья, рисуемые внутренней мудростью, были бы пусты и бесполезны, если убить желание. Теперь его подсознательная привычная любовь к чувственным наслаждениям вводит его силу рассудка в более глубокое сомнение. В данное время он даже не уверен, есть ли большее счастье за пределами чувств. Его иррациональность утверждает себя до предела, когда он взвешивает осязаемое (материальное) против Неосязаемого (нематериального):
            “О Душа, я не должен уничтожать свои любимые теперешние чувственные наслаждения, даже если они уничтожают неведомое мне будущее духовное счастье. Я не могу жить надеждами возможно несуществующего блаженства и так терять материальные удовольствия, которые развлекают меня сейчас.”
            Трудно отказаться от какого-либо земного счастья, которым обладаешь, действуя и сознавая, и которое управляет умом посредством привычки. Трудно отказаться от известных чувственных удовольствий в пользу неизвестных, которые возможно придут со временем. По этой причине, миллионы людей бы предпочли скорее есть, пить, и веселиться сегодня, чем взять труд медитировать и вкладывать в будущее длительное счастье.
            Быть властелином всей земли не есть высочайшая цель для человека, потому что он должен будет все это оставить со смертью; но обладать космическим сознанием, единством с Богом – который может материализовывать миры из идей – есть вечно-длящаяся способность, даваемая                                     *
всем, в высшей степени подвинутым на духов-                   Иррациональность
ном пути душам. Ученик-новичок, тем не менее,          отсутствия стремления может быть столь сильно привязан к ближайшим          к космическому сознанию
материальным страстям, что он проходит через эти
________________________________________________________________________
*Победитель демона Мадху; т.е. демона невежества, или духовных затруднений.
периоды иррационального сомнения, во время которых он не желает блаженства и надежности космического сознания, с присущей тому властью над тремя мирами.
            Когда это ментальное состояние наступает  у ученика – когда он думает, что он бы скорее умер в потакании чувствам, чем искал неведомого счастья в оголенности самоконтроля – ему надлежит размышлять так: «У меня не хватает духовного воображения и опыта; вот почему я думаю, что настоящее чувственное счастье является единственным счастьем, которым стоит обладать. Давайка я лучше буду верить в правдивые слова писаний и моего гуру. Давайка я буду медитировать глубоко и достигну космического сознания; тогда я увижу разницу между божественным счастьем и временными удовольствиями чувственных развлечений. После этого я переменю мое теперешнее суждение и скажу, что я бы скорее умер для духовного счастья, чем уступил ложным обещаниям чувств.”
Стих  36
Какую радость мы могли бы выиграть, О Джанардана (Кришна)*, от уничтожения клана Дхритараштры? Убийство этих преступников только ввергло бы нас в когти греха.
“Какое такое странное счастье можно ожидать от уничтожения Материального Желания и других отпрысков слепого чувственного ума, царя Дхритараштры? Убийство этих дружелюбных врагов, несмотря на то, что они совершили болезненные преступления против меня, оставило бы мою жизнь мрачно пустой; и было бы греховным, согласно высочайшим писаниям – которые учат, что надлежит жить в гармонии с космическим законом, и скорее любить наших врагов, чем применять к ним насилие ”.
            Через божественное вмешательство, отсвет поучительной мысли озаряет ум рационализирующего, сомневающегося ученика: “Чувства - действительно                                          *                      преступники (ататайин), заслуживающие смерти, Ложные рационализации      потому что они уже подарили мне физическое, мен-порабощенного чувствами   тальное и духовное страдания”. Через интуицию,
рассудка                                 Божественное Присутствие так напоминает ученику о
                                                многих несчастьях, посетивших его из-за потворства чувствам – болезнях, разочарованиях, сердечных муках, тяжелых утратах и невежестве. Все же ученик может еще спорить:”О Дух, Спаситель Поклоняющихся! Хотя кажется справедливым убить эти враждебные чувства, которые уже поранили меня, тем не менее, согласно писаниям, мы навлекаем на себя грех, когда мы идем против космического закона; и, наконец, принадлежности чувств суть результат созданных Богом сил Природы, через которые человек и вселенная существуют.
________________________________________________________________________
*Вишну, или Кришна, который жалует человеческие молитвы о спасении; Джанардана есть тот аспект, которому молятся об исполнении – от джана, “люди” и ардана, (санскритский корень ард) “просить или умолять”.
           
Несомненно, это грешно препятствовать тому, что лишь естественно для воплощенной души, наделенной этими чувственными инструментами. Кроме того, писания говорят, что мы должны любить наших врагов. Не лучше ль, О Господь, постепенно расположить к себе чувства, примером любви к духовному образу жизни – чем уничтожать их?”  Великолепное возражение! Что может быть лучше для поддержки ложного рассуждения, чем цитирование писания!?
            “Имейте немного сострадания и понимания к своим слабостям, которые суть естественное наследие всех смертных.” Это один из сильнейших аргументов, выдвинутых хитрыми чувственными привычками, чтобы держать в своих когтях учеников, иначе сбежавших бы. Писания и учителя действительно наставляют поклоняющегося не уничтожать собственно чувства, но убивать их плохие привычки. Ученика не просят ослепить себя (лишить глаз), оглушить или парализовать чувства обоняния, вкуса и осязания. Ему наказывается только выбить врага с позиций оптических, слуховых, обонятельных, вкусовых и осязательных привязанностей, которые держат душу в заточении, забывчивой к своему вездесущему царству.
            Когда все чувственные привязанности – нездоровые приманки физической красоты, любовь к лестным словам искушения, рабство жадности, половое притяжение – выбиты из матриц чувств, тогда чувства оставляют свои материалистические предрасположенности, наклонности, инстинкты и одержимости; они приготавливаются к привязанности только к божественному блаженству.
            Когда ложный аргумент вторгается в ум ученика, ему надлежит посоветовать себе: «Повторением моих рожденных невежеством дурных действий и плохих привычек, развитых мною, я был принуждаем любить чувственные наслаждения. Теперь же я разрушу все зло, заменив его добрыми действиями, практикуя самоконтроль до тех пор, пока хорошие привычки твердо не сформированны. Я заменю дурную привычку чувственного беспокойства хорошей привычкой спокойствия в медитации. Мои хорошие привычки так преобразят мои чувства, что я смогу правдиво сказать, что я вижу, обоняю, вкушаю, касаюсь, слышу, думаю и чувствую только хорошее.”
            Вот проверка ученику, обладает ли он сильным умом и самоконтролем. Полумер не будет достаточно. Жеманные (мечтательно-сентиментальные) средства в деле замены плохих привычек хорошими суть надежная крепость для защиты злых сил за парапетами ложного рассуждения и откладывания со дня на день.
Стих  37
Поэтому у нас нет права уничтожать наших собственных родственников, потомство Дхритараштры. О Мадхава (Кришна)* неужто мы могли бы стать счастливыми, убивая нашу родню?
“ О Душа, мы не имеем права убивать наши чувственные привычки,
______________________________________________________________________
*Бог Удачи; относится к Кришне, как воплощению Вишну, чья супруга, или Шакти, “божественная энергия», есть Лакшми, богиня богатства и удачи (счастья).
отпрысков нашего собственного ума. Как можно выгадать уничтожением чувств,
через которые только ум и выражает себя?”
            Когда порочное рассуждение приводит к ложному выводу и становится привязанным к нему, интеллект [рациональность] теряет больше и больше  своих различительных и интуитивных сил, и вместо них полагается на рационализацию, чтобы оправдать свое [иррациональное] убеждение. Вот что произошло с учеником Арджуной.
            Я продиагностировал много психологических “пациентов”, и был свидетелем многих любопытных черт характера у людей, когда они чувствовали призвание поддерживать их собственные излюбленные привычки. Один студент,                     *                    заядлый курильщик и любитель кофе, но ярый вегетарианец, Мирской человек               однажды спорил с другим студентом, который иногда ел рассуждает не в           курицу, баранину и рыбу, но который строго воздерживался от соответствии с         от курения и от кофе.
истиной, но в соот-      “Как ужасно с твоей стороны есть разлагающиеся трупы!” ветствии со своими        восклицал вегетарианец. “Я не могу понять, как кто-привычками                           либо может есть мясо! Подумай о бедном животном,                                                    которого убили для удовлетворения твоего аппетита; и кроме того, мясо вредно для человеческого тела.”
            “Невозможно есть что-либо, что не убито”, -  отвечал другой.”Ты отрубаешь голову цветной капусты и ешь ее отваренный труп! Неважно что ты ешь, ты уничтожаешь какую-то форму жизни и преобразуешь ее в иную форму, как часть твоего собственного живущего тела. Так или иначе большая рыба ест маленькую; почему бы человеку не использовать свое превосходство и не есть большую рыбу? Мясо питательно – но как ужасно с твоей стороны сознательно вдыхать никотин и глотать кофеин, когда наука говорит тебе, что они вредны!”
            Здесь оба студента препирались в соответствии со своими любимыми привычками.
            Человек, по приказанию Директора Привычки, исполняет, как послушный актер, разнообразные психологические роли на сцене сознания. Когда он отождествляется со своими привычками и настроениями, он чувствует симпатию к исполнению хороших действий и отвращение к плохим; но когда он находится под влиянием нездоровых настроений и привычек, - склоняется ко злу. Правда состоит в том, что, будучи актером положительных ролей, ученик действует, как свой собственный друг, а, будучи актером отрицательных ролей, он бессознательно действует, как свой собственный враг.
            Эта станза Гиты несет великое этическое предупреждение для учеников, даже для тех, кто продвигается быстро на метафизическом пути. Большинство поклоняющихся, искренно принимающих духовный путь, делают так потому, что они уже наделены хорошими привычками и, таким образом, полностью склонны к добру.Тем не менее, если спрятанные семена (самскары) дурных действий, совершенных до или после рождения, прорастают под влиянием подходящих психологических обстоятельств, “хороший” ученик, становится сильно склонным совершить зло. Например, если человек построил привычку умеренного питания, регулярности в работе, в отдыхе, в медитации и в выбирании хорошей компании, он будет чувствовать, что это есть единственно возможная жизнь для него. Если ж скрытые дурные наклонности внезапно выйдут на поверхность, как результат искушения, окружения, или других способствующих этому обстоятельств – он внезапно чувствует желание неумеренной еды, нерегулярных привычек (чрезмерной работы или лености), безразличия к медитации и нечестивых удовольствий смешивания с дурной компанией.
            Итак, урок, который следует извлечь из этой станзы состоит в понимании того, что ученик, который внезапно отождествляется с врагом (плохими привычками и настроениями), окажется сипатизирующим нечестивым действиям и оправдывающим их. Но небольшой психологический самоанализ, покажет, как расположен он поддерживать одинаково хорошие и плохие действия, когда он находится под их особым влиянием. Человек находится в опасном состоянии, если отвечает своим дурным привычкам, так же легко, радостно и с желанием, как, находясь в лучшей умственной фазе, он отвечает своим хорошим привычкам.
Стихи  38-39
Даже если эти другие (Кауравы), чье понимание затемнено жадностью, не видят бедствия в разрушении семей и зла во вражде к друзьям, не должно ли нам стремиться избежать этого  греха, О Джанардана (Кришна) – нам, отчетливо видящим зло в разрушении семьи?
“Клан слепого чувственного ума (манаса), чье понимание омрачено жадностью (страстной привязанностью к нравится-не-нравится), следует своим внешне-направленным распутным склонностям в поисках удовольствия. Из-за того, что это есть обычный, или естественный способ выражения слепых чувств, когда они не направляются разумом (буддхи), они не видят беды в разложении человеческой личности и греха в их враждебности к их настоящим друзьям, различительным способностям. Но мы, разумные силы, отчетливо понимает, какое зло может постигнуть сознание, если все его инструменты не выполняют своих функций, подобно единой гармоничной семье – итак, не следует ли нам отвратиться от греха этой битвы, которая, несомненно, уничтожит многих членов этой семьи?”
            Ученик думает,что чувственные наклонности необходимы для самовыражения и опыта воплощенной души, в той же степени, как и разумные наклонности, и так он не видит причины, почему один набор  чувств-членов семьи сознания надо уничтожить, а другой набор различающих тенденций должно оставить продолжать жить. Кажется, неразумно уничтожать семейный клан чувственных наклонностей, так как они должны исполнять свои особые функции в драме жизни.
            Итак, ученик в интроспекции говорит Внутреннему Я:
            “О Душа, почему, будучи сам творцом, одинаково и чувств, и различения, ты советуешь мне уничтожить, дающие наслаждения чувства, посредством приносящих мудрость сил различения? Они оба – члены моего сознания! Как мог бы я жить только с сухими приносящими-мудрость склонностями, лишённый компании веселящих меня чувств?”
Поклоняющийся предупреждается об ошеломляющем влиянии дурных привычек. Возникшие из прошлого опыта, плохие привычки, кажется, не боятся –
                           *                                     они не видят плохих для себя последствий –Опасность желания сохранить            что они не смогут уничтожить своих
обоих, хорошие и плохие привычки        психологических родственников, хорошие                                                                      наклонности. Они укрепляются в своей решимости, по мере того как ученик продолжает думать в том же русле симпатии к этим чувственным привычкам: “Какая жалость, что мои дурные привычки не видят, как они неразумны, воюя с моими хорошими привычками, и таким образом навлекая на себя риск уничтожения!”
            В этом состоянии, ученик желает продолжать жить с обоими, хорошими и плохими привычками; очевидно, и то и другое устраивает его. Как легко он забывает, что его сладкие плохие привычки, хотя и принадлежащие его собственной семье сознания, незаметно несут с собой оружие, убивающее его собственный покой.
            Ученик на этой стадии верит, что злые, или животные (лишённые разума) привычки потакания чувствам, могли бы сосуществовать вместе с хорошими привычками, и этим сделать царство жизни совершенным (законченным). Но невозможно иметь гармонию и мир, пока противоречащие силы работают в жизни человека. Хорошие и дурные привычки, хотя и являясь отпрысками того же сознания, дают разные результаты.   
            Когда ученик спрашивает себя: “Почему я не могу наслаждаться материальными и духовными удовольствиями вместе?”, - такое мышление равносильно доказыванию разумности использования наркотика депрессанта и в тоже время тонизирующего возбудителя; эффект  депрессанта будет противодействовать эффекту тоника! Хотя, если кто-то верен употреблению укрепляющего тоника и имеет силу воли одновременно вводить меньше и меньше депрессанта, это – один из путей к освобождению от наркотической привычки.
            Аналогично, те, кто одинаково наслаждаются чувственным и медитативным, не достигнут ничего в течение долгого времени. “Двусмысленный человек неустойчив во всех своих предприятиях”*. Тем не менее, даже если кто-то
не может немедленно подчинить плоть, ему следует медитировать не в меньшей степени, потому что тогда у него появится хотя бы какой-то стандарт для сравнения между материальным насыщением чувств и внутренним удовлетворением души. Те, кто провалились в попытке подчинить чувственные страсти и также оставили медитацию, впадают в почти безнадежное состояние духовного разложения.
            Тот, кто медитирует ежедневно и культивирует вкус к покою и удовлетворенности, постепенно оставляя потворство чувственности, имеет шанс для духовного освобождения. Очень хорошо бы развить привычку медитировать немедленно после пробуждения. После такого периода медитации, наполненного подношениями души, он может наслаждаться, без чувства принуждения или чувственной привязанности, использование чувств под контролем в еде, общении с
_______________________________________________________________________
*Джеймс 1:8      
друзьями и т.д. При таком подходе, человек находит, что он одухотворяет или
меняет качество всех материальных удовольствий. Другими словами, если человек угождает своим дурным привычкам жадности и обжирается до болезни и смерти – это плохо; но если он обуздывает наслаждение едой до состояния самоконтроля и умеренности – это хорошо.
            Трудность состоит в том, что духовный нови-                            *
чок – и даже продвигающийся ученик, когда тот на время        Распознавание
впадает в негативное состояние – едва ли может различать       искушений таящихся
между использованием своих, управляемых рассудком,             в подсознании
чувств и, управляемых жадностью, чувственных аппетитов.
Его дурные чувственные привычки, даже если кажется, что они под контролем, может быть лишь ждут подходящего момента, чтобы уничтожить его своими искушениями.
            Вот рассказ, иллюстрирующий эту мысль. Пьяница Джон, встретив святого, дал обет воздержания. Он попросил своего слугу хранить ключ от винного погреба и не подносить ему вина, даже по его приказанию. Все шло хорошо некоторое время, по причине приподнятого настроения Джона по поводу его решения. До поры он не чувствовал невидимую захватывающую приманку привычки алкоголизма.
            Со временем, Джон попросил своего слугу оставить ему ключ от винного погреба, чтобы он сам мог угостить своих друзей. Затем он решил, что ходить за вином в погреб слишком хлопотно; он поместил несколько бутылок в шкафу в гостинной. Через несколько дней Джон подумал: “Раз я победил пристрастие к вину, почему бы мне не посмотреть на искрящееся красное вино в бутылке на столе”.
            Каждый день он смотрел на бутылку. Затем он подумал: “Раз мне теперь безразлично вино, я прополощу им рот, и выплюну.” После того, как он это проделал, пришло новое вдохновение. “Так как я совершенно свободен от винного искушения, не будет вреда, если я немного проглочу”. Потом он подумал: “Так как я победил привычку к вину, почему бы мне не добавлять вино снова к еде? Моя воля совершенно свободна. “  С того дня и поныне Джон опять является алкоголиком, несмотря на его протестующую волю.
            Дурная привычка может быть временно подчинена, хорошим решением и самоконтролем; но не необходимо побеждена. Джон не смог понять то, что его решимость не была достаточно долгой, чтобы вызреть в хорошую привычку. Это может занять от восьми до двенадцати лет, чтобы заменить сильную плохую привычку хорошей. До того, как сильная хорошая привычка полностью сформирована, человек должен не выставляться на пути искушения. Джон не при- нял во внимание этот психологический закон; он поставил бутылку вина около, пробуждая память алкоголической привычки. Чтобы уморить дурные привычки голодом, человек должен удалиться от дурных окружений; и превыше всего, он должен никогда не жить в дурных мыслях. Последнее подкрепляет влияние первого и является более опасным. Человек должен укреплять себя правильным внешним окружением, а также и правильным внутренним окружением.
            Джон не только забыл, что неследовало приносить вино так близко, но также и не распознал психологическое оружие лести и ложного рассуждения, которым его плохая привычка победила его хорошее решение. Привычка алкоголизма оставалась спрятанной в его подсознательном уме, тайно посылая вооруженных шпионов желания и приятные лестные мысли; так был подготовлен путь для повторного нашествия алкоголической привычки.
            Человеская жизнь переполнена такими унизительными поражениями от его собственных частных привычек до тех пор, пока его сознание надежно не поставлено на якорь в его истинной божественной природе. Сенсорные активности имеют свое законное место в жизни человека, только после того как он подчинил их, понимая себя, как душу, единую с Духом, а не с телом, доминируемым чувством.
Стихи  40-41
(40) С уничтожением части семьи, старинные религиозные ритуалы семьи увядают. Когда соблюдение религии уничтожено, тогда грех охватывает всю семью.
(41)О Кришна, от недостатка ритуала  женщины семьи становятся испорченными. О Варшнейя (Кришна)*, когда женщины таким образом испорчены, разврат возбуждается между кастами.
“С уничтожением членов семьи (чувственных наклонностей), старинные чувственные ритуалы, “дхармы”, семьи сознания увянут –чувства, так потеряв свою силу производить чувственные удовольствия, перстанут осуществлять ритуалы их специфических обязанностей. С уничтожением этих ритуалов чувств – которые были поддерживающим принципом сознательного существования – грех (горе и испорченность) охватят всех членов семьи человеческого сознания.
            “Если мы, силы мудрости, приостановим в экстазе способности чувствования, тогда от “адхармы” (недостатка исполнения чувственных ритуалов) чувственные восприятия (женская сила, или “чувство” к материальным вещам) станут корумпированными. От недостатка внимания и неупотребления, они забудут и собьются с пути их индивидуальных функций, или каст, и смещаются с безразличием, праздностью и неразберихой. Все члены чувственного клана и остальные члены семьи сознания, следуя развращенной женской силе чувства, аналогично потеряют свои четкие “кастовые” характеристики (их индивидуализированные способности и функции).”
            “Семья” относится ко внутренним и внешним силам познания и выражения, через которые эго (или душа, в просветленном человеке) снабжается средствами                             *                       выражения и взаимодействия с окружением. Члены этой
Составляющие психо-      семьи состоят из сил зрения, обоняния, вкуса, осязания,
логической “семьи”:         слуха; силы речи, а также активности рук и ног, половой
индивидуализированные            (воспроизведения) и ректальной (выделительной) и
функции, через которые душа     ума (манаса), который, подобно возжам упряжки,
взаимодействует с миром           держит вместе коней чувств; пяти жизненных сил
                                                        ( метаболизма, кровообращения, ассимиляции, ________________________________________________________________________
*Букв., “отпрыск клана Вришни”. Слово вришни означает “мастерски сильный, могущественный”.   
  выделения и кристализации – функций Единой Жизни, присутствующей в теле); и главы семьи, интеллекта (буддхи). Все суть выражения одного космического сознания Духа через Его индивидуализированное Я, душу.
            Каждый член семьи сознания, своей как внутренней так и внешней природой, выражает характерное поведение, или “осуществляет ритуал” специфической функции. Например, обязанность чувства зрения есть видеть, ума – координировать чувства, а обязанность жизненной силы – держать чувства, тело и ум вместе в психо-физическом единстве. Обязанность интеллекта есть гармонизировать внутренние и внешние силы, вдохновляя их жить в соответствии с высшим планом мудрости, как надлежит послушникам воли Бога.
            Дхарма, о которой говорится в этих двух стихах Гиты, часто переводится как “религия” или “долг”. Это понятный термин для естественных законов, управляющих вселенной и человеком, в котором заложены предписанные обязанности , приложимые к данным обстоятельствам. Широко говоря, человеческая дхарма состоит в том, чтобы придерживаться той естественной праведности, которая спасет его от страданий и приведет к освобождению. Эта дхарма, или естественный закон, в случае семени, состоит в том, чтобы производить растение.  Дхарма естественного порядка чувств состоит в том, чтобы предоставлять средства обмена между воспринимающим эго или душой и воспринимаемыми объектами. Ложно рационализирующий ученик, в своем негативном состоянии сомнения, опускается глубже в неправильное понимание, по мере того, как он спорит в заботе о разрушении естественных                      *                          “ритуалов” чувств, которые суть интегральная часть    Нужно уничтожить не         дхармы, или естественного порядка, семьи сознания.            сами чувства, но 
Члены семьи, которых должно уничтожить, суть не         желания объектов чувств сами чувства, но их отпрыски, или наклонности – желания объектов чувств. Имеются два рода объектов. Первый состоит из материальных объектов, доступных восприятию внешних чувств человека. Второй состоит из тонких объектов в астральном мире, которые воспринимаются внутренним сознанием, двигающимся по направлению к Богу. Внешние объекты чувств порождают материальную привязанность; внутренние объекты сознания разрушают эту физическую привязанность. Несмотря на это, долго продолжающаяся ассоциация даже только с внутренними объектами чувства может отвратить ум ученика от более высоких духовных восприятий и конечной реализации Бога – предостережение ученикам, которые поглощаются этими феноменами и силами.
            Как в случае большинства писаний – которые задуманы быть источником вдохновения для общества, материалистам и моралистам, и людям, стремящимся к Богу и духовному просветлению – Бхагавад Гита имеет тройственное прочтение: материальное, астральное и духовное, приложимые к человеку на всех уровнях его существа, его телу, уму и душе. Воплощенный человек облачен в физическое тело инертной материи, которое одвиженно тонким внутренним астральным телом жизненной энергии и силами воспрития; и оба тела, астральное и физическое, развились из причинного тела сознания, представляющего собой тонкое покрывало, дающее существование и форму душе. При таком обозрении, материальное истолкование Гиты относится к физическим и социальным обязанностям и благополучию человека. Астральное есть, с точки зрения морали и психологии, человеческий характер, происходящий из рожденных астральной природой принципов чувственной и жизненной энергии, которые влияют на формирование привычек, наклонностей и желаний. А духовная интерпретация возникает из перспективы божественной природы и реализации души.
            Следовательно, пока я выделял духовный аспект бхагавад Гиты, материальная и психологическая составляющие также были вплетены, чтобы подчеркнуть нужду в практическом приложении мудрости Гиты во всех фазах жизни. Истина является всеохватывающим благом для человека; она не для переплетения в привлекательных обложках, с целью хранения в книжном шкафу!
Ключевая фигура Бхагавад Гиты это, конечно,   ---------------------*-------------------
Бхагаван Кришна. Исторический Кришна окутан                         Бхагаван Кришна:
мистерией метафоры писания и мифологией.                    Христос Индии
Поподобия титулов “Кришна” и “Христос”,
рассказов о чудесных рождениях и раних периодах жизни Кришны и Иисуса, побудили некоторые анализирующие умы предположить, что они были в действительности одна и та же личность. Эта идея может быть полностью отброшена, на основании даже немногих исторических свидетельств в странах их рождения.
            Тем не менее, некоторые подобия присутствуют. Оба были божественно зачаты, и их рождения и Богом-благословенные миссии предсказаны. Иисус был рожден в скромных яслях; Кришна – в тюрьме (где его родители, Васудева и Деваки, содержались под стражей братом Деваки, злодеем Кансой, который узурпировал трон своего отца). Оба Иисус и Кришна были успешно спасены духом от смертных приговоров всем младенцам мужского пола, с целью найти их и уничтожить при рождении. Об Иисусе говорили как о добром  пастыре ; Кришна в своих ранних годах был пастухом коров. Иисус был искушаем и устрашаем Сатаной; злые силы преследовали Кришну в демонических формах, безуспешно стремящихся убить его.
            “Христос” и «Кришна» - титулы, имеющие одинаковое духовное значение: Иисус Христос и Ядава Кришна (Ядава, семейное имя для Кришны, говорит о его происхождение от Яду, основателя династии Вришни). Эти титулы обозначают состояние сознания, выраженного этими двумя просветленными существами, их врожденное единство с сознанием Всеведующего Бога в творении. Универсальное Сознание Христа или Кутастха Чайтанья, Универсальное Сознание Кришны, есть “Единственный Сын” или единственное неискаженное отражение Бога, проникающее каждый атом и точку пространства в проявленном космосе. Полная мера божественного сознания проявляется в тех, кто имеет полную реализацию Сознания Христа или Кришны. Так как их сознание универсально, их свет проливается на весь мир*.
            Сиддха – это совершенное существо, которое достигло полного освобождения в Духе; он становится парамукта, “в высшей степени свободным”, и затем может вернуться на землю, как аватара – как сделали Кришна, Иисус, и многие другие спасители человечества на протяжение веков**. Также часто, как добродетель приходит в упадок, Богом-просвещенное существо приходит на землю, чтобы снова укрепить добродетель.(Гита IV:7-8). Аватар, или божественное воплощение, имеет две цели на земле: количественную и качественную. Количественно он поднимает народ своими благородными поучениями добра против зла. Но основная цель аватара – это качественная: создать другие Бого-реализовавшие души, помогая, сколь возможно многим, достичь освобождения. Эти последние являют очень личную и тайную связь между гуру и учеником, союз преданного духовного стремления со стороны ученика, и божественных благословений, даруимых гуру. Студенты – это те, кто получают только немного света истины. Последователи же те, кто следуют полностью и неуклонно, преданно и посвящая себя, до тех пор, пока они не найдут свою собственную свободу в Боге. В Гите, Арджуна представлен, как символ идеального поклоняющегося, совершенного ученика (последователя).
________________________________________________________________________
*Имеется много производных значений, слова ”Кришна”, наиболее распространенный из них – “темный”, относящееся к оттенку цвета лица Кришны. (Он часто показывается темно-голубого цвета, чтобы обозначить божество. Голубой есть также цвет Сознания Христа представленного в духовном глазу, как круг темно-голубого цвета, окружающего серебристо-белую звезду Космического Сознания). Согласно М.В. Шридатта Сарма (“О Пришествии Шри Кришны”), среди разных прочих значений даваемых слову Кришна, несколько найдены в Брахмавайварта Пуране. Он утверждает, что согласно одному из этих производных, “Кршна значит Универсальный Дух”. Крси обозначает общий термин, в то время как на передает идею эго, так предлагая значение “Всеведующий Дух”. В это мы находим параллель Сознанию Христа, как Сознание Бога, вездесущего в творении. Интересно, что разговорный Бенгали передает “Кришна”как Криста (Греческий Христос и Испанский Кристо ). (Замечание издателя)
**Санскритское слово аватара означает «нисхождение»; его корни ава, “вниз”, и три, ”проходить”. В индусских писаниях, аватара означает нисхождение Божества в плоть.
            Когда Шри Кришна воплотился на земле, Арджуна, будучи великим мудрецом в своей прежней жизни, также воплотился, чтобы быть его компаньоном. Великие всегда приводят с собой духовных сподвижников из прежних жизней, помогать им в их настоящей миссии. Отец Кришны был братом матери Арджуны; так, Кришна и Арджуна были двоюродными братьями – кровными родственниками, но связанными вместе даже более сильным духовным единством.
Шри Кришна вырос в пасторальном окружении в Гокуле и расположенном поблизости Бриндаване на берегах реки Ямуны, после того, как отец Васудева тайно принес его туда сразу же после рождения младенца у Деваки в тюрьме в Матхуре. (Чудесно запертые двери открылись, и стражники погрузились в непробудный сон, позволив вынести и безопасно доставить ребенка в дом его приемных родителей.) Его приемные родители                               *
Были добрый пастух коров Нанда и его любящая            Божественная жизнь        
жена Яшода. Ребенком в Бриндабане Кришна изумлял        Господа Кришны
всех своей тщательной мудростью и проявлением                            *
непостижимых сил. Его внутренняя радость часто извергалась в озорных выходках – к изумлению и удовольствию, и иногда озабоченности тех, к кому эти шутки были адрессованы.
            Один из таких инцидентов явился причиной обнаружения Яшодой божественной природы ее приемного сына. Младенец Кришна любил ухватить и съесть сыр, сделанный девушками-молочницами. Однажды он столько набил себе за щеки, что Яшода боялась, не подавился бы он. Так, она бросилась с любопытством открыть его набитый рот. Но вместо сыра (популярные версии утверждают, что он наелся грязи), она увидела весь мир в его открытом рту. – бесконечное тело (вишварупа) Творца – включая ее собственный образ. В благоговении она отвернулась от космического видения, радуясь возможности видеть и прижать к груди своего маленького мальчика.
            Прекрасный по форме и чертам , неотвратимый в очаровании и манерах, воплощение божественной любви, дарящий радость всем, маленький мальчик Кришна был любимцем каждого в округе и чарующим лидером и другом его ребяткам-спутникам, гопа и гопи , которые с ним присматривали за деревенскими стадами коров в лесном окружении.
            Мир, привязанный к чувствам, единственно как к средствам гратификации (удовлетворения), едва ли может понять чистоту божественной любви и дружбы, которые не несут и оттенка плотского выражения желания. Смешно принимать буквально якобы флиртование Шри Кришны с гопи (пастушками). Символизм касается единения Духа и Природы, которые, танцуя вместе в творении, представляют божественную лила, игру (пьесу), для развлечения существ Божьих. Шри Кришна завораживающими мелодиями своей небесной флейты призывает всех поклоняющихся в обитель божественного единения в самадхи медитации, чтобы насладиться блаженной любовью Бога.
            Может показаться, что Кришна был еще почти мальчиком, когда для него настало время покинуть Бриндабан, исполняя предназначение своего воплощения: помогать добродетельным в сдерживании зла. Его первый подвиг – среди многих разных и чудесных – был уничтожение злодея Кансы и освобождение своих родителей, Васудевы и Деваки, из тюрьмы. После этого, он и его брат Баларама были посланы Васудевой для получения образования в ашрам великого мудреца Сандипани.
            Будучи царского происхождения, взрослый Кришна исполнял свои царские обязанности, участвуя во многих походах против власти злых правителей. Он установил столицу своего собственного царства в Дварке, на прибрежном острове в западном штате Гуджарат. Большая часть его жизни переплеталась с жизнью Пандавов и Кауравов, чья столица была на севере центральной Индии около современного Дели. Он участвовал во многих мирских и духовных делах последних, как союзник и советник; и был особенно значим в войне Курукшетры между Пандавами и Кауравами.
            Когда Шри Кришна завершил его божественно благословенную миссию на земле,  он удалился в лес. Там он оставил свое тело, в результате случайной раны от стрелы охотника, принявшего его за оленя, отдыхавшего на поляне – происшествие,  которое, согласно предсказанию, должно было послужить причиной его кончины.
В Бхагавад Гите наше внимание фокусируется на роли Шри Кришны, как       *   Значимость                     гуру и советника Арджуны, и на возвышенной вести Жизни Кришны для                  йоги, которую он проповедывал, как учитель, миру   
современного мира                – метод праведной активности и медитации для                         *                                  божественного общения и спасения, мудрость которой обеспечила ему место в сердцах и умах поклоняющихся, в веках.
            Мы слышим о святых аскетах, или пророках в лесах или уединенных убежищах, которые были только людьми отреченными; но Шри Кришна был одним из величайших примеров божественности, потому что он жил и проявлял себя, как Христос, и в то жэ время исполнял обязанности благородного царя. Его жизнь демонстрирует идеал неотказа от действия – что являет конфликтную доктрину для человека окруженного миром, чье дыхание жизни есть активность – но скорее отречения от, привязывающих к земле, желаний плодов действий.
            Без работы человеческая цивилизация была бы джунглями болезни, голода и путаницы (недоразумения). Если бы все люди мира должны были бы оставить свои материальные цивилизации и жить в лесах, леса тогда превратились бы в города, к тому же жители бы умирали от отсутствия санитарных условий. С другой стороны, материальная цивилизация полна несовершенств и нищеты. Какое возможное лекарство может быть предложено?
            Жизнь Кришны демонстрирует его философию, что не необходимо избегать ответственностей материальной жизни. Проблема может быть решена привнесением Бога туда, где Он поместил нас. Не имеет значения, каким может оказаться наше окружение - в ум, в котором правит единение с Богом, должны спуститься Небеса.
            Стяжательство все больших денег, погружение глубже в более продолжительную работу с привязанностью или слепотой, произведет несчастье. В то время как всего лишь внешнее отречение от материальных вещей, если человек все еще хранит внутреннюю привязанность к ним, ведет только к ханжеству и иллюзии. Чтобы избежать двух этих крайностей, отвержения мира или потопления в материальной жизни, человек должен так тренировать свой ум постоянной медитацией, чтобы он мог выполнять необходимые положенные ему действия  в его повседневной жизни, при этом сохраняя сознание Бога внутри. Это пример, оставленный жизнью Кришны.
            Весть Шри Кришны в Бхагавад Гите является превосходным ответом нашему веку, и любой эпохе: Йога ответственного действия, непривязанности и медитации, для Бого-реализации. Работать без внутреннего мира Бога есть ад; а работать с Его радостью, постоянно пенящейся в душе, есть сохранение переносного рая внутри.
            Путь, предложенный Шри Кришной в Бхагавад Гите, есть умеренный, средний, золотой путь, одинаково подходящий для занятого в мире человека и для высочайшего духовного аспиранта. Следовать пути, предложенному в Бхагавад Гите, было бы спасением, потому что это книга унивесальной Само-реализации, представляющая человека его истинному Я, душе - показывая ему, как он развился (произошел) от Духа, как он может исполнить на земле свои праведные обязанности, и как он может вернуться к Богу. Мудрость Гиты не для сухих интеллектуалов, занимающихся умственной гимнастикой с ее утверждениями для развлечения догматиков; но скорее чтобы показать мужчине или женщине, живущим в мире, домохозяину или отреченному, как прожить сбалансированную жизнь, которая включает действительный контакт с Богом, следуя шаг-за-шагом методам йоги.
Задним фоном для этого представления Гиты   ------------------*-------------------
Является длинная история в высшей степени                  Эпическая повесть о
Символичной Махабхараты, в которой и помещен        Кауравах и Пандавах
диалог Кришны-Арджуны. И это едва ли стоит
напоминать. Но короткий очерк, касающийся некоторых главных характеров и событий предоставит основу для демонстрации аллегорического замысла автора Вьясы.
            Повесть Махабхараты начинается за три поколения перед Кришной и Арджуной, во времена царя Шантану. Первая жена Шантану была Ганга (персонификация священной реки Ганги); она родила восемь сыновей, но первые семь были взяты ею, погрузившись в священные воды Ганги. Восьмой сын был Бхишма. По просьбе Шантану Бхишме было позволено остаться в мире; но, в результате, Ганга затем погрузилась в священный поток, из которого она ранее произошла. Со временем Шантану женился вторично на Сатьявати и зачал от нее  доих сыновей - Читранджада и Вичитравирью; оба умерли без оставления потомства: Читранджада - еще мальчиком, и Вичитравирья – оставив двух цариц-вдов, Амбику и Амбалику.
            До брачной церемонии с Шантану, Сатьявати была выращена, как дочь рыбака; к ее несчастью, от нее так сильно пахло рыбой, что никто не мог к ней подойти, тем более подумать о женидьбе на ней. Пожалев ее в ее несчастье, Мудрец Парасара благословил ее не только сыном – кто был никем иным как Вьясой – но также и тем, что она должна была засветиться красотой и заблагаухать лотосами. Поэтому Вьяса был сводным братом Вичитравирьи. Чтобы трон не остался без наследника, по причине отсутствия сына у Вичитравирьи, закон страны предписывал, что брат мог произвести потомка вместо бездетного брата. Вьясу убедили исполнить эту роль: от Амбики был рожден Дхритараштра, слепой с рождения; а от Амбалики был рожден Панду. Дхритараштра женился на Гандхари – которая, из уважения к своему слепому мужу, наложила повязку на свои глаза, и так разделяла его слепоту на протяжении их совместной жизни. У них было сто сыновей; Дурьйодхана, старший, со временем стал правителем от имени его слепого отца. От своей второй жены, Вайшьи, Дхритараштра имел другого сына.
            Панду имел двух жен, Кунти (сестру Васудевы, отца Кришны) и Мадри. За случайное убийство мудреца во время охоты, Панду был проклят так, то если бы обнял женщину, он бы умер. Поэтому казалось, что он и его двое цариц-жен должны были бы остаться бездетными. Но Кунти открыла, что перед ее браком с Панду она получила благословение чудесным даром: Довольный ее набожностью и преданным служением, мудрец подарил ей пять мантр, он упросил ее использовать их. Она родила троих сыновей для Панду: Юдхиштхиру, Бхиму и Арджуну от вызывания соответственно дэвов (богов): Дхарму, Вайю и Индру. Так как Панду желал, чтобы у Мадри тоже был ребенок, он упросил Кунти дать той остававшуюся мантру*. Получив мантру, Мадри вызвала богов-близнецов, Ашвинов, и так получила близнецов-сыновей, Накулу и Сахадеву.
            Эти материальные и астральные объекты воспринимаются и задействуются десятью чувствами, пятью жизненными силами, а также умом и интеллектом. Действие и взаимодействие этих семнадцати внутренних и внешних сил восприятия и их, направляемая эго или управляемая душой, реакция на те объекты восприятия поднимаются в ученике, в соответствии с плохими или хорошими наклонностями: желанием или самоконтролем, привязанностью или бесстрастием и т.д.
            Медитирующий ученик показан, как прибывший в состояние, в котором он чувствует, что в битве Самореализации, с возрастающим восприятием Внутреннего Я , все наклонности внутренних и внешних членов семьи сознания будут уничтожены; и, что без этих наклонностей, с их желаниями внутренних и внешних объектов, специфические функции чувств, ум , жизненные силы и интеллект будут потеряны.
            Ученик-новичок, которому еще предстоит пережить более глубокие состояния медитации, и тем более продвигающийся йог, достигший ранних стадий самадхи (как описанно у Патанджали и объяснено в I:15-18), чувствуют некоторую способность понимать что-то о новых состояниях сознания, к которым они двигаются. Древняя привязанность к его знакомым членам семьи внутренних и внешних способностей, не сдается легко в пользу все еще неизвестного экстатического состояния сознания, за пределами этих способностей.
            В экстатическом контакте с Богом, тем не менее, сознание души пробуждается и остро оживляется, тогда как чувства, ум, жизненные силы и интеллект пребывают в приостановленном состоянии. Ученик хочет знать, уничтожатся ли в конце концов все эти внутренние и                        *
Внешние функции, долго пребывающие в приостано-           Контакт с Богом
вленном состоянии, или предстанут бессильными             разрушает чувственые
и сбитыми с толку. Потеряют ли чувства с уничтожением      привязанности,
их естественных склонностей свою способность наслаж-     но перезаряжает
даться внешними объектами красот Природы и изыскан-       сами чувства
ными внутренними астральными объектами, воспринима-
емыми во время видений; или подавляемые, собьются с толку причудливыми воображениями или галлюцинациями? Потеряет ли ум свою способность координации, и интеллект – свою установительную (определительную) и различительную способность?
            Такие беспокойства рождаются от неверных предположений – глупых страхов. В сознательном контакте с Богом, внутренние и внешние члены сознания, хотя и приостановленные, не теряют своих индивидуальных способностей, и не становятся извращенными. Вместо этого они вдвойне перезаряжаются в способности восприятия из космической батареи – источника всей жизни. Чувства становятся омоложенными и развивают больше тонких способностей в выражении их индивидуальных характеристик. Усиленными восприятиями, коренящимися в знании нескончаемой радости Бога, продвинутый йог, значительно больше чем мирской человек, может насладиться сенсорным миром – его людьми, розами, небесами!
            Даже во сне внутренние и внешние силы частично приостанавливаются, по мере того как жизненные функции замедляются, и чувства поворачиваются вовнутрь. Они не умирают в результате, но перезаряжаются аккумулирующимся космическим током в мозгу. В сознательном экстазе (самадхи) прогульщики внутренние и внешние силы сознания отворачиваются от их порочных, обезжизневающих скитаний в стране материи и возвращаются к присутствию все-омолаживающего Бога. Когда эти внутренние и внешние чувства переходят на глубочайшие пути Духа и полностью погружаются в Бога, они невидимы и не воспринимаемы в теле. В Откровениях I:17, Святой Иоанн описал это состояние экстаза, говоря: “И когда я увидел Его, я пал к Его ногам, как мертвый.” Когда Иоанн воспринял Дух, он не потерял сознание, но его расширенное душевное сознание продолжало вибрировать в его астральном теле над физическим телом и парило над последним, когда то находилось в состоянии транса (приостановленной подвижности). Итак он говорит о восприятии своего физического тела, как мертвого, или находящегося в, подобном смерти, состоянии отдохновения  глубокого транса; но не “мертвого”, как люди понимают этот термин. Человек по воле может оживить свое телесное сознание от такого состояния транса; но не из таинственных чертогов смерти.
            Состояние экстаза (достигнутое сознательным продвижением за пределы сна без сновидений к сверх-сознанию, и в конечном итоге к космическому сознанию) не только дает отдых, но и перезаряжает внутренние силы беспредельной остротой, жизненностью и божественной мудростью.
            Человек реализации развивает сверх-ординарные силы яснослышания и ясновидения; ум понимает все интуитивно; интеллект теперь направляется не ограниченным человеческим рассудком, но безошибочной божественной мудростью. Это также смешно, кому-то бояться, что его различные способности будут уничтожены вхождением в то превосходное экстатическое состояние Бого-единения, как было бы бояться за потерю какой-либо из его способностей от вхождения в состояние приостановки подвижности во сне.
Стихи 42-43
(42) Семейное кровосмешение обеспечивает ад разрушителям клана, а также и самой семье. Их предки, лишенные приношений рисовых шариков и воды, вырождаются.
(43) Такой неправедностью разрушителей семьи, производящих смешение каст, древние, как само время, ритуалы (дхармы) касты и клана уничтожаются.
“Если действия самоотречения сил мудрости, разрушат клан мужских рассудочных наклонностей, тогда женские чувственные восприятия станут смесью каст – низвергнутых смешением различных сил и функций, или кастовых характеристик чувств с разумом, а также и их внешних сил с внутренними. Уничтожающие клан, силы мудрости, как и другие остающиеся члены семьи сознания, обнаружат себя низвергнутыми в живой ад внутреннего одиночества и безмыслия. Без чувственного стимулирования, разумные способности ослабнут от недостатка применения и не предложат должных приношений для вдохновления семейных предков (эго, души, интуиции), чтобы те благословили своих потомков (семью сознания).
            “Таким разрушением естественных внешних активностей способностей сознания и, в конечном итоге, приостановкой их в самадхи, несомненно, все ритуалы (активности) семьи сознания будут уничтожены.”
Ученик продолжает добавлять новые аргументы к той же линии рационализации. По мере того как он пытается                                    *
настроить свой ум, чтобы вступить в сражение      Страх ученика, что подчинение
с чувствами, с целью их уничтожения – то есть        чувственных способностей
в медитации отвести мудрость и жизненную силу,          душевному разуму создаст
оживотворяющую те чувства – он теперь выражает         психологические проблемы
озабоченность, как бы не пострадали его способ-    
ности разума после разрушения, в результате их недостаточного взаимодействия с чувствами. Если способности мудрости не используются в нормальном наслаждении чувствами, но принуждаются  жить во внутреннем святилище души, разве тогда мудрость, наряду с чувственными способностями, не будет ввергнута в ад бессмысленного одиночества?
            Более того, он утверждает, что в экстазе семейные ритуалы ( дхармы) – привычные функции способностей чувств и мудрости – будут уничтожены, если эти способности потеряют свою “касту”, или отчетливые характеристики, в семейном кровосмешении (смешении внешних способностей сознания с их внутренними наклонностями, а также смешением чувственных и разумных принадлежностей). Бестолковщина такого вывода – что семья сознания испытывает дисинтеграцию в экстазе – была выявлена в комментарии к двум предыдущим стихам.
            Правда этого феномена состоит в противоположном. Негативные женские чувственные удовольствия (чувства или переживания чувств) направляются позитивными  мужскими смысловыми способностями. Если  мужские смысловые способности – воля, материальное достижение, творчество, инициатива к материальному наслаждению – уничтожаются в их сражении с различительными способностями, тогда женские или “чувствительные” способности – материальное наслаждение, привязанность, иллюзия, чувственное рабство – теряют их “кастовое” сознание материальности и подчиняются внутренним склонностям различительных способностей. То есть, когда пружины чувственных активностей, чувственные желания, уничтожены, женские чувственные восприятия теряют свою материальную опору и направляющий дух, благодаря могущественному влиянию  разумных тенденций. Весь клан чувственных способностей, вследствие этого, становится не погашенным, но просветленным, таким доминированием способностей мудрости.
              Но ученик, в этом состоянии смешения, ложно рассуждает (как описано в двух предыдущих стихах), что после того, как способности мудрости уничтожены, мужские смысловые наклонности и женские чувственные наслаждения всего лишь станут развратными, с безразличием, ленью и бестолковщиной, ведя всю семью сознания к смешению каст, или к потере их отчетливых функций. Иррациональные фантазии ученика предостерегают, что не только не только чувства потеряют их наследственные способности (дхармы или ритуалы) наслаждаться, но покорение их также приведет к потере разумными способностями их четкой внешней фукции, из-за недостатка взаимодействия с чувствами. И тогда оба клана, чувств и разума, семьи сознания обнаружат себя в аду бессмысленного существования.
            Эта ошибка рассуждения рождается от привязанности ума ученика к миру чувственных удовольствий. Когда он выводит свои способности мудрости из рабства чувственных удовольствий, он сначала чувствует пустоту; но, когда он входит глубже в медитацию, его различительные способности сознательно наслаждаются новым миром сверх-сознательного блаженства, обретаемого только в контакте души с Бесконечным.
“Предки семьи семьи человеческого сознания суть душа и ее способности внутренне-видящего эго,* интуиции, и т.д. Эти                                          *
предки деградируют до ординарного человеческого       Йог, внутренне совершая
чувственного сознания, если только они не полу-    истиное “подношение предкам”
чают от способностей мудрости тока вдохновения,    возвышает весь психологичес-
а также, направленной вовнутрь, жизненной силы                     кий клан
(воды) и обычных подношений жизненноважного
духовного энтузиазма (рисовых шариков). Когда развита жизнненная сила концентрации и мудрости, она вдохновляет душу и интуитивные способности; вдохновленная душа в свою очередь подкрепляет мудрость и интуицию способностью всевидения.
            Но ученик упорствует в своем ошибочном гадании: “Если я уничтожу чувственные наклонности, различительные способности будут уморены голодом от недостатка активности; освобожденной мудрости не удасться вдохновлять душу; невдохновленная душа прекратит светить человеку. Так, человеческая мудрость подвергнется деградации”.
            Необоснованные страхи ученика подсказаны его уму силами царя Материальное Желание. Их искуство убеждать подстать только их двусмысленности!
            Продвигающийся йог, твердый в медитативном самоконтроле, осуществляет истинную церемонию предков. Он астрально отключает жизненную силу от сенсорных нервов; она начинает течь вовнутрь и, начиная фокусироваться в точке между бровями, формируется в опаловый свет. Направленный вовнутрь астральный ток и внутренний свет суть приношения человеческой мудрости её предкам (душе, божественному эго и интуиции.* Человеческая мудрость должна предложить эти энергии способностям души. Без этих жертвоприношений текущей вовнутрь жизненной силы и духовных восприятий, а также света духовного глаза, душевные способности остаются в дремоте, деградированно недоразвитыми.
            Вместо того чтобы сомневаться или падать духом, искатель Бога должен бы
радостно отправить все чувственные удовольствия на склад ненужных вещей в обмен на щедрые сокровища души. И с чистейшей преданностью, овладев пранаямой, он должен осуществлять истинный ритуал предков, жертвоприношение, дарующей просветление, душе.    
________________________________________________________________________
* Направленный вовнутрь ток жизненной силы есть “приношение воды”,  удака, букв., “то, что течет или устремляется вперед”. Божественный свет, появляющийся во лбу, от жизненной энергии, сфокусированной там, есть подношение, символизируемое “рисовым шариком”, пинда, от санскритского корня пинд, “собираться; формироваться в “шарик”, или сферу – свет сферического духовного глаза.
10 Bhagavad Gita 9 by Yogananda, translated from English by A. L. Koudlai (p.164 - )
Cтихи 44-46
(44) О Джанардана (Кришна), мы часто слышали, что людям без семейных религиозных ритуалов, обязательно и неотвратимо придется неопределенное время пребывать в аду.*
(45)Увы! Побуждаемые жаждой комфорта обладания царством, мы готовы убить своих собственных родственников – действие, несомненно, вовлекающее нас в великое зло.
(46)Если вооруженные сыны Дхритараштры убьют меня, полностью покорившегося и безоружного, в сражении, такой исход будет более приемлемым и благоприятным для меня!
“Те люди, в ком способности чувств и мудрости более не осуществляют своих обычных ритуалов привычного связанного телом поведения, несомненно, предназначены после для адской жизни, порчи от скуки и мучительной пустоты. Все же, от жадности приобрести единоличный контроль над царством сознания, в неопределенной надежде на некие будущие лучшие удовлетворения, мы, силы разума, желаем предаться греху (несчастю) убийства наших чувственных родственников. Для меня было бы лучше, если бы вооруженные дети царя Дхритараштры (чувственные наклонности слепого чувственного ума) вместо этого убили бы меня в сражении, несопротивляющегося и невооруженного.”
            Новичок-йог, понуждаемый быть тихим в медитации, чтобы заглянуть за экран темноты, часто сомневается, не глуп ли он, оставляя ощутимые радости чувств из-за возможного отблеска, пока еще неощутимых, радостей Духа. Пока он держится узником в этом негативном состоянии ума плохими привычками и кармическими влияниями, он чувствует нерасположенным вооружать себя суровыми законами самоконтроля. “Душевные радости суть спекулятивный материал будущего”, - верит он. “Я был бы глуп отказаться от ощутимых радостей настоящего. Моя жизнь будет погружена в постоянное несчастье из-за разрушения моих, данных Богом, чувственных удовольствий, столь легко доступных мне прямо сейчас! Когда-то позже я, может быть, буду более готов медитировать глубоко и искать Бога более однонаправленно.”
            Капитуляция требованиям чувств не удовлетворяет их, но скорее порождает ненасытные желания дальнейших чувственных переживаний. Чувственное наслаждение, как напиток хемлока (цикуты), который вместо утоления жажды, только увеличивает ее! Душевная же радость, хотя и труднодостижима, раз обретенная, никогда не убывает; она не знает пресыщения и приносит вечно новые радости.
            Унылый ученик думает: “Для меня было бы лучшей судьбой встретить разочарование и смерть от чувств – подобно всем другим мирским людям, путешествующим по жизни невооруженными никаким оружием самоконтроля – чем быть вовлеченным в ошеломляющую борьбу между силами разума и чувственными склонностями.”
            Так, он приходит к заключению: “Я откажусь от дальнейшей практики медитации. Я не буду применять оружие жизненного-контроля (пранаяму), чтобы разрушить магнетическое притяжение чувств. Не имеет значение, побежден ли я материальными инстинктами и страдаю ли от них! Я просто не стану полу-паралитиком, полу-мертвым индивидуумом, лишенном всех желаний материальных вещей!”
            В этом состоянии ума ученик неудовлетворен, как из-за недостатка духовного прогресса, так и от долгой разлуки с его знакомыми чувственными привычками. Эти готовые аргументы жалости к себе показывают, почему самодисциплина требует не только осуждения потакания дурным наслаждениям, но также уничтожения мечом мудрости мыслей о них в уме, симпатизирующем чувствам. В этот неблагоприятный момент, тем не менее, когда Внутреннее Я побуждает ученика уничтожить даже ментальное или воображаемое удовлетворение чувственного наслаждения, он реагирует по-детски, восставая против всех видов самодисциплины. Ученик должен теперь расслабиться и не быть слишком строгим в дисциплинировании неуправляемого ребенка, его неубежденного ума. Это состояние в конечном итоге преодолевается концентрацией  на мире, рожденном от даже частичного отречения и разумного усилия в медитации, наслаждаясь умеренным умиротворением в здоровых чувственных удовольствиях.
            В дополнение, ученику надлежит применять немного духовного воображения для визуализации продолжительных радостей духовного достижения. Когда он находит, что его беспокоют сомнения, рисуя пустую победу его ума на обезлюдевшем поле сражения, заваленном трупами, убитых мудростью, материальных желаний (дорогих друзей и родственников), ему скорее надлежит думать о привычных материальных желаниях, как о замаскированных врагах. Они обещали ему счастье, но планировали дать ему одни лишь беспокойства, неутолимую жажду, крушение надежд, разочарования и смерть! Хотя вначале для него и трудно отказаться от материальных удовольствий, которые препятствуют проявлению души, оставление такого зла – это его единственная надежда в достижении продолжительного духовного блаженства. И хотя самоконтроль, сам по себе, в негативном состоянии, и производит временое несчастье, из-за расставания с дающими удовольствия плохими привычками, после того, как самоконтроль достигнет своей цели, ученик испытывает более прекрасные восприятия и радости – намного превосходящие те, которые он знал, когда жил отождествленный с эго и его грубыми наслаждениями. Ученик щедро компенсируется за любую жертву, когда он наконец достигает безупречного, вечно-нового блаженства души, пробуждающейся в Духе.         
Стих 47
Санджайя сказал Дхритараштре:
            Арджуна, говоря так на поле сражения, с умом, озабоченным горем, отбросил свой лук со стрелами и опустился на  сидение колесницы.
Арджуна, или самоконтроль, отбрасывая свой лук медитации и пронзающие невежество стрелы внутренних сил, остается в неподвижности посреди психо-метафизического поля сражения – хотя в действительности и непокидая сидения интуиции.
            Часто случается, что если только ученик не имеет достаточной духовной мощи успокоить свои сомнения, он чувствует себя слабаком, неспособным для борьбы. Переполненный горем, и отбрасывая свое божественное оружие, он безразлично удовлетворяется лишь кусочком интуитивного опыта (усаживает себя в колеснице). Колесница представляет собой интуитивное восприятие, средство передвижения, в котором силы разума ученика вступают в психологическую и метафизическую борьбу с ордами чувств. Сидение колесницы, на которое ученик опускается в отказе от борьбы, обозначает частное могучее чувство восприятия, которое к тому моменту было достаточно сильно, чтобы стать причиной его подавленного настроения и отказа сражаться.
            Если ученики не прогрессируют, это оттого, что они оставляют свое оружие самоконтроля; потерявший мужество ученик часто отказывается от всякой самодисциплины, когда он не достигает впечатляющих достижений на духовном пути. Он отказывается медитировать, избегает своего духовного наставника (учителя или уроков) и соскальзывает в ментальную неясность духовного безразличия, в котором только случайно проблескивает свет духовного восприятия. Это жеманное (сентиментальное) состояние ума следует излечивать регулярной медитацией и постоянным размышлением против аргументов чувственного ума. Не все еще потеряно, до тех пор пока ученик так стремится со-настроиться с духовным водительством и милостью Божественного Колесничего, который в следующей главе Гиты, приходит напомощь к ученику.
Аум, Тат, Сат.
В Упанишаде священной Бхагавад Гиты – беседе Господа Кришны и Арджуны, который является писанием Йоги и науки Бого-реализации – это есть первая глава, называемая “Уныние Арджуны на Пути Йоги”.

Г л а в а   II
Санкхья и Йога:
Космическая Мудрость и
Метод ее достижения
*
Божественное увещевание ученика, и ученическая мольба о направлении (водительстве)
*
Вечная, Трансцендентная Природа Души
*
Праведная борьба есть Религиозный долг человека
*
Йога: Лекарство от сомнения, замешательства и интеллектуального неудовлетворения
*
Йоговское Искусство Правильного Действия, которое ведет к Бесконечной Мудрости
*
Качества достигших Самореализации
АУМ
“С греющимся в озаряющей улыбке Духа и настроенным ко внутреннему Божественному Голосу Арджуной возвышенный духовный диалог Бхагавана Кришны начинает полностью развертываться – “Песня Духа”в 700 стихах Гиты охватывает сущность глубокомысленных четырех Вед, 108 Упанишад и шести систем Индуистской Философии – универсальной вестью для утешения и освобождения всего человечества”.
Санкхья и Йога:
Космическая мудрость и метод ее достижения
Господне увещевание поклоняющемуся,
и  мольба ученика о направлении [руководстве]
Стих 1
Санджайа сказал Дхритараштре:
            Мадхусудана (Кришна) тогда обратился к нему, глаза которого затуманились слезами и кто был побежден жалостью и утратой мужества.
Господь, разрушитель невежества, теперь приходит напомощь обезумевшему от горя ученику, Арджуне, чьи затуманенные слезами глаза молили об утешении. Эти слезы – не только от воспоминаний чувственных удовольствий, потерянных через интенсивную духовную дисциплину – и которым навсегда надлежит быть оставленными – но также от ученического выражения горя от недостаточного продвижения на духовном пути, чтобы преисполниться экстатическим блаженством.
            В этом состоянии, не выиграв счастья ни от чувств, ни от медитации, ученик плачет: “Я оставил ощутимое для неощутимого; сейчас у меня ничего нет!”  По самой своей природе, уныние является стремлением к духовному прогрессу. Если бы не было такого желания, не было бы сожаления по поводу утерянных чувственных наслаждений, к ним можно было бы вернуться немедленно – их готовая доступность присуща самой жизни. Поэтому первая глава Гиты называется “Арджуна Вишада Йога”, или страдание, заключенное в ученическом изначальном усилии достигнуть научного единения (йоги) с Богом.
            Вторая глава открывается с более благоприятной для ученика сцены. После мрачного состояния ввергнутости в сомнение и неспособности достигнуть счастья в заброшенных чувствах или в состоянии медитации, ученик внезапно чувствует великую внутреннюю симпатическую ответную реакцию. Это развитие приходит, как результат его прошлой и настоящей упорной работы в медитации. Духовность развивается медленно, иногда незаметно. Хотя медитирующий ученик и чувствует, что его попытки контролировать ум бесплодны, всеже, если он продолжает с жаром, веря словам своего наставника, он внезапно обретает ответ от Бога, объявленный в его долго-молчаливой [до того] медитации. Трепет проходит через все его существо от этого внезапного экстатического контакта с Божественным (символизируемого в этой станзе, как ответ Кришны).
Дух не необходимо говорит через уста образа в видении, или материализованного человеческого тела, но может оглашать слова мудрости через                             *                          посредника ученической пробужденной интуиции.
Бог говорит через пробуж-        Бог может давать совет поклоняющемуся,
денную интуицию ученика          принимая форму святого, но обычно Он                                                                          использует простой метод разговора через интуитивное восприятие самого ученика.
            Ум и интеллект воспринимают и наслаждаются пятью различными видами материальных чувственных удовольствий; когда шестое чувство, интуиция – настроенная на бога, всезнающая способность души – внезапно пробуждается, как результат духовной привычки медитации, ученик чувствует блаженное бодрящее веселье во всей его нервной системе. Его слезы отчаяния оборачиваются слезами радости, закрывающими восприятие внешнего мира, и прикрепляющими ум ученика к неописуемому внутреннему счастью божественного общения.
            До сих пор, ученические порабощенные чувствами ментальные способности блуждали в рационализациях. Теперь спокойствие сдачи духовному и восприимчивая преданность устанавливаются во всем страдавшем до того сознании. Открывающая правду интуиция – за пределами мыслей, восприятий и вывода – выражает невыразимый Дух и душу, и Их природу высшего блаженства. Это приводит к молчанию сильные эгоистические утверждения: ложное убеждение под влиянием ошибочного суждения; самодостаточность; воображение; ложную надежду; привязанность к желаниям в ожидании удовлетворения; убежденность, охваченную сомнениями – ошибочный умственный процесс, на основании которого эго построило свое существование и свое упрямство в устойчивости в тех иллюзиях. Интуиция, этот голос Духа и Его имманентной манифестации, души, начинает развертывание откровений, которые в конечном итоге уничтожат все сомнения и установят сознание в его истинном Я.
Стих 2
Господь сказал:
            В столь критический момент, откуда находит на тебя, О Арджуна, это отчаяние – поведение, недостойное Арийца, позорное, вредящее достижению небес?
Почувствовав ответную реакцию Бога, сознание ученика воспаряет к трансцендентному состоянию Кутастха Чайтанья (универсальному сознанию Кришны или Христа), присутствию Духа, имманентного во всем творении, и индивидуально выраженному в каждом существе, как душа, чей голос есть интуиция. Дух обращается к ученику через тот доступный пониманию интуитивный голос: “О ученик Арджуна, принц самоконтроля, почему ты побежден унынием?
            Эти родственники суть твои злейшие враги и имеют лишь одну цель – уничтожить мир твоей души. Чувтсвовать жалость к ним – не по-арийски* (не к лицу благородному святому), позорное предательство по отношению к душе, слабость, которая привяжет тебя к нижним сферам телесного ограничения и откажет тебе в доступе к небесам блаженной вездесущности”.
            Любой искренний, настойчивый ученик может чувствовать внутри, в медитации, побуждения Духа. Но очевидно, что ученик должен быть весьма продвинут на пути медитации, прежде чем он сможет убедить Бесконечного вибраторно выразить свое присутствие через доступный пониманию голос или совет. Такой поклоняющийся уже прошел через очень много сражений против чувств и достиг высокого духовного состояния, прежде чем получить благословение слышать голос Бога, выраженный посредством эфирной вибрации.
            Ученик, однажды достигший столь возвышенного состояния сознания, может считаться совершенно освобожденным от всякой привязанности к своей более низкой природе. Тем не менее, вследствие прошлых воплощений невежественного отождествления с телом, даже продвинутый ученик может временно потерять из виду божественное состояние и, из-за этого, чувствовать жалкое желание удовлетворений, от которых он отрекся.
            В такое время, Дух – вечно следящий за аспирантом – приходит спасать поклоняющегося, который тогда слышит Глас Божий, обращающийся к нему изнутри. Таким образом, эта станза описывает Дух, или Господа Кришну,                                          *                              говорящего с Арджуной, истинным учеником –
Бог приходит напомощь к           который самоконтролем обеспечил Богообщение.
колеблющемуся ученику               Говоря через способность интуиции, Господь                                                                  упрекает Арджуну за отчаяние. Дух указывает стремящемуся йогу, что чувства, посредством близости, установили себя, как его родня. Но, подобно врагам, прикидывающимся друзьями и таким образом получая доступ в дом, материальные желания, величайшие враги человека, могут жить, повидимости, безобидно, в его сознании, наряду с его настоящими друзьями, духовными способностями. Чувства кажутся дружелюбными, потому что они обещают временное ядовитое наслаждение во плоти, но в конце, неизменно, приносят страдание.
            Первым усилием Дух стремиться ударить по корням временной ошибки ученика. Жалость, которую Арджуна чувствует к своим родственникам – ученические симпатические рационализации в пользу чувств – являются каналом обмена между материальными и духовными силами. Дух предупреждает ученика не сожалеть о чувствах. Опустить подъемный мост жалости через ров, между, укрепленным мудростью, замком души и отделенными враждебными чувствами, ________________________________________________________________________
*Санскритский корень слова Ариец есть арья, “достойный, святой, благородный”, Древнее название Индии – Арьяварта, букв., “обиталище Арийцев – благородных, святых, превосходных”. Более поздняя этнологическая ошибка, состоящая в использовании слова Арииц не в духовных, а в физических характеристиках, породила протест со стороны известного востоковеда Макса Мюллера: “Для меня этнолог, говорящий об арийской рассе, арийской крови, арийских глазах и волосах, является таким же великим грешником, как лингвист который говорил бы о доликоцефалическом словаре или бракоцефалической грамматике”.  
значит позволить психическим врагам прорваться через бастионы самоконтроля и
завоевать прекрасное внутреннее царство. Вместо того, чтобы чувствовать жалость, ученик должен бы раздуть жар психологической войны, до тех пор пока каждое беспорядочное желание чувств полностью не уничтожено! Симпатия ко злу в конечном итоге ведет к вручению последнему трона человеческого сознания.
            Не делай зла, не позволяй другим совершать зло по твоей команде и не терпи зло молчаливо. Некооперация со злом есть лучший путь – без претенциозного выставления своей собственной добродетели. Истинный поклоняющийся не будет глупо привлекать к себе злые состояния, проявляя симпатию к ним. Тот, кто страдает по потерянному чувственному счастью, и кто смеет симпатизировать ему, уделяет низкое место более высокому, длящемуся счастью, познанному им в медитации. Такое невежественное извращение ценностей является позорной мыслью для ученика.
            Кришна называет такую слабость “не-арийской”, настроем, неподобающим человеку духовного благородства. Мудрый человек сожалеет по поводу изгнанных хороших качествах, а не об отброшенных дурных .
Человеческая жизнь - парадокс. Он есть душа, сделанная по образу Духа, которая может удовлетвориться только божественными удовольствиями; всеже, воплощенный в теле, он знаком лишь с чувственными переживаниями. Помещенный, как он есть, между материальным и духовным, он должен использовать свой дар разума, чтобы различать между реальными душевными наслаждениями и иллюзорными удовольствиями чувств. Кришна говорит: “Если ты хочешь познать радость небесного сознания, вибрирующую в каждой точке пространства, покончи с чувственой привязанностью!”
            “Небеса”, в этой станзе, состоят из неограниченных сфер божественного сознания, контрастирующих с нижним регионом телесного ограничения. Каждая душа, которая заключена в тюрьму чувствами, есть вездесущее дитя небес, отбывающее тюремный приговор телесного существования.
            Когда душа отождествляется с Духом, она чувствует себя единой с Радостью беспредельного пространства; когда душа, как эго, ограничивает себя частным телом, она жалостно “стеснена, заперта, ограничена”. Душа, отождествленная с телом, теряет свое сознание вездесущности и становится отождествленной с испытаниями и несчастьями маленького эго.
            Как сознание ординарного человека живет в мозгу и сердце, так Божественное сознание живет во вселенной; как человеческое сознание чувствуется в каждой клеточке тела, так Божий интеллект живет в каждой единичке объема пространства. Ученик, постоянно реагирующий на телесные чувственные удовлетворения, не в состоянии расширить свое сознание в пространственные клеточки, и таким образом разделять более обширные радости Жителя-Пространства, или Духа. Притупленный материальными удовольствиями, человек теряет всю тонкую чувствительность к очищенным радостям Духа. Жаждуя физических наслаждений, окруженных стенами тела, такой неспособен визуализировать достижение вездесущих небес. Если кто любит телесную тюрьму, как может он привлечь божественный опыт жизни в радости Бога, сияющего в каждом атоме пространства?    
Стих 3
О Партха (“Сын Притхи,” Арджуна), не предавайся немужественности; это не подобает тебе. О Выжигатель Врагов, оставь эту маленькую слабость сердца! Восстань!
“О ученик, сын отречения, не предавайся поведению,  неподобающему позитивной природе твоего истинного Я, души. О Выжигатель Врагов, примени свою огненную волю, чтобы преодолеть этот след сердечной слабости, происходящий от твоей привязанности к чувственным привычкам. Восстань! Подними себя от чувственных укреплений к более высоким позвоночным центрам божественного сознания”.
            По ходу продолжающейся медитации ученика, божественное водительство становится более и более ощутимым; Бог выражает Свое присутствие ученику через глубокий мир, радость, или мудрость, чувствуемые в тысячах сенсорных каналов во внутренней подкладке тела и облегающей его коже. В этом состоянии, продвигающийся ученик интуитивно наставляется Духом, как-будто он слышит внутри голос Бесконечного.
            Называя Арджуну Партхой (“сыном Притхи”), этот Внутренний Голос напоминает поклоняющемуся-принцу о присущей ему способности отречения, которая может избавить его от этой его временной слабости, если только он напряжет свою волю.
            Притха была прекрасной, добродетельной дочерью великого царя Шуры (деда Кришны; Васудева, старший брат Притхи, был отцом Кришны). Когда она была очень маленькой девочкой, Притху дали в приемные дочери Кунтибходже, бездетному двоюродному брату Шуры и его другу. Из-за ее готовности оставить своего собственного отца, чтобы заполнить пустоту дома ее приемного отца,                               *                              Притха метафорически символизирует силу воли “Партха” : способность          отречения ученика. С того времени, как она стала
Отречения от всего, что          ребенком Кунтибходжи, Притху стали называть противоречит природе души    Кунти, которая является великолепной героиней                                                                 Махабхараты, матерью благородных принцев-Пандавов: Юдхиштхиры, Бхимы и Арджуны, и приемной матерью Накулы и Сахадевы – всех, произведенных в результате способности Кунти вызывать богов.
Так, духовно интерпретированная, Притха-ставшая-Кунти означает способность ученика вызывать божественность посредством бесстрастия, или воли отречения.
            Каждый человек имеет способность противостоять влиянию его отождествленного с чувствами, связанного привычками существования. Эта способность отречения не представляет собой никакой потери для ученика, но дает ему возможность убрать и оставить все те вещи, которые тормозят его духовный прогресс. Как Притха оставила благородного отца, для осуществления более высокого долга, так и ученик не колеблется отказаться от следования своим дражайшими дурным привычкам, которые, по-отцовски, стремяться подчинить его волю.
            Внутренний голос говорит: “Оставь привязанность к чувствам! Используй способность отречения, чтобы отказаться от всех качеств, недостойных мужчины! Не делай ничего, и на йоту против души!”
            “Немужественность” означает то, что не к лицу позитивному аспекту души. Быть немужественным значит быть негативным или безразличным*. Ученик в негативном состоянии ума потерял из виду свой мужской позитивный волевой фактор. Без позитивной активности воли, поклоняющийся покоряется немужественной нейтральности, состоянию, охватившему Арджуну. Дух, поэтому, предупреждает его не быть нейтральным; то состояние - хуже негативности! В негативном состоянии ученик боится отбросить чувственную привязанность; в нейтральном состоянии он не имеет привязанности ни к Богу, ни к чувствам – все его активные способности парализованны.
            Даже чтобы занимать себя негативными мыслями, требуется некоторая ментальная активность, но в нейтральности ума, ученик становится неспособен ни к какой активности, хорошей или плохой. Дух предупреждает против впадения в такое состояние инерции, где желание хорошего или плохого одинаково исчезает.
Подбадривающий Внутренний Голос интуитивно   ------------------*------------------
побуждает ученика: «О ты, выжигатель врагов-чувств,              Йоговская интерпретация:
своей огненной волей, восстань – поднимись от низких        “восстань” к более планов, где обитают чувственные привязанности, вверх         высоким церебро-
к более высоким расположениям сознания в позвоночнике.”  спинальным центрам
         Слово восстань хорошо выбрано. Этим приказанием,
принятым буквально, Кришна стремиться поднять Арджуну к позитивному действию долга, подобающему его истинной природе души. Ключом к более глубокому духовному приложению является эпитет выжигатель врагов, обращение к Арджуне, как символизирующему огненный элемент в поясничном центре, или манипура чакре. Жизненная энергия и сознание, направляясь вниз и вовне от этой чакры, энергизируют два нижних центра; эти три центра тогда ассоциируются со всем чувственным телесным сознанием. Когда, вместо этого, силой Арджуны, или самоконтроля в поясничном центре, огненная энергия направлется вверх, концентрируя жизнь и сознание в более высоких центрах, все существо становится одухотворенным.
            Хотя все ощущения чувствуются в мозгу, они кажутся локализованными в определенных точках, на или внутри кожного покрова тела. Всей поверхности тела принадлежат различные виды чувствительности; вкус воспринимается ртом, звук – через ушные барабанные перепонки, осязание – кожей, зрение глазами, обоняние через ноздри.
            Материалистическй человек отождествляет свое сознание с этими внешними чувствительностями. Ученик прощается с “жизнью на поверхности кожи”; он устал от игры с чувственными наслаждениями! Он отводит свое сознание из копчикого, крестцового и поясничного плексусов, контролирующих более низкие чувственные наклонности, в спино-грудной и шейный центры, или продвигается даже дальше, в высокий центр Христа.
            Спино-грудной является центром божественной любви и контроля- жизненной-энергии; шейный является центром океанической вибрации и божественного-покоя; центр Кришны, или Христа, (Кутастха, в точке между бровями) является средоточием для Кутастха Чайтанья, или Сознания Христа, которое представляет собой Интеллект – отражение Духа – внутри каждого атома творения и окружающего пространства.
            Человек, умственно негативный, нейтральный, или отождествленный с сексуальными мыслями или другими чувственными занятиями, находит свое сознание оперирующим во внешнем направлении через три нижние центра в позвоночнике. О нем говорят: «Живет на поверхности кожи», потому что его сознание ограниченно переферией его собственного маленького тела.
            Когда бы кто ни чувствовал божественную любовь или духовную жизненность, это значит, что его сознание достигло спино-грудного центра. Во время контакта с космической вибраторной энергией и космическим покоем, ученик пребывает в шейном регионе. Переживание вечно нового блаженства, чувствуемого в медитации означает, что ученик функционирует в Кутастха-Христовом Центре.
            Ум Арджуны блуждал в иллюзорно-локализованных чувственных центрах на поверхности кожи; Дух, чувствуемый, как вечно новое блаженство медитации, поэтому, посылает ему интуитивный призыв: «О ученик, не скитайся потерянно в саду чувственных сирен! Они обещают немного меда наслаждения вначале, но                            *                            отравленны нескончаемым страданием! Вернись в Без йоговской медитации         Замок Внутреннего Восприятия в высоких духовных имеется мало надежды           центрах, где радости чисты и неистощимы!”     
одолеть низкую природу          Без глубокой йоговской медитации, в которой                                                                ученик тренирует ум и жизненную силу оставаться сконцентрированными в высоких духовных центрах выражения, есть мало надежды на контроль над чувствами, необходимый для преодоления плохих привычек, составляющих человеческую низкую природу.*
            Привычки, согласно психологам, ментальны и физиологичны. Чтобы победить искушение, ученик должен не только удалить зло из ума, но также и оттянуть свой ум – тренировкой самоконтроля в медитации – от тех чувственных центров на внешней поверхности тела, где поднимаются умственные искушения.
            Физиологические чувственные привычки, с умственной кооперацией, становятся умственными привычками.  Умственные привычки затвердевают в физиологические привычки; плохие привычки, поэтому, должны быть удалены из чувств, также как и из ума. Не замышляй зло и не не контактируй ни с чем, что может возбудить мысли о зле.
________________________________________________________________________
* ”Нам известно, что человек обычно беззащитен против дурных страстей; но их делают бессильными, и человек не находит стимула для погружения в них, когда в нем восходит сознание превосходного и длящегося блаженства через Крийя Йогу. Здесь отказ, отрицание низкой природы, синхронисируется с приобретением опыта прекрасного. При таком пути, моральные принципы, воплощающие лишь негативы, бесполезны для нас.” – Шри Ананда Мохан Лахири, внук Лахири Махасайи, в Автобиографии одного йога.  
Стих 4
Арджуна сказал:
            О Победитель Мадху, О Уничтожающий Врагов (Кришна)! Возможно ли мне, в этой войне, направить стрелы против Бхишмы и Дроны – существ достойных поклонения!
Рационализирующие мысли о Самоконтроле ответили внутреннему голосу Интуиции: “О Убийца Демона Невежества и Внутренних Искушений! Как можно мне, в этой психологической войне, пустить стрелы решимости против моего психологического деда Бхишмы-Эго и моего наставника Дроны-Прошлых Привычек? Эти суть уважаемые наставительные-тенденции, творцы моих теперешних умственных состояний! Целесообразно ли уничтожать их духовным отречением и стрелами йоговской медитации?”
            Как указывалось прежде, разнообразные характеры, упомянутые в Бхагавад Гите, символизируют разные психологические состояния, с которыми ученик отождествляет себя. Когда ученик отождествляется с беспокойным умом, о нем говорят, как о находящемся в жаждующем “Состоянии Дурьодханы”, которое очень трудно контролировать. Состояние, в котором ученик сосредотачивается на человеческих инстинктах и тенденциях приобретенных до рождения (самскарах),
                        *                          рожденных от привычек прошлой жизни, называется Неохота ученика унич-                     “Состоянием Дроны”. Когда ученик забывает
тожать привычки и эго         свою истинную духовную природу и отождествляется                                                  со всеми ограничениями смертного тела, тогда он пребывает в эго, или “Состоянии Бхишмы”.
            Во время медитации, когда жизненная сила и ум оттянуты вовнутрь, об этом частично самоуглубленном состоянии Самореализации говорится, как о “состоянии Арджуны”, или состоянии самоконтроля.
            Когда йог оттягивает свой ум внутрь, и его шестое чувство, интуиция, начинает развиваться, он притягивается в направлении огромности его души. Он постепенно теряет из виду все ментальные и физические ограничения. В такое время ученик чувствует определенный страх, как человек, который в первый раз летит на самолете, когда он оставил позади привычные земные указатели и парит в лишенном стен пространстве.
            Когда он лишь наполовину вскарабкался по позоночным центрам внутреннего восприятия (Арджуново состояние самоконтроля будучи в третьем или поясничном центре), он боится смотреть на лишенную крыши, Бесконечность, к которой оказывается он движется. Он тетяет из виду свое физическое эго-сознание. Это не значит потерю сознания, но только забвение ограничений человеческого эго. Открывая эту неограниченность, ученик начинает бояться потерять все человеческие черты характера. Такое состояние означает убийство Бхишмы, уважаемого психологического родственника, Эго, или деда всех ментальных тенденций.
            В этом внутреннем медитативном состоянии ученик также отваживается, поднимаясь над всеми привычными инстинктами и склонностями, не искать больше мирского счастья. Это состояние означает убийство “Дроны”.
            В этой станзе медитирующий ученик описывается, как существо, наполненное воспоминаниями об исчезающем эго и о тех привычках и инстинктах, которые стали столь “естественными” для него. Ему неохота использовать стрелы своих вовнутрь удаляющихся жизненных сил (через пранаяму) и своего контролируемого ума (через пратьяхару), чтобы разрушить свою ассоциацию с его эго, и его, так называемыми, приятными чувственными привычками и внутренними склонностями, чтобы выиграть родные, но глубоко значительные радости расширения души.
            Удалить ум от чувств посредством медитации, значит для ученика вовлечь свой самоконтроль в психологическую войну, в которой удаляющаяся жизненная сила и концентрация действуют подобно стрелам, чтобы уничтожить уважаемое, невежественно почитаемое физическое эго и внутренние привычные склонности, которые держат человека в состоянии иллюзии.
Стих 5
Даже жизнь нищенства была бы более полезна для меня, чем жизнь, опороченная убийством моих благородных наставников! Если я действительно уничтожу этих воспитателей, настойчиво стремящихся к богатствам и обладанию (объектами чувств), тогда, несомненно, здесь на земле, все мои возможные наслаждения материального счастья будут страшно запятнаны кровью!
Я бы чувствовал себя лучше нищим со спокойной совестью, чем царем, убившим своих наставников, Эго и Привычки-инстинкты от прошлых жизней! Если я уничтожу этих главных обитателей моего ментального царства, тогда, до конца моей жизни, какие бы богатства и славу, чувственные удобства и удовлетворенные желания я не имел, все это будет “запятнано кровью” – я буду их видеть, как пропитанных вибрациями зла, которые отвратят меня от любого наслаждения трудно доставшегося психологической и духовной победой. Поэтому было бы лучше жить порошайничеством у чувственных удовольствий, чем для блага духовного царства, не от мира сего, убивать господ всей жизни моего Эго и Прошлых Привычек, направлявших и оформлявших мою судьбу на протяжении многих воплощений”.
            В ординарном сознании эго есть ведущий принцип мыслей, чувств и стремлений; оно отливает желания и амбиции соответственно влиянию привычек. Эго и телесные привычки, таким образом, являются наставниками всех человеческих действий.
Эта станза отмечает упорствующую силу иллюзии эго-привычки, атакующую продвигающегося ученика. На этой стадии он снова и снова подвергается страху, как и в предыдущих станзах, что духовная победа будет означать опустошенное существование. Без эго и привычек-наклонностей – стимулирующих хранителей, наставников и советников его ментальных тенденций – будет ли он тогда, до конца своей жизни, смотреть на все материальные вещи и чувственные переживания, как пропитанные злыми вибрациями (“запятнанные кровью”) противоречущими его победному душевному состоянию?
            Ответ, конечно, отрицательный. Зло заключатся только в неправильном использовании сил и продуктов природы. Чувства, тронутые блаженством души будут одухотворять их восприятия; наслаждение “богатством” обладаний будет незапятнано привязанностями; наклонности, свободные от привычки, будут искать удовлетворения в благороднейших достижениях. Но, несмотря на то, что поклоняющийся знает это, как обещание в писаниях и из уст душ, знающих Бога, его привязанность к влиянию Эго-Привычки упорно продолжается, вплетенная, как есть, в самую ткань человеческой природы.
            Все дурные привычки и наслаждающееся ими эго - очень живучие и монополизирующие в своих притязаниях на человеческие существа. Независимо от того, насколько пагубным является эффект привычки, от неё трудно избавится, из-за привязанности к ней эго. Когда личность искренне пытается снова и снова избавиться от дурной привычки и безуспешно, она становится подавленной и не может призвать мужественные мысли. Плохие привычки почти парализуют волю. Жертва беспомощно думает: “Что пользы стараться?”
            Ментальное рабство у чувственной привычки есть результат продолжающегося повторения определенного действия, которое дает рождение частной привычке. Каждодневным вниманием мысли к определенной вещи, индивидуум делает эту вещь частью своего сознания. Когда привычка становится интегральным аспектом чьей-то мысли, она становится “второй натурой”. Эта “вторая натура” так сильна, что убеждает человека в том, что он никогда не сможет избавиться от своей “натуры”, даже если взамен ему предложили бы весь мир превосходного удовлетворения.
            Столь многие убеждены, что они не могут пожертвовать даже незначительным сном, чтобы приобрести высокое блаженство медитации. Некоторые думают, что никогда бы не смогли отказаться от жизни на сексуальной плоскости, даже если бы взамен они получили вечно-новую радость Вечного Бога. Другие уверены, что они никогда бы не смогли отказаться от крупицы привязанности к семье, друзьям, известности или какой угодно порции материального успеха, чтобы приобрести божественное блаженство. Из-за того, что большинство людей не имеет истинного основания для сравнения, оно не может отделить чувственные удовольствия от своей концепции о радостях души. Продолжительно потакая чувственным требованиям, они, таким образом, вовлекают себя в постоянно растущую неудовлетворенность, разочарование и удушающие внутренние повреждения.
            Только когда, снова и снова, наслаждение подводит его, человек начинает сомневаться, возможно ли вообще счастье через чувства. Эта мысль имеет освобождающее воздействие: человек старается найти радость в медитации, в молчании, в мудрости, служении, в удовлетворенности и самоконтроле. Он оставляет старое беспокойное преследование желаний с присущими им шумными действиями, невежественным поведением и чувственным рабством. Когда человек открывает, что чувственные удовольствия не являются синонимом для человеческого счастья, тогда он искренне хочет избавиться от своих паразитических чувств, его так называемых “родственников”, кто предлагают ему утешение и симпатию лишь по-видимости, и всеже постоянно обманывают.
Решительный йог, использующий помощь божественного водительства, начинает выпутывать себя из силков эго-привычки, своей “второй натуры”, учась различать ясно между душой и телом, которые суть Я и не-Я;               *
и почему, метафизически, чувственные удовольствия не         Понимание истинной
считаются удовольствиями вовсе, так как они производят      природы чувственных
только иллюзию счастья и в конечном итоге оборачиваются          наслаждений
страданием.
            Чувственные восхищения, в реальности, ощущаются душой приятными только действием воображения, произведенного взаимодействием чувственного ума с объектами чувств. Человек может быть истинно счастлив только внутри своей душевной природы блаженства, всезнания и мудрости. Он никогда не может удовлетвориться, воображая себя счасливым из-за того, что чувства счастливы.
            Мать, например, может быть в состоянии противиться ощущению голода во время недостатка пищи в осажденном городе, говоря: “Я счастлива, если мой голодающий ребенок ест”. Если всеже она продолжает голодать, она находит, что её голод удовлетворяется только в воображении, а не в реальности. Чувственное отождествление, аналогично, очень иллюзорно; оно заставляет человека верить, лишь в уме и воображении, что он удовлетворен потаканиям чувствам.
            Поэтому важно понимать, почему чувственные наслаждения не суть настоящие наслаждения, и почему душевные наслаждения суть реальное счастье.
            Прежде всего, ощущения красоты, мелодии, аромата, вкуса и прикосновения не переживаются на поверхности кожи, но в мозгу. Ощущение вкуса клубники чувствуется в мозгу, как ментальная реакция, развивающаяся из контакта фрукта и поверхности языка. Когда ум отождествляется благоприятно с ощущением вкуса клубники, ему она нравится. Тем не менее, вкус ягод клубники сначала был очень неприятен мне; я должен был привыкнуть к ним, и сейчас мне они нравятся – мой ум подвергся влиянию наблюдения того, как сильно американцы любят их. Вот почему, никто не может в общем сказать, что вкус клубники приятен. Каждый соглашается, всеже, что ощущения производимые жжением от физических ударов, порождают неприятные чувства и мысли в теле и уме, и потому называются болезненными ощущениями. Другие ощущения, которые не необходимо болезненны, не необходимо также и приятны. Ментальной тренировкой, так называемые приятные ощущения могут быть сделаны отвратительными для ума; и наоборот, наиболее неприятные или даже болезненные ощущения могут быть сделаны приятными. Так, нужда в душевном различении, скорее чем эго-привычка, направляет слепой ум в его контакте с объектами чувства.
            Много человеческого страдания в этом мире причиняется из-за неспособности различать хорошие ощущения от плохих. Любое ощущение тела, конечный эффект которого на сознание есть страдание, отдаленное или незамедлительное, следует назвать плохим. Любое ощущение, отпечатывающее в сознании продолжительный мир, хорошо. Ощущение может производить вначале неприятность, но при этом нести в себе результирующее сознание мира; или чувство может производить временное удовлетворение, и поэтому ложно         
            *                                    квалифицироваться как хорошее, тогда как его Нужда в душевном различении в        дальнейшим следствием будет страдание. водительстве слепого ума в его          Хорошо или плохо ощущение, нельзя судить контакте с объектами чувства            лишь на основании мыслей и чувств, которые                                                              возникают сразу из такого контакта. Только тщательным и терпеливым различением и бдительностью можно ясно распознать истинную природу ощущения.
            Поэтому, благоразумно следовать по стопам духовно мудрого или подождать и узнать через свои более глубокие способности, является ли первое впечатление ощущения длящимся или мимолетным, искренним или ханжеским, по природе. Очень трудно различать между хорошими и плохими, дружескими и враждебными ощущениями, потому что оба используют маски. От невежества, люди принимают первые впечатления, которые хорошее или плохое ощущение предлагает им. Так, они приглашают и желают повторять “приятные” ощущения и пытаются оттолкнуть “неприятные”, безотносительно от мгновенного или длительного результата. Как только повторение действия или ментальной концепции позволяет установиться привычке, ум становится в огромной степени предвзятым в своем суждении, о том что хорошо и плохо.
            Всем ощущениям, которые гармоничны с нашими органами чувств и благоприятно интерпретируются умом, как смягчающие и приятные, дается готовый приют их ментальным хозяином. Но никакому ощущению зрения, слуха, осязания, обоняния или вкуса не следует быть манящим или захватывающим до такой степени, чтобы порабощать ум. Это когда ум становится привязанным к чувству, он развивает соответственно ублажающую идею в мозгу. Эта приятная идея о чувстве является причиной повторения индивидуумом его опыта с этим чувством. Когда ощущение постоянно повторяется, оно вызывает повторение соответственной ему  ублажающей идеи. Эта идея-нравится  “врезается” в мозг и фиксируется в уме, как ментальная привычка. Эта ментальная привычка – сформированная повторением ублажающей идеи, возникшей из ощущения – является причиной привлекательности ощущения. Как каждый более или менее влюблен в свои собственные идеи о вещах, правильные они или нет, также и ум любит свою собственную персональную коллекцию ментальных чувственных привычек.
            Ум может контактировать с чувствами только через мысли. В конечном анализе, чувства суть ничто иное, как разные мысли о Богом-вымышлинных вещах. Состояние сна есть лучшая аналогия. Наслаждение от неожиданной встречи с ощущением мороженного во сне является ничем иным как идеей, которой с удовольствием наслаждается другая идея: “На идею вкуса мороженного реагирует другая идея приятного наслаждения им”. Потребитель мороженного, ментальная реакция, ощущение, приобретенное от сознания образа рта и неба во сне, чувствующих мороженное, и результирующее наслаждение – все сделанны не из чего иного, как относительных идей. Следовательно, нельзя утверждать, что ощущение мороженного в стране снов является приятным, иначе чем через признание того, что это есть идея которая приятна другой идее.
            Урок, который Бог пытается дать нам через переживание снов состоит в том, что мы должны распознавать сновиденческую природу этого, кажущегося реальным, мира. Все, ощущения производящие, объекты суть материализованные идеи Бога, которые производят идеи наслаждения и страдания в наших умах. Нам следует не позволять дурачить себя мысли, что чувства зрения, слуха, осязания, обоняния и вкуса имеют наслаждения в них самих. Нет наслаждения в чувствах, иначе как, если мы реагируем благоприятно и усладительно по направлению к ним.
            Не душе, индивидуализированному образу Духа, но лишь уму навязанны эти идеи чувств. Душа – самородок с прирожденными производящими-блаженство качествами. Удовлетворенность, вечно новая радость, всезнание, всемогущество и вездесущность – не приобретенные качества, но интегральнальная часть души. Следовательно, поклоняющийся, погруженный в эти душевные качества, наслаждается реальным длящимся счастьем своего собственного Я.
            Как есть разница между врожденной удовлетворенностью человеческого ума и счастьем, происходящим от внешних стимулов лицезрения давно потерянного дорогого друга, так и блаженство медитации рождается само, тогда как эго-наслаждение чувством зависит от отождествления с телесными чувствами.
            Оттянуть ум от чувств посредством медитации, значит уничтожить физическое эго и привычные наклонности, уважаемых патриархов государства иллюзорного невежества, чтобы вновь выиграть истинную радость неотъемлемо принадлежащую душе.*
________________________________________________________________________
* “ Посредством медитации, ... вы можете установить сцену важных изменений ума и привычек  мозга”.  Герберт Бенсон, доктор медицины, профессор медицины  Гарвардской Школы, так суммирует  результаты его широкого исследования, представленные в Вашем Максимальном Уме (Нью Йорк: Рэндом Хаус, 1987)
                “Долгие годы”, - пишет он, - “вы развиваете “электро-цепи” и “каналы” мысли в вашем мозгу. Они суть физические дорожки, контролирующие дороги ваших мыслей, действий, чувств. Много раз эти дорожки или привычки становятся столь зафиксированными, что они превращаются в то, что я называю “электропроводкой”.  Иными словами, “электроцепи” или каналы становятся так глубоко врезаны, что кажется почти невозможно преобразовать их”.
                Имеется приблизительно 100 миллиардов нервных клеток в мозгу; и каждая из них общается  с другими через соединения, называемые синэпсисы. Полное число возможных соединений – 25000000000000000000000000000000, считает др. Бенсон. Иначе представленно, если у вас есть стопка листов стандартной печатной бумаги, с одним листо для каждого нейронного соединения, результирующая стопка бумаги была бы высотой приблизительно в 16 миллиардов световых лет – простираясь за пределы известной вселенной. И, согласно другому известному исследователю мозга, Роберту Орнстайну, М.Д., Калифорнийского Университета Сан Франциско, число возможных соединений в мозгу превышает количество атомов во вселенной. Поэтому др. Бенсон верит, что мозговой потенциал для формирования новых дорожек – и поэтому новых привычек мысли и поведения – кажется практически беспредельным.
                “Это во многом установленные цепи левой стороны нашего мозга говорят нам: «Вы не можете изменить образ вашей жизни … Ваши дурные привычки навсегда….Вы просто сделаны определенным образом, и должны жить с этим фактом”. Это просто неверно”.
                “Научные исследования показали, что электрическая активность между левой и правой сторонами мозга становится скоординированной во время определенного вида медитации или молитвы”, - он объясняет, “Через эти процессы, ум определенно становится более способным к изменению и увеличению своих возможностей….Когда вы в этом состоянии усиленного общения левой и правой полушарий…случается ”пластичность понимания”, при которой вы действительно меняете свое миросозерцание….Если вы сосредоточитесь на каком-нибудь отрывке текста, представляющем направление, в котором вы бы хотели, чтобы двигалась ваша жизнь, этот более
направленный мысленный процесспоможет вам переключить контуры в вашем мозгу в более позитивном направлении....Когда мы меняем наши образцы мышления и действия, мозговые клетки начинают устанавливать дополнительные соединения, или новые “письмена”. Эти новые соединения затем общаются другими способами с другими клетками, и вскоре, дорожки-письмена опробируются или иные живые привычки заменяются или изменяются….Измененная активность и жизнь последует. Приложения этого вдохновляют и ошеломляют”. (Замечание издателя).
11 Bhagavad Gita 10 by Yogananda, translated from English by A. L. Koudlai (p.186 -208 )
Стих 6
Я не могу решить, какой исход был бы лучше – чтобы они завоевали нас или мы их. Наши противники суть дети Дхритараштры – те самые, смерть которых сделала бы нашу жизнь нежеланной!
Ученик думает: “Я не знаю верного критерия, чтобы решить – лучше ли для блага моего счастья покориться чувствам или покорить те разумом души. Уничтожение детей ума, желания, сделает жизнь бесцельной”.
            Мирские люди порицают отречение от чувств, как метод самоистязания – не понимая, что их чувственное рабство  истязательно для душевных качеств! Даже решительный искатель душевной радости, устает время от времени от необходимой постоянной самодисциплины. Но дисциплинирование чувств непреложно для благосостояния на каждой стадии жизни. Как слуги души, чувства должны быть тренированны всегда ублажать ее. Когда мудрость души одолевается капризами чувств, направляемых импульсом и ослепленных привычкой, результатом этой анархии является несчастье.
            Тем не менее чувства кричат в унисон: «Ублажай нас и не думай о душе!» Человек, тем не менее, понимает, что не в состоянии удовлетворить их возрастающие требования. Чувственное сознание, активное с рождения в человеческих существах, рано устанавливает свое владычество. Даже продвигающемуся ученику душевное счастье кажется экзотическим, тогда как чувственные радости кажутся местными, знакомыми. Но за шумом чувств присутствуют молчаливые призывы, требующей блаженства, души. Это закон: Чем сильнее ложное чувственное счастье, тем слабее душевное счастье.
            Жизненная энергия, текущая вовне к пяти чувствам, придает привлекательность чувственным переживаниям. Когда гуру человека просит его изменить направление того потока жизненной энергии на противоположное и оттянуть свой ум от чувств, это наставление кажется странным, непрактичным – и, возможно, даже иррацианальным! Человек стонет: “О, какая же тогда польза от жизни вообще, если я должен отказывать себе в ощутимых радостях потакания чувствам?”
            Только раб чувств находит это пыткой: есть умеренно, контролировать сексуалные побуждения, воздерживаться от интоксикантов. Даже хорошо сбалансированный мирской человек, не говоря о святом, знает из практического опыта, насколько необходима для благополучия дисциплина чувств. Чувственный раб ест, чтобы удовлетворить свое нёбо, и в конце находит себя жертвой болезни. Душа побуждает человека дисциплинировать нёбо; после короткого периода демонстрирования оскорбленного достоинства, нёбо больше не причиняет беспокойства! Как хороший слуга, чувство вкуса научается удовлетворяться здоровыми решениями своего господина, души.
            Чувства не имеют ввиду блаженство души и пытаются быть счастливы, делая душу несчастной. Душа, с другой стороны, не стремится мучить чувства, но лишь определить их на их настоящий пост - слуги человека, а не его господина.
Стих 8
С моей внутренней природой, затемненной немужественной симпатией и жалостью, с умом, в замешательстве о долге, я молю Тебя посоветовать, какой путь для меня наулучший. Я твой ученик. Научи меня – в Тебе мое спасение.
“Слабохарактерные мысли соболезнования чувствам до такой степени одолели мою настоящую природу, что я не знаю, состоит ли мой долг в ведении жизни самоконтроля, уничтожив моих родственников, чувства, или в ублажении этих чувств. Я призываю Дух внутри меня сказать мне, запутавшемуся относительно долга индивидууму, определенно, что я должен делать для моего высшего блага. О Господь! Я Твой Шишья (последователь), ищущий спасения в Тебе!”
            Ученик, после эгоистической защиты дела чувств, наконец преисполнен раскаянием и признает свою непригодность. Он простирается в скромной капитуляции перед своим внутренним Я (или перед своим гуру-наставником, если у него есть таковой), так демонстрируя свою нужду и искреннее желание божественного руководства. Ученик чувствует, что несмотря на то, что его естественно тянет к его чувствам-родственникам, всеже он интуитивно предан проблескам душевного мира, которые он узрел во время глубокой медитации.
            Иногда склоняясь к воспоминаниям о чувственном комфорте и иногда к душевному блаженству, он достигает превосходного действия отречения  от способности самоопределения в пользу безупречной мудрости. В этом состоянии поклоняющийся становится открыт или восприимчив к своему внутреннему Я и его духовному руководству на земле, первой стадии послушания высшим принципам. Обращаясь к инструкции Невидимого Духа внутри (посредством интуиции души) и следуя с верой совету своего гуру, ученик может выбраться из своих ментальных пут.
В начальной стадии медитации, голосу Внутреннего Молчания недостает                               *                      выразительности; поэтому совет духовного гуру в Назначение и ценность        высокой степени желателен. Он дает последователю
истинного гуру                      садхану, те ключевые указания и практики, которыми
                                                ученик ведется безошибочно. Ученик должен слушать очень внимательно своего гуру, учась от него глубоким истинам душевного развития. Легко неверно истолковать Внутренний Голос или действовать против него, но такого извинения не существует для пропускания мимо ушей определенного совета и предупреждения истинного гуру.
            Даже в отшельнической жизни многие духовные новички мучаются внутренней слабостью и ментальными сомнениями. Они подвергаются некоему психологическому разрыванию на части между добром и злом. Зло может казаться заманчивым, и добро – сухо непривлекательным. На этот раз, пораженный сомнением ученик бросает себя к ногам своего наставника и говорит: “Учитель я не знаю пути. Ты, знающий, должен наставить меня, твоего ученика”.
            Подвинутый ученик, имеющий настроение покаяния и всепослушания по направлению к Богу, и медитирующий глубоко и настойчиво, постепенно через интуицию почувствует ответную реакцию из Внутреннего Молчания.
            Пока эгоизм надувает ученика, он может культивировать ложную гордость о своей собственной силе. “Я сам достигну небес!”- может думать он. “Я порабощу Самого Бога своей медитацией!”
            Гордому не выпадет на долю высочайшая духовная реализация. Только в долину внутренней скоромности приходят наводнения божественной милости и остаются там.
            В Индии мастера учат лишь очень желающих, отдающихся послушанию учеников. Там нет баловства или задабривания “прихожан” – нет недостатка административной дисциплины, где дисциплина необходима! Истинный мастер не зарится на богатство своих учеников; поэтому он говорит свободно для их пользы и не боится, что они покинут его, если им сделан выговор.
            Итак, эта станза Гиты иллюстрирует, как сбитый с толку, истерзанный сомнением ученик должен скромно искать пристанища и бескомпромисного совета Внутреннего Я и своего гуру-наставника.
Стих 8
Я не вижу ничего, что устранит эту внутреннюю муку, терзающую мои чувства – ничего, учитывая даже неоспоримое и благополучное царствование над этой землей и богами небес!
“Я неспособен видеть ничего своим духовным зрением, что дало бы мне освобождение от этой преследующей меня ментальной муки привязанности к чувственному наслаждению; она бьется об органы чувств и стимулирует те к непрестанной активности. Я чувствую, что даже если бы я приобрел благополучное и неоспоримое царствование над этой землей (телом) и господство над врожденными тонкими силами жизни (“божествами”, или небесными астральными силами, дающими жизнь телу), всеже я бы не избавился от привязанности к чувствам, и не смог бы, без опустошающего горя, даже думать об оставлении чувственных наслаждений”.
            В предыдущей станзе, ученик выражает свое желание и нужду в божественном руководстве. Он продолжает, подчеркивая свое чувство безнадежной запутанности привязанностью к чувствам, не видя способа освободиться от них. Он, в действительности, говорит: “Это невозможно! Даже если я буду обладать телесным царством, не имеющим врагов и благополучным, в здоровье и богатстве, я всеже буду привязан к чувствам; так как без них такое совершенное царство было бы поистине мертво, лишенное как восприятия так и выражения. Пока я живу в теле, я должен буду общаться и переживать через чувсвства. Поэтому моя зависимость от них, как и от наслаждений, которые они дают, будет продолжаться. Зачем же тогда мне вступать в сражение с ними, моими дорогими поддерживающими родственниками и друзьями?»
“Земля” означает подверженное разложению тело; его благосостояние есть здоровье, удобства, и счастье, как результат свободы от его основных трехчастных беспокойств. Эти три зла, или внутренние соперники благополучия телесного суть:
1.      Ослабленные внутренние тонкие жизненные силы, результирующие в телесных опустошениях и беспокойствах, в форме простуд и расстройствах телесного обогрева, дыхания и панкриатической активности (пищеварения)
2.      Плохая карма, или влияния прошлых дурных действий. Если только эти семена действий, ютящиеся в мозгу, не прожарены на огне мудрости, трудно пожинать желаемые плоды нового начатого действия. Например,
                        *                           если кто-то имеет кармическое предрасположение к
Тройственное спасение от       физической слабости, принесенное из прошлой телесных несчастий                         жизни, в которой он нарушал законы здоровья, и он                                                                  борется за здоровье в этой жизни, он может не приобрести достаточных результатов от своих настоящих действий, чтобы произвести условия здоровья, если только он также и не уничтожит кармические семена (из предыдущего рождения) предрасположенности к плохому здоровью.
3.      Самскары от телесного отождествления и привязанности к чувствам – принудительные склонности от прошлых привычек иллюзии телесного ограничения, и от злых тенденций чувственной привязанности, которые создают ненасытные желания, изнашивающие телесные инструменты, разрушающие мир и одаривающие душу несказанным страданием.
            Тройственное спасение от этих телесных несчастий означает освобождение тела от болезни, от податливости к раздражениям вселенских противоположностей – жар и холод, и т.д. – и от опустошения старости; тренировка ума, чтобы держаться мыслей о здоровье и других совершенных атрибутов души, так принуждая тело чувствовать все-достигающую, вечно-возрастающую жизненность ментальной молодости; и освобождение тела от рабства у самскар телесных ограничений и чувственных привязанностей и от сознания смерти, посредством рассматривания плотской формы, как образа Божественного сна, тени жувущего внутри бессмертного Я, души.
Когда тело очищается от этих тройственных беспокойств, о нем говорят, как о   “свободном от соперников”, или врагов. Это желанное состояние достигается только практикой восьмиступенной йоги (практикуя воздержания и предписания самодисциплины; позу; овладение жизненной силой, или пранаяму; ментальное погружение вовнутрь; концентрацию и медитацию; и экстаз).
            Посредством йоги, тело созревает в мудрости и духовной силе, а также в неподверженности физическим расстройствам, приобретенной медитативным контактом с космической вибрацией АУМ , источником всех жизненных сил. Это состояние известно, как “достижение духовного благосостояния на земле”.
            Эта станза изображает глубину материальной привязанности, в которую ученик погружается, даже до степени готовности оставить усилия, которые бы обеспечили ему пропитанное мудростью, свободное от болезней тело. Предпочитая подстрекаемые чувствами действия в поисках здоровья и благополучия, он игнорирует мудрость приобретения способности контролировать телесные атомы и саму жизнь, способность, посредством которой человек может понять тело, как тень сна вечно-совершенной бессмертной души.
            В состоянии умственной ограниченности, ученик склоняется к своей любви к чувственным удовольствиям, до такой степени, что он желает расстаться даже с идеей достижения божественного блаженства. Когда к хорощим вещам питают отвращение, а плохих жаждут, человек с такими мыслями находится в опасном состоянии; он, очень вероятно, нырнет в материальные потакания, в забвении ко всем освождающим вдохновениям. Если только это состояние быстро не устранится  более глубокой медитацией, ученик наверняка выпадет из  божественной милости и потеряется в иллюзии.         
Стих 9
Санджайя сказал Дхритараштре:
            Так обратясь к Хришикеше (Кришне), Гудакеша-Парантапа (Арджуна) объявил Говинде (Кришне): “Я не буду сражаться!”; после чего оставался в молчании.*
Эта станза вскрывает специфическое психологическое состояние, в котором ученик, достаточно развитый, чтобы видеть Дух, как Господина Чувств, и достаточно далеко продвинутый, чтобы о нем сказали “Завоеватель Невежества” и “Истязатель Врагов-Чувств  Огнем Самоконтроля” – всеже еще не достиг непоколебимой решимости подчинить чувства. Он остается ментально неактивным, не продвигаясь духовно и не отступая назад.
            Все эти опыты открываются интроспекцией (Санджайей) чувственно настроенному, слепому к мудрости уму (Дхритараштре). Когда ученик становится духовно слепым, чувственно-склонный ум восхищен, ожидая легкого очередного перехвата ученика у солдат самоконтроля, но интроспекция всегда открывает преждевременно радующемуся слепому уму, что падение ученика может быть лишь временным. Интроспективный разум напоминает слепому уму, что хотя ученик остается неактивным в настоящем, нерешительный относительно того, будет ли он медитировать, всеже он уже доказал себя потенциальным “завоевателем невежества” и привычным “ выжигателем чувств огнем самоконтроля”. На этой стадии ученик видит славу Духа, как поддержателя тела, чувств и космоса; всеже, из-за подсознательного влечения к плохим привычкам, он не полностью пробужден для действия. Ученик понимает, что он есть завоеватель невежества и имеет силу уничтожить самоконтролем свои чувственные наклонности – всеже он чувствует жалость к своим однажды дорогим привычкам, которые обратились во врагов, когда он стал духовно настроен. Неспособный решить, и чувствуя одинаковое притяжение добродетели и порока, он пребывает без дальнейших медитативных усилий, внутренне говоря: “ О Бог вселенной! Я не пойду на это жалкое уничтожение!”
_______________________________________________________________________
*Хришикеша: “Господин Чувств” ; Гудакеша-Парантапа: “Завоеватель Сна и Выжигатель Врагов”.
Стих 10
О Бхарата (Дхритараштра), к тому, жалующемуся между двумя армиями, Господь над Чувствами (Кришна ), с неуловимой улыбкой, говорил так:
Продвинутый ученик – обнаруживший бескомпромисность своего положения между чувственными солдатами эго и разумными воинами души, оплакивающий необходимость оставления чувственных привычек и, поэтому, ставший нерешительно пассивным, оттдаваясь скромно на милость Бесконечного – видит Дух, приходящим рассеить мрак сомнения нежным светом Его улыбки и Его голосом мудрости, через интуицию.
            Те ученики, которые во время нашествия сомнений всецело предают себя Духу во внутреннем молчании и послушании, способны воспринимать неописуемый Свет Бога, играющий на небесной тверди их внутреннего восприятия. Когда ум остается нейтральным, созерцая две противостоящие армии самоконтроля и чувственного искушения, он печален и подавлен; но тот ученик, кто предлагает абсолютную сдачу на Волю Бога, слышит голос Духа, говорящий с ним через удивительно странные шепоты его интуиции.
            Только ученики, которые вели чистую духовную жизнь (надлежащего питания, правильного поведения и глубокой медитации), и так достигшие продвижения, осчастливлены способностью видеть “улыбку” Духа и слышать Его голос мудрости. Даже если такой ученик временно не продвигается, когда полностью предается Богу, поднимая свое сознание от чувств и сосредотачивая его на Кутастхе (центре Кришны или Христа), он будет слышать наставляющие эфирные вибрации Духа – тайные звуки освобождающих вибраций. В преподнятом состоянии сознания Кришны или Христа ученик действительно слышит голос Духа, вибрирующий во вразумительных, наставительных словах в эфирном расширении его ума. Подобно человеческой совести, шепчущей тихие слова совета, Дух вибрирует словами наставления уму йога. (Вот почему о Ведах, Писаниях Мудрости, говорят как о шрути –“услышанных”).
            Шепоты ума отличаются от шепотов совести; и Голос Духа отличен от них обоих. Ментальный голос есть ничто иное, как вибрации нерешительного чувственного ума. Голос совести есть вибрации индивидуального разума и его внутренней мудрости. Но Голос Бога, от которого происходят пророчества, есть Присутствие Совершенной Интуиции [Универсального Разума, воспринимаемого разумом индивидуальным, проэкцией первого, без искажения*]
            Возвышенная духовная речь Бхагавана Кришны к Арджуне, наслаждающегося  так просветляющей улыбкой Духа, и настроенного на внутренний Божественный Голос, начинает полность развертываться – “Песней Духа”, которая в 700 стихах Гиты охватывает сущность увесистых четырех Вед, 108 Упанишад и шести систем Индуистской философии – универсальной вестью для утешения и освобождения всего человечества.
_______________________________________________________
*Примечание переводчика.
Вечная, Трансцендентная Природа Души
Стих 11
Благословенный Господь сказал:
            Ты оплакивал тех, кто недостоин твоих слез! Хотя ты и произнес слова учения.Истинно- мудрый не печалится ни о живущих, ни об усопших.
“Твое сердце истекает кровавыми слезами о тех, чья смерть не заслуживает горя! Ты оправдываешь свое огорчение аргументами из древнего учения. Но истинно мудрый, наделенный небесным знанием, не позволяет проницательности запачкаться непристойной иллюзией восприятия реальными беспокойства, называемого жизнью, и мрака могилы, кажущегося бесконечным и называемого смертью”.
            Говорить, как мудрец и вести себя, как невежда: не есть ли противоречие? Ученик, под влиянием иллюзии, испытывает состояние, в котором он может произносить слова мудрости, даже когда сам он действует, как простак! Йоги-новички могут говорить, как бы умиротворенные мудростью, тогда как в реальности они мотивируются беспокойством. Между словами такой личности и тем, кто он есть, - непреодолимый залив. Человеку не подобает быть ханжой ни в чем. Человеческой жизни следует соответствовать выражениям его мыслей.
            Ученик, желающий скорее отказаться от высоких удовольствий душевного царства, чем уничтожить возлюбленных чувственных врагов, может искусственно иммитировать человека мудрости и отречения. Его состояние - это скорее дезертирство или отступничество! Ментальная слабость никогда не есть мудрость, но знак подсознательной глубокой привязанности к эго и его иллюзорным наслаждениям. Тот, кто не может оставаться тверд в праведности, подвергаясь испытанию Всемогущего, теряет право говорить, как мудрец.
            Что же тогда сказать о многих мирских людях, которые, говоря слова мудрости, погружены в непристойное несчастье и беспокойства их собственного производства? Из-за ничтожнейшего пустяка – если им случиться всего-лишь пропустить завтрак, обед или ужин – их спокойствие нарушается. Мерой мудрости человека является его уравновешенность. Мелкие камушки, бросаемые в озеро сознания не должны бы ввергать все озеро в беспорядок волнения.
            Моралью здесь является то, что человек должен оставить ментальное состояние роли Джекила-и-Хайда, говоря как мудрец и действуя, как невежда. Такой двойственности необходимо избегать, действуя мудро, в соответствии с мудрой речью. Просветленный ученик синхронизирует свои действия со словами и следует хорошему совету, который он часто сам дает другим!
Чтобы оставить невежественную двойную жизнь, ученик должен не позволять себе возбуждаться беспокойными переменами жизни и не бояться временного спокойствия так называемой смерти              *
(прерывания физической активности). Вот, что      Брось якорь в Неизменном  
имеется в виду под неоплакиванием ни мертвых ни живых. Мудрый не потакает страданию по вещам, всегда изменчивым и мимолетным. Те, которые всегда жалуются, что жизнь наполнена гоечью, выказывают узость своего ума. В сознании Бога, все мирские вещи суть пустяки, потому что они невечны. Обескураживающие перемены в жизни и смерти кажутся реальными из-за человеческого чувства собственничества – “ мое тело, моя семья, мои приобретения”. Это Божий мир; смерть напоминает нам, что нам ничего не принадлежит, кроме того что мы есть, т.е. души. Отождествляться с телом и его окружением, значит встречаться снова и снова с неожиданным – пугающими переменами, которые сгибают человека в неохотной капитуляции.
            Танец жизни и смерти должно воспринимать неизменно, недвижно, неуклонно, находясь на спасительном якоре душевного сознания. Неустановившийся ученик лишь говорит, как человек, неподвижно стоящий на якоре в Духе. Но те решительные ученики, которые глубоко практикуют технику йоговской концентрации, становятся как бы приклепанными к тому высочайшему, неизменному состоянию в Духе. Они побеждают беспокойность, которая однозначна со смертной жизнью, и испытывают сознательно совершенное спокойствие, или молчание, аккомпанируещее свободу от отождествления с телом*           
Когда такой ученик достигает этого неизменного состояния совершенства, он является свидетелем всех перемен жизни и смерти, незатрагиваемый (неподвигаемый) ими. Отождествление с волнами перемен ведет к несчастью, потому что жить и находить наслаждение в изменяемом значит быть отделенным от Вечного. Мудрые, поэтому, не колышатся подъемами и спадами волн счастья и несчастья. Они ныряют глубоко в Духовный Океан Блаженства, избегая штормов иллюзии, волн перемены, которые бушуют на поверхности человеческого сознания.
            Состояние постоянного покоя (нейтрализация беспокойных мыслей) достиается продолжающейся практикой медитации и удержанием внимания, сосредоточенным в точке между бровями. В этом состоянии покоя человек наблюдает мысли и эмоции, и их работу, совсем не будучи обеспокоенным ими, отражая в своем сознании только неизменный образ Духа.
            Смотрящие на поверхность моря видят рождение и смерть волн, но стремящиеся к глубинам океана, видят одну нераздельную массу воды. Аналогично, признающие “жизнь” и “смерть” подбрасываются несчастьем, тогда как живущие в просветленном сверхсознании видят и чувствуют Одно Невыразимое Блаженство.    
________________________________________________________________________
*В этом Гитовском стихе, санскритское джатасан, “мертвый”, (от джата, “отбывший”, и  асу, “дыхание жизни” ) означает буквально “тот, чье дыхание ушло”.  Аджатасан, “живущий” значит “тот, чье дыхание не ушло”. Дыхание есть синоним смертной жизни, и есть первая причина отождествления с телесным сознанием. Это – стимулятор беспокойства или движения, ассоциируемого с жизнью. Йоги, которые практикой пранаямы входят  в бездыханное состояние самадхи (к которым подходит высказывание Святого Павла: «Клянусь вашей радостью, которую имею во Христе, Господе нашем, что я умираю ежедневно» - I Коринфинянам 15:31) способны подавить всякую рябь беспокойства и испытывать абсолютный покой Реальности, и от того сознания понять иллюзорную природу материи и ее движений постоянной перемены.
                Контрастирующие переживания страны снов являются трюками человеческого сознания. Во время состояния чувственно-сознательного сна человек наблюдает его печальные и восхитительные изменения одной из частей своего подсознательного ума; другой частью он наблюдает самого себя, как сновидца, видящего этот сон. Аналогично, мудрый человек, в его внутреннем Я, воспринимает Один Неразбавленный Дух, как Сновидца космического сна; в его внешнем сознании он учится воспринимать устрашительность смерти и все печальные и радостные опыты жизни, как ничто, но лишь пары противоположностей в Божественной космической стране снов. Достижение единства с Богом в космическом сознании дарует конечное восприятие, в котором все разнообразие жизни сновидений переплавляется в одну Вечно-длящуюся Радость.
            Забудь прошлое, потому что оно ушло из твоего дома! Забудь будущее, потому что оно вне твоей досигаемости! Контролируй настоящее! Живи в высшей степени хорошо сейчас! Это набело отмоет темное прошлое и принудит будущее быть лучезарным! Вот подход мудрого.
Стих 12
Это неправда, что я никогда раньше не воплощался; и также и ты, также и те господа! И никогда во всем будущем ни один их нас не будет несуществующим!
Я цвел раньше в саду жизни,
Совсем как теперь!
Ты и все эти господа – опять здесь! –
Процветя благоуханно в жизнях давно ушедших.
Все бесплодные деревья будущих жизней
Мы можем решить украсить заново
Бутонами наших перевоплощенных душ!
Некогда, воистину, мы жили в форме без формы
В Вечности Духа,
И туда мы направимся снова!
_____________________________________________
В саду у жизни прошлой я уж цвел,
Как и теперь, с друзьями и врагами.
Мы снова здесь собралися цветами -
Собой украсить сонмы новых тел.
И, если захотим, цветочной пылью,
Без нас бесплодные, грядущего сады,
Украсим вновь. Хотя когда-то жили
В Духовной форме лишь, и я, и ты.
Туда однажды мы направимся опять,
Когда наскучит формы оживлять!                              (Поэтический перевод А. Кудлая)
В преходящей сфере времени и пространства происходят постоянные перемены, или прекращения, формы и выражения; но сущность внутри этих перемен пребывает. Душа человека (истинное Я) вечна, также как и душа вселенной (Кутастха Чайтанья, Сознание Кришны или Христа) – “ты и я” выражения Духа. Нетленны также и принципы Природы, Духовные предметы первой необходимости бытия и проявления – “эти другие господа”. В той или иной форме все, что существует и существовало, будет всегда. (Эта концепция развивается в II:16).
            Смертный обладает сознанием двойственности, которое кажущимся образом отделяет “настоящее” от обоих, “прошлого” и “будущего”. Под
                *                        воздействием закона относительности или двойственности, Прошлое, будущее и                        который структурно принадлежит феноменальному Вечное Настоящее               творению, смертный человек, в отдельном теле,                                                                    убежден, что он живет только “в настоящее время” – принципиально отличное от жизни, как в прошлом, так и в будущем. Он ограничивается своим опытом, в убеждении, что он и все его современники живут только “в настоящем”.
            Правда состоит в том, что человек живет в “Вечном Настоящем”. Освобожденный ученик справедливо понимает Вечное Настоящее через свое вездесущее Богосознание; смертный человек переживает Вечное Настоящее через прерывистую серию жизней, попеременно, в физическом и астральном мирах.
            Человек не только существовал в какой-то форме с неопределенного прошлого, но до тех пор пока он невежественно отождествляется со своим телом (грубым физическим или тонким астральным), от будет продолжать, на протяжении неопределенного будущего, поселяться в новых телах.
            “Перевоплощение” означает не только смену места жительства душой, одного тела на другое, но также и перемену в сложном выражении эго от одного состояния сознания к другому состоянию сознания втечение одной жизни. Пятидесятилетний человек, например, может заняться интроспекцией и сказать самому себе и своему настоящему сознанию (т.е. “ты и я”) и другим благородным мыслям (“господам”), что он существовал раньше в состоянии детства, юности, зрелости и т.д.; и что если его тело проживет еще несколько десятков лет, он будет продолжать существовать в других состояниях в будущем. В этом смысле, человек может жить много жизней в течение одной жизни – одновременно сознавая все эти разные жизни (или привычки жизни), охватываемые тем одним воплощением, без обманчивого забвения вторгающейся смерти.
            Душа (или Кришна, наставник Арджуны), обладая космическим сознанием (вечно пробужденным сознанием, непрерываемым смертью), могла бы воспринять все звезды своей серии воплощений, как бы мерцающими в тверди сознания “Вечного Настоящего”.
            Кришна, поэтому, обращает внимание Арджуны на то, что все смертные, кажущиеся теперь отдельными индивидуумами (человеческое я и его современники) суть всего лишь выражения причины-и-следствия, в телесной форме желаний, которые несет эго из прошлого (предыдущих жизней); и что все новые желания возбуждаемые в настоящем эго, потребуют найти свое выражение через новые тела в будущем. Кришна, Дух, просит ученика подняться над законом причинности и смертных желаний, приковывающих человека к серии неотвратимо болезненных перевоплощений, и установиться вместо этого в вечной свободе своей бессмертной души.
Стих 13
Как в теле воплощенное Я проходит через детство, юность и старость, также оно переходит в другое тело;   мудрые этим не обеспоконены.
Эго постоянно сознательно относительно себя в детстве, юности и старости; воплощенная душа сознательна непрерывно, не только в младенчестве, отрочестве и старости, но также в ее серии “жизней” и “смертей” – изменений эго между физическим и астральным мирами. Душа воспринимает все пузырьки состояний сознания на поверхности реки прошлого-настоящего-будущего.
            Ординарный человек, без разъединения со своим чувством “самости” или эго сознания, постепенно воспринимает состояния младенчества, юности и старости; мудрец воспринимает серию жизней и смертей, как разные опыты в непрерываемом сознании восприятия души.
            Смертный не испытывает непрерывности продолжения сознания до рождения и после смерти; он, поэтому, видит прошлое темным и будущее неизвестным. Но медитирующий ученик смещает свое сознание от перемен рождения и смерти к Неизменному Существу, в груди которого танцуют все перемены. Он видит все изменения до и после рождения, и после смерти, не будучи эмоционально затронутым ими. Эта привязанность дает ученику уверенность в вечности и неизменности счастья.
            Мудрый не надеется пожать вечное счастье от друзей, любимой семьи или дорогой собственности! Формы близких уносятся смертью. Материальные вещи превращаются в бессмысленные, когда человек привыкает к ним; или когда в старости чувства становятся безразличными, бессильными. Сосредотачивайся на бессмертном Духе через медитацию и пожинай там урожай вечного, всегда нового мира!
Стих 14
О Сын Кунти (Арджуна), идеи жара и холода, наслаждения и боли производятся контактом чувств с их объектами. Такие идеи ограниченны началом и концом. Они преходящи, О Потомок Бхараты (Арджуна); переноси их терпеливо!
“Когда хрупкие чувства своенравно общаются с чувственными объектами пестрая толпа боли и наслаждения, тепла и прохлады дико танцует в храме жизни. Индивидуальные двойственности в этих беспокойных толпах временами  веселяться или вздыхают, затем в конце концов умирают, оставляя следы бестолковщины в святыне души. Не бойся их, как бы сильны и прочны они не казались; они приходят и уходят, как пузыри на море времени. Игнорируй их или сноси со смелым и радостным сердцем и уравновешенным умом!
            “О ученик, будучи сыном Кунти, рожденной от природы, стремящейся вызвать силу отрешенности и божественного жара, ты обладаешь сознанием, которое находится в захвате женского качества чувства, делающего его подверженным двойственностям. Но внутри тебя, ожидая божественного подъема, пребывает позитивная мужская сила космического сознания, твое наследие, как потомка Бхараты (Духа) – твое истинное мужество непобедимого равновесия и трансцендентальности”.
Органы чувств реактивно чувствительны; их природа состоит в том, чтобы отвечать приятно или болезненно на стимулы. Они были натренированны иметь                               *                      сильные предпочтения и отвращения; так,
Как человеческие чувства    предпочтение производится наслаждением, а отвра-
и реакции возникают        щение является причиной отталкивания, или боли. Чувст-
из ощущений                    венные впечатления проходят через тунель пяти нервных                                             пунктов, используя жизненную силу и ум, как реки, чтобы те их несли. Когда хорошие и плохие или горячие и холодные материальные объекты контактируют с чуткими органами чувств, результат – наслаждение и боль, или жар и холод. Эти результирующие ощущения являются преходящими, переменчивыми, мимолетными. Они приходят и уходят; человек должен сносить их терпеливо, с умственым равноприятием (титикша).
            Порабощенное окружением тело является постоянным беспокойством для ума, удерживающим в рабстве потенциально всесильные ментальные способности.
В Западном мире, общая тенденция – концентрироваться на устранении внешних причин дискомфорта. Купи уютное теплое пальто, если тебе холодно! Установи отопительную систему – даже если ты должен занять деньги! Если климат жаркий, установи воздушный кондиционер! И так далее.
            Восточные мастера восхищаются Западной изобретательностью и творческим гением. Они учат, тем не менее, что, хотя человеку и должно применять разумные меры преодоления внешнего дискомфорта, он должен также развивать состояние внутренней “недосигаемости”. Он не должен позволять своему уму быть под влиянием противоречивых ощущений.
            Человек испытывает чувства, как ощущения, произведенные контактом чувств с материей. Ощущение или перво-текущее чувство, произведенное в уме, развивается вначале, как восприятие. Потом оно расширяется в концепцию действием интеллекта. И наконец концепция превращается в чувство, способность, которая дает суждение (выносит приговор) о переживании в терминах боли и удовольствия, страдания или счастья ума, в соответствии с привычными отношениями приятного и неприятного. Поэтому, мастера учат, если чувство может быть нейтрализованно – сделано невоприимчивым к преходящим двойственностям жара и холода, наслаждения и боли – тогда все опыты (переживания) будут познаваться только интеллектуально, как идеи для надлежащего действия, на основании их.
            Камень, соприкасающийся с куском льда, становится холодным. Человек, держащий кусочек льда, чувствует холод. В обоих случаях камень и человеческая рука становятся холодными, но реакции различны. Нет сомнения, что есть горячие и холодные объекты, и что они производят ощущения горячего и холодного в теле, снабженном чувствительностью; очевидно, все же, что камень, не как человеческая рука, не обладает внутренними органами ответа на внешние стимулы.
            О льде на руке сообщается мозгу, через сенсорные нервы и жизненную силу, как об одном из ощущений. Ум реагирует восприятием и узнает ощущение как “холодное”. Предварительно натренированное чувство затем интерпретирует это ощущение, как приятное или неприятное, а тело реагирует соответственно. Холодность плоти материальна, холодное ощущение или восприятие исключительно ментально. Все переживания холода и жара, чтобы быть понятыми как таковые, сначала должны быть переведены в ментальные восприятия. Человек под хлороформом не чувствует ощущений холода, когда кусок льда кладут на его руку. Короче, ум является единственной силой распознавания любого телесного ощущения.
            Ощущения сильны или слабы, в зависимости от того впечатлен или нет ими ум. Продолжающееся впечатления холодных или горячих ощущений постепенно приспосабливают ум к ним, что результирует в восприятии меньшего и меньшего ощущения холода или тепла. В этом причина оклиматизации ума к экстримальностям мороза или жары. Сильный, контролируемый ум может игнорировать внешние стимулы, т.к. сенсорные ощущения могут восприниматься человеком без принятия и реакции его ума.
            Итак Восточные ученые говорят, что влияние холода и жары, или приятные и болезненные ощущения , произведенные в теле контактом объектов с чувственными органами, могут быть нейтрализованы, если человек сможет встретить их с нереактивным состоянием ума”. Эта ментальная победа над захватчиками временных ощущений, или “недосягаемость” для них, ведет к самоконтролю, к конечному знанию того, что материальные объекты или сенсорные стимулы не обладают самостоятельной властью над человеком. Это то, что Кришна подчеркивает в этой станзе, использованием слова титикша, “выносливость посредством твердости ума”.
Йоговская система телесной дисциплины и выносливости не стремится быть методом самоистязания, но лишь необходимой ментальной тренировкой для                            *                               уменьшения раздражаюших эффектов ощущений, Йоговская дисциплина возвышения        посредством развития силы сопротивления  
над чувственным рабством                                ума.Титикша не означает опрометчивость.                                                                      Если тело порабощено чувствами и обездушено, его следует разумно предохранять от вредных крайностей, при этом умственно и постепенно дисциплинируя его, чтобы возвысится над тем рабством. Продолжительная угодливость чувственности ослабляет ум, тем самым вскармливая страдание и постоянную умственную раздражительность.
            Натренированные реакции ума – через восприятие, понимание и чувство – в значительной мере наследственны, переданные человечеству его ранними предками, отпавшими от своей божественной природы в скованное материальностью сознание. Но степень чувственности каждой личности, которая определяет, степень ее порабощенности этим наследством, является ее собственным творением.
            По невежеству, ум обычного человека делает выбор быть чувственным и воображать себя ранимым чувствами. Ученик, поэтому, должен уделять огромное внимание ментальной “недосягаемости”для холода и жары, боли и временных наслаждений. Когда ощущение холода или жара захватывает тело, когда наслаждение посещает или боль атакует, оно пытается овладеть человеческим умом, с помощью идеи, что ощущение имеет природу потоянства. Бдительный к этому “трюку”, человек должен пытаться развить трансцендентальное, безразличное отношение к внедрению всех ощущений.
            Когда человек обретает состояние невозбудимости по отношению к горестям, и состояние непривязанности к временному счастью, стоицизм к раздражителям, возбуждающим страх гнев и страдание, его ум достигает состояния штиля или равновесия.*
Стих 15
О Цветок среди людей (Арджуна)! Тот, кто невозмутим этими (контактами чувств с их объектами), кто спокоен и уравновешен в страдании и наслаждении, он один достоин достигнуть вечной жизни!
________________________________________________________________________
* “Было сказано, что человек расплачивается большим страданием за свою более развитую центральную нервную систему”, - пишет Стивен Ф. Брина, доктор медицины, профессор в Университетской Школе Медицины в Емори и глава Института Болевого Контроля в Джордже. Медицинское свидетельство сейчас показывает обратное, что человек испытывает больше боли, потому что он отказывается правильно использовать свою развитую нервную систему, оставляя её вне равновесия и контроля.
                В человеческих существах реакция на боль никогда не является всего-лишь нервным рефлексом, как в животных; но всегда, даже в наиболее острых несчастных случаях, конечным выражением тонкого интегрального мозгового процесса, вовлекающего сознательный и эмоциональный факторы....Было найдено, что никакой метод внешнего физиологического лечения не может явиться лекарством от хронической боли, без того чтобы пациент(ка) ни подверг себя систематическим внутренним переменам в мыслях и поведении. В результате этого открытия специалисты по боли начинают признавать великую практическую пользу науки йоги в обращении с физическими и ментальными причинами хронической боли.
                В научной терминологии, “выносливость” может пониматься как протяженность до которой мы можем контролировать нашу реакцию на ощущение, чтобы активность тела и ума не ущемлялась, несмотря на боль. Выносливость и оптимальная активность коренятся в самоконтроле. Без самоконтроля ни один атлет не может выиграть Олимпийскую медаль, никакой мистик не может достич возвышенного состояния сознания – и никакой человек  не может научиться как перестать быть жертвой боли. Мой клинический опыт работы с тысячами пациентов с проблемами хронической боли показал: чтобы учиться самоконтролю, требуется сила воли и тренировка в правильном мышлении, верном отношении, верной активности – те самые вещи, которым человек учится от следования дисциплине йоги. Комбинированная практика всех этих принципов в интегральной боль-контролирующей терапии дала нам возможность видеть клинические результаты, которые медицина бы назвала чудесными”. (Заметка издателя)
“То благословенное существо, которое неизменно, подобно наковальне под ударами молота испытаний, кто умственно уравновешен во время пасмурных зимних дней страдания и солнечных весенних дней наслаждения, тот, кто спокойно принимает в себя испытания, как море спокойно проглатывает реки, ему предопределено богами достигнуть вечного царства!”
            Основной принцип творения есть двойственность. Если кто знает наслаждение, он должен знать и страдание. Осознающий жар должен осознавать также и холод. Если бы творение проявило только жар или лишь холод, только страдание или лишь наслаждение, человеческие существа не были бы раздраженными жертвами проказ двойственности. Но тогда, чтобы из себя представляла жизнь в монотонном существовании? Некоторый контраст необходим; это человеческая реакция на двойственности является причиной его несчастий. До тех пор пока человек рабски подвержен влиянию двойственностей, он живет под колпаком изменчивого феноменального мира.
            Человеческие эгоистические чувства, выражаемые как предпочтения и отвращения, полностью ответственны за порабощение души телом и земным
                        *                        окружением. Его сознающий интеллект является тогда Предпочтения и отвращения       всего лишь простым регистратором переживаний, ответственны за рабство души     непредвзятым академическим способом; он                                                                          записывает события смерти близкого или рождение своего ребенка одинаково, в той же честной прозаической манере. Тогда как интеллект просто информирует человеческое сознание о потере им близкого друга, чувство помечает и классифицирует это переживание, как в высшей степени болезненное. Подобно этому, рождение ребенка, осознаваемое заинтересованным человеческим сознанием, классифицируется чувством, как отчетливо приятное переживание.
            Эти психологические близнецы, человеческие чувства радости и печали, имеют одного отца: они происходят от желания. Исполненное желание приятно (наслаждение), а противоположное желаемому – неприятно (страдание). Они неразлучны: Совсем как ночь неизбежно следует за днем, когда земля вращается вокруг своей оси, так и наслаждение и страдание вращаются на оси желания – одно всегда сменяется другим.
            Желание производится неразумным контактом с объектами чувств. Выражаясь как предпочтения и отвращения эго, желание вползает в сознание того, кто недостаточно бдителен в управлении реакциями своих чувств на свои разные переживания в мире. Это условие, которое эго налагает на себя, потому является ущербным для умственного равновесия. Что бы ни произрастало из желания, является беспокоящим элементом, т.к. желания подны камням, бросаемым в спокойное озеро сознания. Привязанность к удовольствию или отвращение от боли – оба нарушают равновесие внутренней природы.
            Признавая нерадельность противоположностей, мастера Индии считают, что даже наслаждения, будучи временными, являются предвестниками боли. Наслаждение, приходящее как быстрое горение соломы, чтобы осветить темное сердце вестью радости, затем внезапно затухает, только углубляя иначальное страдание. Вот почему Гита учит, что возбуждения наслаждений следует избегать также жадно, как человек стремится избежать боли. Только когда чувство нейтрализовано в направлении обоих противоположностей, человек возвышается над всем страданием. Вечно-улыбающегося мудрого человека  воистину очень трудно ранить.
Для достижения ментальной недосягаемости человеку следует практиковать нейтральное отношение ко всем земным переменам. Многие рассуждают: « Ну, да! Если я буду культивировать нейтральное отношение, возможно ли мне будет наслаждаться жизнью?”                              *
Ответ принадлежит логике. Даже при том, что        Уравновешенность: ключ к
мы радуемся наслаждению после боли, все же                 счастью и миру
едва ли выглядит разумно то, что чтобы ценить
здоровье, мы сперва должны претерпевать несчастные случаи и болезни! Или для того чтобы наслаждаться миром, мы сначала должны испытывать мучительное страдание! Дружба несомненно может существовать между двумя личностями, без того, чтобы они сначала враждовали! Способ смертных, поэтому, принимать жизнь “как есть”, воспринимая, как неизбежное, переодические нашествия боли и наслаждения, не есть правильный способ проведения светского существования.
            Святые нашли, что счастье лежит в постоянном умственном состоянии ненарушаемого мира во время всех переживаний земных противоположностей. Переменчивый ум воспринимает переменчивое творение, и легко обеспокаивается; неизменная душа и неволнуемый ум, с другой стороны, смотрит за маски перемены, на Вечный Дух. Человек, ум которого подобен колеблющемуся зеркалу, видит все творение, как искажонно преображенное в волны перемены; но тот, кто держит свое умственное зеркало неподвижно, не видит там ничего кроме отражений Единства – Бога. Постредством реализации, а не лишь воображения, он видит, что его тело и все вещи являются сконденсированым сознанием Духа. Ум, свободный от искусственного возбуждения, остается центрированным в своем естественном состоянии внутреннего мира и душевной радости.
            Когда такой ум, посредством глубокого духовного развития, проявляет свою “недосягаемость” для влияний внешней активности чувств, продвигающийся йог, как и Арджуна, находит, что прежде чем он сможет достичь обещанного состояния вечной жизни, он должен также нейтрализовать, с помощью медитации, последствия внутренней активности сенсорных сил.
            Когда, с помощью данных учителем методов, йог оттягивает свое внимание от мускулов и сердца, и направляет свою лодку медитации через реку духовного электричества, он находит (как Одисей), что сирены звука, осязания, обоняния, вкуса и зрения принимают многие формы и пытаятся заманить его в опасные воды. Если ум очарован этими тонкими чувственным обещаниями, лодка медитации души входит в водоворот невежества. Искренний ученик, несмотря на это, обнаруживает, что эта приманка чувств не живет долго; она вскоре изнашивается. Эти “чувственные сирены” суть лишь последние остатки врожденных тенденций, давно укоренившихся в мозгу.
            Ученик должен игнорировать все астральные и ментальные препятствия и держать свой ум приклепанным к точке лучезарного света в центре духовного глаза, воспринимаемой между бровями во время глубокой медитации. Этим ученик достигает небесной страны постоянства; никогда больше он не ввергается в водоворот перевоплощений и несчастья!
Стих 16
Для нереального нет существования. Для реального нет несуществования. Конечная правда об этих двух известна мудрецам.
Чувства говорят, что цветок , никогда не рождавщийся, не давал аромата; вещи, никода не бывшие реальными всегда были несуществующими. Но розовый сад, своим ароматом, и звезды, своим мерцанием в небе, заявляют о своей реальности. Провидцы истины, тем не менее, знают, что все это одинаково нереально; так как роза увянет, и многие далекие звезды, чье мерцание испещряет небо, давно перестали существовать. Может ли что-то стать ничем? Обладатели мудрости воспринимают, как реальное, только ТО, что не изменяется – Сущность, которая становится звездой и идеей цветка в уме поэта. Мудрец, один знает реальное и нереальное.
            Океан может существовать без волн, но волны не могут проявляться без океана. Океан есть реальная субстанция; волны суть лишь временные изменения на поверхности океана и, поэтому, “нереальны” (в себе самих они не имеют независимого существования). Океан, в сущности, не меняется, спокоен ли он или взволнован; но волны меняют свои формы – они приходят и уходят. Их сущность – перемена и, поэтому, нереальна.*
________________________________________________________________________
*      “Все объекты...суть вымыслы: химеры ума. Это наши левые полушария (мозга) ...создают в нас иллюзию видения овец, деревьев, людей и всего остального тонко разграниченного мира.  Мы ищем стабильности нашим мыслящим интеллектом и игнорируем текучесть….Этим классифицирующим и упрощающим подходом мы создаем секции в потоке перемен, и называем эти секции “вещи”. А всеже овца не есть овца. Это есть временное нагромождение элементарных частиц в постоянном движении – частиц, которые когда-то были рассеянны по межзвездной туманности, и каждая из которых находится в процессе, который есть овца только на короткий период времени. Это действительный неопровержимый факт….
        Мы так легко впадаем в привычку принимать то, что мы видим и чувствуем в наших умах, за действительно происходящее вовне нас, за воротами чувств. В конце концов мы находимся всего лишь на расстоянии дюймов от границ от этой кажущейся знакомой земли. Но нет цветов “там вовне”, нет ни холода, ни жары, ни наслаждения, ни боли. Хотя мы переживаем мир, как серию чувственных объектов, то, что в действительности приходит к нашим чувствам, есть энергия в форме вибраций разных частот: очень низкие частоты для слуха и осязания, более высокие частоты для тепла, и даже выше для зрения….Излучения, которые мы воспринимаем, задействуют коды нейронов, которые преобразуются мозгом в модель внешнего мира. Затем этой модели дается субъективная ценность трюком мозга, спроецированным вовне, чтобы сформировать субъективный мир Внутреннее переживание есть то, что мы по привычке приравниваем ко внешней объективности....Но это не объективно....Вся воспринимаемая реальность есть вымысел». – Уравнения Вечности : Размышления о сознании, значении и математических правилах, организующих космос,  доктора Давида Дарлинга, (Нью Йорк: Хайперион, 1993). (Замечание издателя)  
Вечную Сущность, говорится, должно разделить на два – Сат или Неизменный Дух, и Асат, нереальную или вечно-изменяющуюся Природу, Космическую Мать двадцати четырех атрибутов.*                                                          *
            Есть два способа восприятия Сущности:       Сат и Асат, Дух и Природа
как неизменный Дух, и как вечно-изменяющееся
творение. Эти виды восприятия называются анулома (в правильном направлении) и вилома (сбившееся с пути).
            Видеть Природу (Дух, как материю) означает вилома (иллюзорный путь), на котором зрение, направленное вовне через чувства к “конечным продуктам”, воспринимает только волны иллюзорного творения. Повернуть восприятие вовнутрь, и так держаться от внешних периферий материи и смотреть во внутреннюю точку Духа, есть анулома или мудрая модальность видения. Через повернутое вовнутрь восприятие, человек может проследить причину всех активностей в творении. Когда ум сосредоточен на Первичном Корневом Принципе всех проявлений, человек понимает, что грубая материя является результатом смешения пяти тонких астральных элементов земли, воды, огня, воздуха и эфира; и что все элементы последовательно растворяются в Конечной Причине, или Духе.
            Не те, поэтому, которые смотрят на материю через чувства, но те, кто смотрят через материю в Дух, реально знают тайну нереального и Реального. Реальное, неизменяемое в вечности, является существующим; нереальное, изменчивое, является лишь относительно существующим. Субстанция существует; феномены, которые не могут существовать без существования Субстанции, не имеют независимого существования.
            Ординарный индивидуум считает материю реальной (потому что она проявлена); он игнорирует Дух, как нереальный (потому что он спрятан). Это заблуждение окутывает его невежеством и страданием. Мудрый, сдирающий видимость иллюзорного творения и, воспринимающий Вечную Реальность, постоянно счастлив.
            Мудрецы видят способ, которым волны нереальности поднимаются (возникают) от Реальности и покрывают Ее единство – совсем как многие волны скрывают нераздельное единство океана. Таким видением мудрец устанавливается в неизменном Духе и игнорирует перемены так называемого “фактического” мира.  Знание Реальности не делает человека рассеянным или сновидцем, увиливающим от своих обязанностей! Знающий Реальность, можно сказать, есть трезвый среди пьяных!                                
    
12 Bhagavad Gita 11 by Yogananda, translated from English by A. L. Koudlai (p.208 -231 )
Стих 17
Знай, как неуничтожимого, Того, кем все было проявлено и пронизано. Никто не имеет силы уничтожить этот Неизменяемый Дух.
Единая Жизнь, которая выдыхает в существование все временные вещи, формируя их из Своего собственного единого Существа, есть неуничтожимая и вечная. Хотя все переменные объекты творения растворяются, ничто не влияет на неизменность Бога.
            Когда глиняный дом разбивается землетрясением, глина не меняет своей природы. Аналогично, когда распад касается этого космического глинянного дома, его сущность остается  неизменной.
            Совсем как электроны, или атомы водорода и кислорода, составляющие пар, воду и лед, суть выражения разной частоты вибраций одной первичной энергии, так и человек, животные, миры и все проекции творения суть изменяемые формы Единого Духа. Даже если планеты были бы стянуты с их орбит, даже если бы вся материя должна была бы раствориться в ничто, не могло бы остаться и йоты свободного пространства – пространства, пустого от Духа. Формы творения и Великая Пустота – одинаково пронизанны Духом. Царства могут пасть, океаны испариться и земля превратиться в пар – все же Дух остается нетронутым, спрятанным и неуничтожимым.
            Когда, через медитацию, человек выбирает отождествление с неизменным Духом, он больше не будет обманут и мучим пандемониумом (всей чертовщиной) перемены.
Стих 18
Только эти плотские одежды подлежат прекращению существования; Живущее внутри Я является неизменным неуничтожимым и беспредельным. Вооруженный этой мудростью, О Потомок Бхараты (Арджуна), борись!
“Божественный Жилец, Вечно Юный, кого не смеют коснуться пальцы разложения, Тот, чьим домом является сфера без границ, Тот, на кого никогда не может напасть разрушение – Он есть тот, кто носит много телесных костюмов. Хотя Его телесные наряды рязлагаются, Сам Он неразложим! Снабженный этим оружием мудрости, О Арджуна, потомок храброго Бхараты, смело вступи на арену внутренней борьбы!”
            Ученик, все еще борющийся с сильным внутреннем убеждением иллюзии – привязанный к этому телу, боящийся отбросить чувства и отождествление со смертным сознанием – является птицей вечности, заключенной в маленькую клетку. Человеку, как орлу бессмертия, имеющиму своим домом вечное пространство, не следует бояться подняться над телом, из которого, так или иначе, он будет выковырен призывом Смерти.
            Кришна, поэтому, говорит Арджуне: “Сосредотачивайся на своем внутреннем Я, образе Вечного Духа, который, как и последний, бессмертен! Не бойся бороться с чувствами и разрушать привязанность к телу! Ты, рано или поздно, будешь вынужден это сделать!”
            Страх потерять тело часто нападает даже на продвинутого ученика, когда иллюзорное сцепление между телом и душой заставляет его временно забыть что, так как он есть бессмертный Дух, тело не является его частью.
            Йог стремится к такому полному контролю на телом, что даже атомы последнего будут подчиняться его команде, подобно тому, как Иисус и Кабир* - и многие другие просветленные мастера – способны были не только оставить тело по воле, но также и продемонстрировать иллюзорную природу оного, воскресением тела после смерти или дематериализацией его в Дух.
            Даже в праведной материальной войне, где защита слабого необходима, солдат не должен бояться пожертвовать своим смертным телом. Добродетель, приобретенная жертвой, никогда не теряется. Лучше праведная смерть, чем обычная подлая смерть! Более похвально умереть для общего блага, чем отойти на комфортабельной постели эгоистичности!
            Эта глубокая философия не должна быть спрофанированна теми, кто может ошибочно думать: “Давайте убивать наших врагов! Их души бессмертны все равно. Нас нельзя назвать убийцами, даже если мы и убиваем”. Этот тип мышления не впечатлит ни Бога, ни мирскую полицию!
            Количество воды, заключенной в океане, остается тем же, играют ли волны на поверхности или прячутся под ней. Аналогично, души-волны жизни остаются постоянны, играют ли они на поверхности моря жизни или отдыхают глубоко в его груди.
            Эта станза выражает глубокую правду бессмертной природы не только души, но и материи. Как отражение Духа, даже материя неразрушима. Сущность (идея) материи никогда не уничтожается; человеческое тело, сделанное из моделей конденсированных электронов, которые поверхностно изменяются смертью, в реальности никогда не уничтожается. Каждая мысль, форма, движение, которые были представлены на экране времени и пространства записаны навсегда. Эти космические кинокартины – а они никогда не были большим, чем это, нарисованные бессмертными душами – сохраняются в Бесконечном Архиве. Те Богопознавшие души, заслужившие право входа в секретные хранилища Духа, знают чудо этой тайны бессмертия.   
________________________________________________________________________
* “Кабир был великим святым 16-го столетия, чьи многочисленные последователи были индусы и мусульмане. Сразу после смерти Кабира ученики поспорили относительно подходящей погребальной церемонии. Рассержанный мастер поднялся от своего последнего сна и дал свои инструкции. “Половину моих останков следует похоронить по Мусульманскому обычаю”, - сказал он, - “пусть другую половину кремируют по Индусской церемонии». После чего он исчез. После того, как сдвинули покрывало, под которым прежде находилось его тело, там не было ничего кроме прекрасного набора цветов. Половину которых послушно похоронили,в Магхаре, мусульмане, которые почитают эту святыню и по сей день. Другую половину кремировали индусы с их церемониями в Бенаресе”. – Автобиография Йога.
Стих 20
Это Я никогда не рождается и никогда не умирает; никогда, прийдя к существованию, оно не перестанет снова существовать. Оно не имеет рождения, вечное, неизменное, всегда-одинаковое (неподверженное влиянию времени). Оно не убивается, когда убивают тело.
Душа, в сущности отражение Духа, никогда не подвергается мукам рождения и смерти. Никогда, однажды спроецированное из лона бессмертного Духа, по возвращению к Духу, оно не теряет индивидуальности; вступив в порталы рождения, его существование никогда не перестанет. Во всех его телесных рождениях Дух-душа никогда не испытывал рождения; он существует вечно, незатронутый магическими пальцами перемены майи. Он всегда одинаковый – теперь, в прошлом, в будущем – как он всегда был; без возраста, неизменный, с незапамятных времен. Бессмертный Дух, живущий в теле, подверженном разрушению, сохраняет постоянство через все циклы телесных разложений; он не вкушает смерть, даже когда тело выпивает фатальную чашу хемлока (цикуты).
            О теле, как части материи, говорится как о подверженном следующим шести трансформациям непостоянной Природы: рождению, существованию, развитию, изменению, разложению и уничтожению. Человек, живя в
теле, подверженном разрушению, забывает душу внутри него. Его телесно отождествленное сознание знает только свои шесть трансформаций. Мудрец научается, посредством медитации, различать между внутри живущей бессмертной душой и её подверженным разрушению футляром. Люди, верующие, что Абсолютный Дух (вечно-существующее, вечно-сознательное, вечно-новое Блаженство) бессмертен, должны также принять правду, что Его отражение , душа, хотя и заключенная в смертное тело, бессмертна также. Слова Бхагавана Кришны в этих строчках особенно подчеркивают такую правду. Как Бог бессмертен, так и душа каждого человека, сделанная по образу Бога, должна быть также бессмертна.
Различие между душой и Духом таково: Дух есть вечно-существующая, вечно-сознаваемая, вечно-новая вездесущая Радость; душа есть индивидуализированное отражение вечно-существующей, вечно-сознаваемой, вечно-новой вездесущей Радости, спрятанное внутри тела каждого существа.
            Души суть исходящие лучи Духа, индивидуализированные как бесформенные, неколеблющиеся “атомы” и “нити” духа. Следовательно они
                        *                                 сосуществуют с Духом и одной субстанции, как Души: расходящиеся лучи Духа      солнце и его лучи суть одно. Хотя и                                                                               воплощенная, душа принадлежит к сфере нумена, который не меняется. Все материальные формы принадлежат к сфере феноменов; по самой своей природе отчуждаемые от Духа, они постоянно изменяются. Феномены возникают от нуменов и нераздельно соединены с ними; но последние, будучи от Духа, являются неизменными и трансцендентными. Внешняя поверхность душевного сознания, которое покрыто инструментами эго, ума и чувств, подлежит переменам Природы, но сущность души остается неприкосновенной.
            Мирские люди не знают, что есть душа, или как она приходит в физическое тело и затем, после такого короткого сожительства, какова её судьба. Миллиарды людей таинственно пришли на землю и также таинственно ушли. Вот почему люди в общем недоумевают, подлежит ли душа уничтожению с уничтожением тела.
            Следующая аналогия иллюстрирует природу и бессмертие души. (Никакие аналогии не являются совершенными в выражении абсолютных истин, но они действительно помогают уму представить абстрактные концепции). Луна отражена в чашке с водой; чашка разбивается, и вода вытекает; куда девается отражение луны? Можно сказать, что отражение луны вернулось к своему неразрывному отождествлению в самой луне. Если другую чашку воды поместить под луной, другое отражение луны будет воплощено!
            Подобно этому, душа отражается в телесной чашке, наполненной водой ума; внутри него мы видим луну-душу, ограниченную телесными пределами, как отражение вездесущей луны Духа. С уничтожением тела-чашки, отражение луны может навремя исчезнуть в Духе; но использованием способности свободного выбора, дарованного душе, как образу Духа, она, будучи на земле, создала желания и карму, которые повлияли на новый выбор быть отраженной снова, как луна-душа внутри другой телесной чашки. Так, хотя тела человека являются смертными и изменяющимися, бессмертна душа внутри них.
            Отраженная луна, ограниченная маленькой чашкой, становится, при уничтожении этой чашки, единой луной, чьи лучи разлиты по всему небу. Аналогично, душа, когда полностью освобождается от порабощающих желаний, становится вездесущей, как Дух.
Тем не менее, человек имеет три тела, из которых он должен освободить свое сознание, прежде чем он сможет достичь полного освобождения. Эти футляры души суть физическое тело из шестнадцати элементов; астральное тело из девятнадцати элементов; и причинное тело из тридцати пяти элементов-идей. Физическое тело сделанно из крови и плоти; астральное тело сконструированно из жизненной силы и ума; и причинное или идеационное тело прошито мудростью и вечно новым блаженством.
            Бог зачал, в форме причинного тела, тридцать пять идей , как матрицу человеческого творения. Эти идеи суть фундаментальные, или мысленные силы, требуемые, чтобы сотворить астральное и физическое.                                *
тела Девятнадцать из этих идей были выражены, как      Освобождение из трех тел
тонкое астральное тело, содержащее десять чувств;
пять жизненных сил; и эго, чувство, ум и интеллект. Остающиеся шестнадцать идей были обращены в грубое физическое тело шестнадцати основных элементов. Другими словами, перед тем, как Бог сотворил физическое тело, состоящее из железа, фосфора, кальция и т.д., и астральное тело жизнетронной композиции, Он должен был сначала спроецировать их, как идеи, составные причинного тела. Каждое из этих трех тел имеет свои отличительные качества. Плотное физическое тело есть результат отвердевших вибраций, астральное тело – энергетических и умственных вибраций, а причинное тело – почти чистых вибраций Космического Сознания.
            Физическое тело, можно сказать, зависит от пищи; астральное тело – от энергии, воли и развития мысли; причинное тело – от амброзии мудрости и блаженства. Душа окутана этими тремя телами. Во время смерти физическое тело уничтожается. Другие два тела, астральное и причинное, все еще удерживаются желаниями и невыработанной кармой. Душа, одетая в эти два тела, повторно перевоплощается в новых физических формах. Когда все желания побеждаются медитацией, эти три телесные тюрьмы растворяются; душа становится Духом.
            Еще одна аналогия может помочь проиллюстрировать это возвращение души в Дух:
            Усовершенствованное человеческое сознание, очевидно, растворяется в Океане Бога. Те души-волны, которые не уносятся никакими посмертными штормами желаний становятся Абсолютным Океанским Духом. Становясь Духом, они сохраняют память даже индивидуального сознания их собственной прошлой души-волны. Полностью растворенная волна сливается с Океаном Духа, но все же помнит, что из источника Океана Духа она стала душой-волной и снова превратилась из души-волны в Единый Дух.
            Например: Бог есть душа определенного человека, Джона, смертного посредством иллюзорного телесного отождествления. Посредством медитации,                             *                           Джон снова соединил себя с Богом, обнаружив, что Человеческая индивидуальность     это был изначально Бог, который стал Джоном; никогда не может быть у него       развивая мудрость, Джон снова стал Богом. В отнята                                              иллюзорном смертном состоянии Джон                                                                            обнаружил себя душой-волной, отдельной от океана Духа. Затем расширением своего сознания и понимая Дух, как свою Основу, он обнаружил, что это был Дух-Океан, который сделался его душой-волной, теперь снова слившейся с Единым Духом. Освобожденная душа Джона, хотя и единая с Духом, сохранит свою индивидуальность в смысле, что она всегда будет помнить и знать, что она однажды была Джоном, той душой-волной, которая, не зная того, путешествовала на поверхности Океана Духа. Когда Джон смертный стал Джоном бессмертным, он не потерял своей личности, но понял, что он был Джоном, душой-волной (смертным человеком), также как и Океаном Духа (бессмертным человеком). Джон, мудрец, потерял сознание своей отдельности от Бога, также как пробужденная душа-волна теряет сознание своей отдельности от Океана Духа.
            Индивидуальность, как существующая, никогда не может быть у него отнята. В обычной смерти-в-рабстве душа человека только меняет место жительства; а в конечной смерти-в-свободе душа расширяется в Дух, чей дом Бесконечность!
            Глубокие истины Гиты не должны рассматриваться, как метафизические абстракции, но должны прилагаться в повседневной жизни. Особенно во время представления космической иллюзией болезни, физической муки, переживания обычной смерти и горьких мыслей о непостоянстве тела, человек должен усиленно противостоять этим негативным явлениям, посредством воспоминания истины, что Я есть отраженный Дух-Бессмертие, вечно являющийся собою и свободный от капризов перемены.
            Так Бхагавад Гита подчеркивает следующие качества Я: Оно не рождено, хотя и рождено в теле; оно вечно, хотя его телесное жилище непостоянно; оно неизменно, хотя оно может (телесно) переживать перемену; оно всегда такое же, хотя находится на длинном пути перевоплощений, который в конце концов ведет к Богу, душа является в неисчислимых формах; душа не убивается, когда тело умирает; и даже, когда Душа возвращается к Духу, она не теряет своей личности, но будет существовать вечно.
Стих 21
Как же тот, кто знает Я, как неуничтожимое, вечно постоянное, нерождаемое и неизменное, может думать, что это Я может быть причиной уничтожения другого? О Партха (Арджуна), кого оно убивает?
Человек, зрение которого находится в его духовном глазу, видит истинную природу души; и так, через прямое восприятие, абсолютно уверен, что Я неизменно – над рождением и смертью, переменой и уничтожением. Такой йог видит неразрушимый Прожектор Духа Причиной формальной жизни и смерти в приходящих кинофильмах существования, и так не может думать о себе, как об уничтожителе жизни в другом.
            Моральная интерпретация такова, что в материальной борьбе, где добродетельные люди, без провокации, атакуются злыми людьми, это не неправедно для хороших людей защищать себя. Если последние, защищая их невинных женщин и детей, убьют некоторых из захватчиков, такое действие не несопоставимо с законами добродетели. Кришна замечает, что, хотя физические тела злых людей убиваются, их души не могут быть уничтожены. Конечно, это не
                        *                           должно использоваться в качестве аргумента, чтобы
Когда убийство морально         убивать жестоких людей; но солдат, например, оправдано                                который защищает свою страну и праведно                                                                          защищает беспомощных людей, может успокоить свою совесть относительно убийства врага, понимая себя инструментом, а не настоящим автором уничтожения злых существ. Даже на поле сражения он должен чувствовать, что он не дейсвующий, но что все вещи предопределены Природой и Богом. Он не должен думать, что он убивает или что Бог убивает, но что кармические силы эволюции выселили захватчиков из их телесных крепостей, чтобы те поселились в других жилищах, где у них будет другая возможность усвоить необходимые уроки.
            Превыше всего, солдат должен понять, что все живущее есть притворное сражение между жизнью и смертью, и убитые в сражении, по-настоящему не мертвы, и выживщие в действительности не живут (так как человек в его обычном состоянии отделен от Бога, Единственной Жизни).
            Во сне человек может наблюдать сражение между праведными и злыми, и быть свидетелем убийства злых добрыми. По пробуждении сновидец понимает, что убийство злых и выживание добрых оба были следствием его внутреннего воображения; не было действительного уничтожения. Аналогично, Кришна говорил Арджуне, что битва между его праведными родственниками и неправедными была ничем иным, как только борьбой, наблюдаемой Арджуной в состоянии космической иллюзии, в которой он был духовно спящим или еще не пробужденным в мудрости. Кришна напомнил Арджуне, что космическое сознание все-пронизывающего Духа должно бы оставаться в себе самом, не взирая на обстоятельства, во время ли физической или внутренней битвы, или любого другого переживания.
Эта станза передает также глубокий метафизический урок. Душа, Кришна, говорит эго, Арджуне: “О мое низшее я, ты должно подняться до моего уровня                              *                               более высокого сознания души! Даже если ты Метафизическое содержание      уничтожишь неправедные привязанности чувств,
                Стиха 21                          глупо думать, что сами чувства будут                                                                               уничтожены! Твое высшее Я только очищает низшее я; Оно не уничтожает последнее”.
            Наставник говорит ученику, что даже если поклоняющийся убивает чувственные наслаждения самоограничением и отречением, или способствует их умершвлению силой души в глубокой медитации, он может, тем не менее, поднять свое сознание к плоскости мудрости и увидеть, что ничто не было уничтожено; все вещи бессмертны. Так, не только чувства людей не могут быть убиты или уничтожены безвозвратно; они лишь проходят через процесс перемены.
            Когда чувственные удовольствия побеждаются самоконтролем, их силы сначала сдерживаются, подавляются внутри. Ученическая продолжительная духовная активность затем побуждает Я преобразовать их к более тонкому состоянию для восприятия более высокого блаженства. Например, если человек жаден и ест слишком много, он может страдать от несварения; если самоконтролем он воздерживается от переедания, он сначало только подавляет жадность. Но, если он преобразует свою жадность к физической пище в жадность к постоянному общению с Богом, он не уничтожает свой чрезмерный аппетит, но преобразует его из проводника зла в инструмент добра.
            Когда человек начинает убивать свои искушения и желания материального комфорта, ему не следует осуждать себя, как жестокого тирана, убийцу радости! Не следует ему также называть Божество внутри Пожирателем чувственных удовольствий! По мере того, как ученик постепенно уничтожает свои злые наклонности и чувствует себя опустошенным без тех удовольствий, ему следует утешать себя мыслью, что его склонные к наслаждениям переживания не уничтожены; они - в процессе трансформации, чтобы преподняться через медитацию от плана несчастья к радостной плоскости привязанности к Богу.
            Ученик поэтому оправдан в преобразовании своих дурных желаний. Он не подавляет и не убивает их, так как это сделало бы его умственной окаменелостью. Напротив, это через жадный рот преобразованных желаний он пьет бессмертный нектар Божественного Блаженства!
Стих 22
Как человек, оставляющий обветшавшее одеяние, надевает новое платье, так и облаченная телом душа, бросая разложившуюся телесную обитель, входит в другие, новые.
Как для человека является обычным  в течение жизни менять свои одежды много раз, также обычаем вечной души является, во время ее странствий на пути иллюзии и смертных желаний, отбрасывать изношенные кармой тела для новых.
Как человек рад отбросить бесполезные изношенные одежды для новых одежд, также бы должен он возрадоваться и почувствовать естественным смену, изорванного болезнью или изжившего карму, тела на новое.
            Эта станза относится к доктрине реинкарнации (перевоплощения). Её строчки растворяют ужасную концепцию танца смерти, в которой разношерстная толпа человеческих существ ведется понаправлению к пропасти уничтожения;  смерть здесь описывается, не более как оставление изношенной одежды, для обретения новой. Когда тело становится болезненным, старым или кармически бесполезным, находящаяся в нем душа оставляет его для нового маскарада.
            Сценический директор посылает своих актеров в новых костюмах играть                             *                           разные роли на сцене в разные времена; аналогично, Доктрина реинкарнации          Бессмертный Космический Директор посылает                                                       души-актеров, сделанные по Его образу, играть роли бесчисленных воплощений на этой сцене жизни. Эти актеры, различно наряженные, выглядят различно в каждой новой роли, все же оставаясь неизменно собою.
            Костюмы и грим скрывают актера и отождествляют его с определенной ролью; актер даже может быть превращен из мужчины в женщину, или наоборот. Аналогично, когда душа переодевается в телесный костюм, она неузнаваема больше для тех, кто был знаком с ее личностью в роле прошлой жизни. Лишь мастера, способные заглянуть за сцену и наблюдать перемену ролей и костюмов, узнают индивидуальные души из одной жизни в другой, независимо от их различных одеяний. Глаза, черты лица и телесные характеристики являют определенное подобие душевного костюма в предыдущем существовании – для мастера, который знает, как читать эти знаки. Он истинно видит, что смерть есть всего лишь смена гардероба в непрерывной продолженности бессмертия.
            Продолжительность жизни или устойчивость физического тела в какой-либо отдельной инкарнации устанавливается законом кармы (законом причины и следствия, руководящим человеческими действиями). В соответствии с естественным порядком эволюции, тело должно взрослеть постепенно в течение многих лет, а затем, как созревший плод, упасть по своей воле и без сопротивления с дерева жизни. Преступления против Бога и Природы – в настоящей и прошлой жизнях – могут, тем не менее, укоротить ту нормальную продолжительность жизни болезнью или несчастным случаем. Или добродетель, также, может выиграть для души досрочное освобождение. В любом случае, жизнь в теле организуется и направляется к наилучшему служению, для каждой жизни, само-созданного кармического образца внутри-живущей эго-отождествленной души.
Погруженный в иллюзию индивидуум считает (на практике, если не в теории) свое тело, семью и работу неуязвимыми; поэтому, при внезапном приходе смерти в семью, он шокирован и ошеломлен.                                 *
Не понимая разницу между бессмертной душой       Духовное понимание смерти
И изменяемым смертным телом, он поражается
горем и ужасом, когда сталкивается со смертью или видит себя, приближающимся к ней. Ему очень трудно сохранять умственное равновесие при противостоянии, кажущейся жестокой, Смерти, приходящей, подобно тирану, нанести удар гармонии и миру жизни!
            Обычно, для индивидуума не трудно отказаться от старойго одеяния, когда он имеет в виду новое, но некоторые личности так глубоко привязанны к своим принадлежностям, что они ненавидят оставление даже изношенного, но высоко ценимого одеяния! Подобно этому, ординарные смертные – независимо от того, какая мудрость им предлагается – горюют, когда они должны отказаться от их сильно-любимых тел.
            Из-за того, что обычный связанный-телом индивидуум имеет недостаток внутренней уверенности в продолженности жизни и не помнит бесчисленные случаи, когда он, душа, входил и выходил из порталов рождения и смерти, он полон страха и горя при приближении смерти. Подобно детям, боящимся возможности встречи с привидениями в темноте, некоторые люди боятся неизвестного, ожидающего их за дверью смерти. Как страшные истории о привидениях рассказываются людьми с сильным воображением, так, смерть описывается невежественными людьми, как ужасное и страшное переживание!
            Во сне каждую ночь человек расстается с сознанием уставшего тела и ума, и так обретает мир; в большем сне смерти человек оставляет изорванное болезнью тело и испорченный привязанностями ум для отдохновенного состояния радости.
            Из радости люди рождаются; для радости они живут; в радости они растворяются в смерти. Смерть есть экстаз, потому что она снимает груз тела и освобождает душу ото всех болей порожденных телесным                        *
отождествлением. Это - прекращение боли и страдания.                   Смерть есть экстаз,
Хотя смерть часто ошибочно ассоциируется с состоя-    т.к. она снимает тяжесть
нием страдания, физические муки болезни гораздо          отождествления с телом     
хуже чем освобождающее переживание смерти.
Часто, сознание, выходя из старого тела, испытывает удивительное чувство освобождения и мира: “Итак это смерть. О, как прекрасно! Это совсем не то, что я думал. Я живой и отдельный от чувствительного и беспокойного тела. Божья анестезия смерти избавила меня от всех физических болей”.
            На какое-то время может в уме может задержаться чувство страдания по поводу потери физического тела и расставания с любимыми: “ Как я могу оставить тех, о ком я думал, что они мои?” Затем испытывается постепенное ослабление воспоминаний о земном существовании. Обычные личности наслаждаются последующим мирным сном-смерти в астральных небесах. Добродетельные души перемежают сон с пробуждением в стране блаженной свободы и красоты. Освобожденные от жесткой, часто разрушительной хватки грубой материи, эти добродетельные астральные существа двигаются свободно и по воле в телах из света по бесконечным дорогам радужных оттенков уплотнений лучезарности, формирующих многообразные жизнетронные виды, сцены и существ. Само их дыхание и питание суть лучи тонких жизнетронов. Со временем, опять же определяемым их кармой, их смертные склонности, преступления и спящие материальные желания утягивают их назад в новые физические воплощения.
            Подобно тому как желание жизни приводит спящего человека в состояние пробуждения, так и подсознательные желания потерянного физического тела и земного окружения действуют, как вибраторно притягательные силы, дающие душе  новое воплощение внутри материнского лона.
Птица, которую долго держали в клетке, может вернуться к ней, даже если её выпустили на свободу; также и человек, сильно привязанный к телесному                                             *                           существованию, желает вернуться к физической Медитация освобождает        форме, даже после своего освобождения смертью.
человека от привязанности      Долгое заключение в клетке заставляет птицу
к телу                                          забыть ее свободный дом в небесах; аналогично,                                                            сознание души человека, заключенной в телесной тюрьме напротяжении многих воплощений, забывает свой свободный благословенный дом в широком пространстве.
            Требуется долгое время – много воплощений праведности, хорошего общества, помощи гуру, само-пробуждения, мудрости и медитации – для человека, чтобы восстановить его сознание душевного бессмертия. Чтобы достигнуть этого пункта Самореализации, каждый человек должен практиковать медитацию для перевода своего сознания от ограниченного тела к безграничной сфере радости, чувствуемой в медитации. Просредством постоянного объединения с Духом в самадхи, и непривязанности к телу ученик осознает тело, как лишь временное место пребывания; он интенсивно стремится вернуться домой к вечному блаженству в Духе. Ученики, которые грубо не выбрасываются из плоти Смертью, но покидают ее с сознанием достоинства, посредством, медитацией приобретенной силы, находят свой путь назад к единству с Вездесущим Блаженством.
            Свами Пранабананда*, возвышенный ученик Лахири Махасайи, готовясь перевести свою душу от ограничений физического тела к вездесущему царству Духа, заметил своих учеников плачущими. “Возлюбленные”, - сказал он утешительно, - “я долго был с вами, служа вам с радостью божественной мудрости. Пожалуйста, не будьте эгоистичны относительно своей потери во мне, но возрадуйтесь, что я оставляю тюремный дом моего тела, отбыв свой срок кармической задолжности. Сейчас я иду востребовать свое царство вездесущности, встретить моего Космического Возлюбленного!” Говоря так, он благословил тех учеников; и, практикуя прогрессивный метод из Крийя Йоги, в сознании оставил свое тело.
           
Стих 23
Никакое оружие не может проткнуть душу; огонь не может сжечь её; вода не может смочить; ветер не может развеять.
________________________________________________________________________
*См. Автобиографию Йога, главу “Святой с двумя телами” и описание драматического покидания Свами Пранабанандой земли, в главе “Основание йоговской школы в Ранчи”. (Заметка издателя)
Неизменяемая вечно, происходящая от тончайшей вибрации Блаженного Духа, эта душа не может быть тронута или повреждена ничем более грубого вибраторного качества – ни жестоким вооруженным выпадом, ни голодными все-пожирающими языками пламени; не может и жидкость промочить или потопить ее, или осквернить ее губы, пьющие только бессмертный напиток;  а также даже сильнейший ветер не может иссушить ее в пыль или, удаляясь, отобрать у нее дыхание жизни.
            Дух раличает Его проявления в творении в двух наборах отчетливо различных атрибутов (качеств): невидимая душа и ее способности жизни, ума и мудрости; и видимые формы вибраторного тела и материи.
            Использованием тонких вибраций, Дух создал душу, интеллект, ум, жизнь; и более грубыми вибрациями – тело, кинетическую энергию и атомистскую материю. “Оружие” земли, или твердые тела, огня, или энергии, воды, или жидкости, воздуха, или ветра – все они составляют грубые вибрации. Душа, индивидуализированное отражение Духа, сделана из “невибрирующей”, или нереагирующей, вибрации радости – бессмертной, всеведующей, вездесущей, вечно-новой Радости Духа – она не может быть обеспокоена грубыми вибрациями твердых тел, жидкостей, газов или энергии. Лед сталкивается со льдом, вода схлестывается с водой, энергия борется с энергией; но камни не могут повлиять на более тонкие вибраторные элементы воздуха или огня. Аналогично, грубые вибрации материи, или “атомные камушки” никак не могут оттиснуть свою грубость на сознании души.
            Грубые и тонкие вибраторные проявления оба суть ничто иное как лишь спящее сознание Духа, выражающееся через Его индивидуализированное спящее сознание, душу. Также как Бог творит на космическом уровне, сознание человека во сне может творить индивидуализированные личности, или “души”, волю, мысль и чувство, а также видимости тел, твердых предметов, жидкостей, газов и энергии. Сон человека может изобразить сражение с использованием ужасных орудий или показать опустошение наводнений, пожаров, или ураганов, но ничто из этого не влияет на внутреннее эго-сознание спящего. Он не повреждается и не убивается никаким оружием сновидения, водой, огнем или энергией. Также и душа не подвержена влияниям приснившихся ей объектов космического сна, твердых тел, жидкостей, ветра и огня. Также, как сновидец незатронут своим сном, душа – единая с Духом – незатронута объектами, развившимися вибраторно из ее сонного сознания Сновидца-Духа.
            Пробудившаяся душа начинает осознавать свое единство с Духом. Когда физическое сознание человека изменяется медитацией от иллюзорных снов к божественной пробужденности сознания души, он видит все твердые тела, жидкости, энергии игрой сил – образов сна, плывущих в уме Космического Сновидца. Тогда он знает, что в реальности меч сновидения не может убить тело сновидения, а также ничто не может повредить ему или разрушить его!
            Неважно насколько опустошительны события во сне, сновидец никогда не повреждается ими; он находит себя в сохранности, после окончания сна. Аналогично, человеческая душа-сновидец может быть испугана временно своими переживаниями во время жизни её сна, но когда она пробуждается в Боге, ах! она в целости и сохранности.
Стих 24
Душу нельзя рассечь, сжечь, размочить или иссушить. Душа – неизменяема, всепроникающа, вечно спокойна и недвижна – вечно одинакова.
Таинственная душа живет вечно, никогда не изменяясь, даже когда мыльный пузырь космоса растворяется в пространственном Океане Бесконечности*. Тонкая душа тайно спит в каждой травинке, в каждом уголке творения. Душа скрывается в сотах атомов. Мысли не могут взбудоражить ее. Ей, вечно крепкой и неподвижной, нравится жить в пещерах перемены. Она никогда не видит никаких снов кроме вечности.
            В предыдущей станзе Гита заявляет, что никакие внешние объекты, орудия ли, огонь, вода или ветер, не могут повлиять на душу. Теперь она объясняет далее, что душе самой принадлежат те таинственные качества самосознательного существования, которые неуязвимы ни для каких феноменов. Каждый человек есть душа и имеет тело. Через иллюзию, он постоянно видит свою душу отождествленной с телом; так он приписывает себе самому все телесные ограничения. Это тело может быть порезано, сожжено, размочено, иссушено, повреждено, сделанно беспокойным; сдвинуто с места на место, будучи в состоянии всеже занимать только одно место в данное время, потому что оно ограниченно лишь малым пространством; и оно недолговечно. Так, индивидуум, отождествленный с телом, думает, что это он страдает и в конце подвержен последнему оскорблению смерти!
            Человек Самореализации, с другой стороны, знает себя душой – вездесущей, вечной, вечно необеспокоенной в огромнейших и мельчайших видах вибраций.
            Парадокс иллюзии возможен, потому что человек , как смертный, является смесью неизменной души и изменяемого тела. Если он хочет навсегда избежать всех форм несчастья, он должен научиться отождествлению с душой. Посредством отождествления с телом, человек должен страдать в воплощениях забвения души, подвергаясь бесчисленным перерождениям и сопутствующим им несчастьям.
            Неважно, сколько человек медитировал, если он все еще ошеломляется телесным страданием или боится болезни или смерти, он продвинулся незначительно и мало понял. Этот аспирант должен медитировать глубже и глубже, пока он сможет достигнуть экстатического общения с Богом и так забыть ограничения тела. Во время медитации он не только должен думать, но и понять, что он есть бесформенный, вездесущий, всезнающий, далеко над всеми телесными изменениями!
            Каждый продвинутый ученик во время экстаза реализует вездесущность и вечно новое блаженство Духа. После выхода из экстаза, он должен пытаться сохранять в сознательном уме те переживания Духа. Человеческое сознание так становится расширенным в Космическое Сознание.
_______________________________________________________________________
*Однажды прийдя в существование, душа никогда не перестает быть (II:20), даже в момент космического растворения, когда вся материя растворяется в Дух, во вселенских циклах прихода и ухода.   
Стих 25
О душе говорится, как о неуловимой, невыраженной и неизменной. Поэтому, зная её таковой, ты не должен стонать!
До того, как искры творения моргнули своими лучезарными глазами, до того как космический сон принял форму, душа пребывала вечно пробужденной и непроявленной в Духе. Перед тем как Дух вспенил Свои волны мысли, душа пребывала в его груди, неосмысленная мыслью, необеспокоенная переменой. И когда Дух выбросил Свои сны о вселенных, и душе приснились сны о покрытых телом формах, всеже душа оставалась такой же. Кем бы ни был человек – принимающий эту правду – знающий душу, как образ бессмертного Духа, он не должен вести себя несоответственно и глупо стонать, думая, что Я уязвимо и разрушимо при повреждении и разрушении тела.
Метафизическое противоречие возникает, когда Бхагавад Гита говорит о душе, как непроявленной, в то время как она, очевидно, проявлена в теле каждого               *                                       индивидуума. Этот парадокс можно объяснить
Душе снится                               анализированием состояния сна. Если Джону
существование тела                 снится, что он стал сказочным великаном, ловцом                                                          диких слонов, держащим их в неволе в своей руке, его сонное сознание претерпевает временную перемену; но когда он пробуждается, он обнаруживает, что его сущностное эго, или “Джон”-сознание отается неизмененным абсурдным переживанием сна. Сущность его сознания находилась в стороне, или невыраженным в этом сне; и мысли во сне не знали об истинном “Джон”-сознании. Душа, аналогично, видит во сне тело и приписывает присущему ему сновиденческому эго, все состояния спящегося тела. Когда человек входит в глубокий сон без сновидений, душа временно забывает все свои сны о теле и мире, и остается замкнутой в своей истинной природе блаженства. Так, даже в период иллюзии, во время которого душа имеет дневные сны о теле, сама душа остается неизменной, нерожденной сном. Сон приходит и уходит; душа остается неизменной. Цветы многих жизней последовательно приходят и уходят; душеная почва сада остается той же.
            Тело развивающееся из души не знает души, но душа знает тело.Совсем как человек может наблюдать через экран толпу людей перед ним, без того, чтобы самому быть видимым ими, так и душа через экран интуиции видит все свои мысли, но непросветленные мысли не могут знать душу. Вот почему Гита говорит о душе, как о неуловимой – за пределами мысли.
            “Я”, или эго – сновидение-проекция души, и субъект объективного сна – есть то, что думает и использует свои способности ощущения, чтобы знать и соотносится с материальным творением. Так, мысль и чувство не суть части души,
но суть переживания эго-сознания  во сне. “Мышление” неотделимо в концепции от мыслящего и от объекта, о котором тот мыслит. Это, таким образом, включает субъективное и объективное сознание, также как и сам процесс мышления. Человек знает, что он существует, потому что его мысли и чувства подтверждают, что это так. Но что можно сказать о личности в глубоком сне или абсолютном покое, в котором – даже если и лишь на мгновение – нет не мысли ни чувства, и также он не бессознателен (то, есть не без всякого сознания)?  Он не есть несуществующий в то время; но его существование есть без сознания эго и без поддержки мышления “я существую”. Это фрагментарное“мгновение истины” есть интуиция, убегающая, потому что она неразвитая. Она мгновенно обнаруживает существование души, которая существует над эго и его инструментами мысли и чувства.
            Мысли и ощущения подобны карманным фонарям: они бросают свой свет на материальные объекты перед ними; они не обнаруживают душу позади них. Интуиция подобна сферическому фонарю, с лучами во все стороны, обнаруживающему душу, а также и ее внешние проекции мыслей и чувств, соединенных с эго. Интуиция есть мост между душой и мыслями и чувствами эго. Если кто-то может достаточное время не отождествляться с мыслями и чувствами, без того, чтобы быть бессознательным, он узнает, через развитие интуиции, природу души. Когда кто-то так совершенно спокоен, не думая, не чувствуя, но все же зная, что он существует – проницательность радостного существа, в котором мышление, мысль и мыслящий стало одним (единство знающего, знания и знаемого) – в том присутствует сознание души.
            Из этой невыраженной “недосягаемости”, душа, индивидуализация Творца, проецирует те силы, что творят телесную форму и способность переживать через тот образ.
            Совсем как свет, падая на киноэкран, производит много кинофильмов, так и “луч” души, идущий от Духа, производит картину тела на экране человеческого сознания и пространства.Человек, смотрящий кинофильмы на экране кинотеатра, может переключить свое внимание от них и посмотреть вверх; он увидит над его головой прозрачный луч света, в котором нет никаких видимых картин. Поэтому можно сказать, что электрический луч, производящий кинокартины на экране, неизменен и нерожден, хотя картины, происходящие от него меняются, и рождены от него.
            Когда человек отождествляется со своим телом, он чувствует лишь ощущения зрения, обоняния, вкуса, осязания, слуха, веса и движения. Если посредством медитации он оттягивает свое сознание вовнутрь, он находит молчаливый свет, прекраснее и тоньше, чем рентгеновские лучи – луч души, идущий от Духа – проэцируя картину тела на экран человеческого сознания и пространства. Через свой глаз интуиции ученик воспринимает этот луч-душу; в нем нет тела с его разнообразными сложностями, всеже этот луч производит на экране человеческого сознания изменяемую картину тела. Это тело не есть “материя”, но составлено из нескольких сил, эманирующих из луча души. Как кино-луч производит картины на экране, проходя через пленку, которая преобразует его свет в формы, так луч души, проходя через пленку майи (иллюзии) преобразуется в различные творческие силы, становящиеся телом и присущими ему способностями сознания и жизни (эго, ума, жизненной силы, и т.д.), которые дают ему возможность действовать и реагировать на его окружение. Современная
наука приближается к пониманию тела, как выражения электромагнитных волн.*
Бог послал человека на землю, чтобы он развлекался телесными снами, не для того, чтобы затуманить его сознание бессмертия, посредством отождествления с телом. Поэтому глупо горевать о телесных изменениях, которые наблюдает Я.
            Продвинутый ученик должен медитировать глубоко, пока его мысли не
_______________________________________________________________________
*В последние годы, это понимание возъимело далеко идущие воздействия на практику медицины и целительские искуства – добавляя к создаающейся концентрации исцеления через жизненную энергию. Основываясь на годах исследований электромагнитной природы тела, доктор Роберт
Бекер, профессор медицины Нью Йоркского государственного университета, писал в Телесном Электричестве: Электромагнетизм и основание жизни (Нью Йорк: Морроу и Компани, 1978): “Есть только одно здоровье, но много болезней. Аналогично, кажется, есть одна фундаментальная сила, которая исцеляет, хотя мириады школ медицины все имеют свои любимые способы привлечения её к активности. Наша превалирующая мифология отрицает существование такой обобщенной силы в пользу тысяч маленьких сил, сидящих на полках фармаколога, каждая применимая лишь против нескольких болезней или даже части одной из них. Эта система часто работает достаточно хорошо, особенно для лечения бактериальных болезней, но…внутренняя сила может быть пощупана многими способами, (включая) исцеления веры, магические исцеления, парапсихологические и спонтанные (само)исцеления….Какими бы то ни было способами, если энергия успешно сфокусированна, она результирует в чудесное преображение. И кажется, как- будто неизбежная кончина внезапно обращается в жизнь…
                Средства мугут быть прямыми – парапсихологические методы, упомянутые выше – или непрямые: Лечебные травы могут быть использованы для стимуляции выздоровления; эта традиция простирается от доисторических мудрых женщин…к превалирующим лекарственным терапиям настоящего. Пост, контролируемое питание и регулирование жизненных привычек, чтобы избежать стресс, могут быть использованны, чтобы пробудить скрытую целительную силу в больном теле; можно проследить этот подход от современных натуропатов к Галену и Гиппократу....Все стоющие медицинские исследования и интуиция каждого целителя являются частью одного поиска знания одной таинственной целительной энергии».
                Суботнее Обозрение 8 Июля, 1978 года, собщило, что доктор Бекер вошел в историю медицины, когда работая над лягушками и крысами, потерявшими ногу, он использовал электрическое стимулирование, чтобы выростить новую конечность – “с хрящом и костью, мускулом, нервами и кровеносными сосудами – с  ошеломляющей анотомической точностью”. ( не похожие на других животных, таких как крабы и саламандры, лягушки и крысы обычно не регенерируют телесные части)… “др. Бекер применил новые найденные целительные механизмы к сломанным костям человека, успешно сращивая переломы, которые не получалось срастить даже после обширных хирургических процедур. Он и его коллеги сейчас достигли уровня, когда они могут уверенно предсказать, что регенерация человеческих органов может и будет достигнута, возможно в последующие несколько десятков лет”.
                Другие исследователи, изучающие тонкие энергии внутри физического тела, сосредотачивались на ментальных и духовных методах пробуждения жизненной силы для исцеления. Позитивное мышление, визуализация, молитва и утверждение (самовнушение), также как и физиотерапии, основанные на стимуляции жизненной энергии, такие как аккупунктура, массаж и т.п. – их эффективность была продемонстрированна различными научными исследованиями.
                В свете йоговского учения, что тело есть материализация мысли посредством инструмента праны (жизненной энергии), особенно интересно следующее сообщение из Революции Мозга Мэрилин Фергюсон (Нью Йорк: Бантам, 1973) : “Ученые в Советском Союзе исследовали электромагнитную радиацию ( называемую “биоплазма”) человеческого тела. Они составили карту эффектов различных стимулов на эту радиацию. Они обнаружили, что химикаты, как адреналин, имели слабейший эффект. Массаж аккупунктурных точек имел следующий сильнейший эффект, а за ним электрическая стимуляция и облучение слабым лазерным светом. Наиболее сильное воздействие, как наблюдалось, имела человеческая воля. Если субъект тихо направляет свою мысль к определенной части тела, биоплазма показывает соответствующие изменения”.
растворяться в интуицию. В озере интуиции, свободной от волн мысли, йог может видеть неколеблемое отражение луны души. Забывая свои сны о теле, он знает, что душа существует за экраном мыслей и, поэтому, неизвестна им. Когда йог воспринимает душу, как сделанную по образу Духа, он знает себя, как неизменяемого, непроявленного, вечно спокойного, как Дух. Все ученики должны медитировать и делать внутренним свое сознание, до тех пор пока они не реализуют истинную природу души.
Стихи 26-27
Но, если даже ты воображаешь эту душу непрестанно рождающейся и умирающей, даже в этом случае, О Мощновооруженный (Арджуна), тебе не надо горевать о ней. Потому что то, что рождено должно умереть, и то, что мертво, должно возродиться снова. Зачем же горевать о неизбежном?
“Но если иллюзорный сон заставляет тебя думать о Я, как постоянно видоизменяющем себя переменой смертного жилья, даже тогда, О ученик Арджуна, не следует позволять себе огорчаться! Ты, мощновооруженный ментальными способностями и самоконтролем,  должен понимать бесполезность оплакивания того, что неизбежно – судьбу собственного производства. Для обманутого Я, которое вооружено от своего космического сна, телесная обитель должна быть готова подвергаться магическому отравлению кармы, кошмарами телесных рождений, неизбежно преследуемых телесными смертями, и снами физических растворений, и следующими за ними физическими проявлениями!”
            Сильнейшим страхом обычного человека является смерть, своим грубым вмешательством прерывающая случайные планы и нежнейшие привязанности неизвестной и нежеланной переменой. Йог победжает горе, ассоциируемое со смертью. Контролированием ума и жизненной силы, а также развитием мудрости от делает своим другом перемену, называемую смерть – он познает состояние внутреннего покоя и отстраненности от отождествления со смертным телом. Тем не менее, когда стремящийся ученик неуклонно, но лишь рассянно медитирует , как кажется не прогрессируя,                                                       *
он не может всегда сохранять этот ментальный        Преодоление страха смерти
нейтралитет. Тогда, как ординарный человек, он
по временам приследуется желанием избежать своей неизбежной смерти – отрывающей его от знакомых привязанностей и воспоминаний – и ее естественного следствия перерождения, в котором он должен начинать все сначала в медленно развивающейся новой форме, окруженным новыми лицами, предметами и обстоятельствами.
______________________________________________________________________
“Сила воли – вот то, что изменяет мысль в энергию”, - заявил Парамаханса Йогананда. В Человеческом вечном поиске, Божественном Романе и особенно в Уроках Товарищества Самореализации, он представляет йоговские принципы и методы для приложения этих принципов к исцелению тела. (Замечание издателя)  
            Если, благодаря иллюзии, ученик все еще чувствует себя (душу) каким-то образом безвыходно прикрепленным к уничтожимому телу, то всеже ему глупо горевать. До тех пор пока душа принуждается кармой к заключению в камерах рождения и смерти, ничто не выигрывается подчинением горю. Более выгодно и естественно для ученика сосредотачиваться позитивным образом на разрушении накопленных в подсознании пред- и пост-рожденческих перевоплощенческих импульсов, упражняя свою силу воли и решимость и отождествляя свой ум с блаженной душой.
            Не имеет смысла оплакивать действие вселенских законов. В соответствии с законом причины и следствия, душа, по-предопределению, должна менять ее смертные обители. Однажды пойманная майей, или иллюзией, душа должна заключаться в серию тюрем рождений и смертей, чтобы исполнить свои желания и заплатить свой долг Правосудию Причины и Следствия, долги, произведенные ее собственными действиями. Бесполезно стонать!*  Скорее человек должен предпринимать практические шаги, пытаясь всяким способом освобождать себя ото всех земных привязанностей и телесного отождествления, сонастраиваясь с Духом в медитации, и таким образом выкупая себя из смертной тюрьмы в свободный мир бессмертия.
            Средний человек, страдающий от невежества и материальной привязанности, живет жизнь ограниченности – он рождается, женится и умирает! Он должен неизбежно повторять те же опыты, до тех пор, пока медитацией и отождествлением с Духом, он не выиграет вечную свободу. Однажды потеряв свое  телесное отождествление, душа свободна! Настоящий прагматик, страстно желающий “результатов”, будет, поэтому, проводить время в медитации, скорее чем растрачивать свою жизнь, занимаясь не более чем пустяковыми материальными стремлениями и туманными спекуляциями о колесе рождений и смертей.
“Имеется два вида рождений и смертей: путем дыхания и астральным путем. Человеческое рождение сопровождается присутствием дыхания (вдоха и                                                 *                              выдоха воздушных космических токов). Дыханием
 Два вида рождений и смертей:      отмеченные рождения и смерти свойственны
земные и астральные                      исключительно земному плану существования.
                                                           Астральный вид рождения и смерти имеет глубокое значение. В физическом мире душа облачена плотским телом, сделанным из шестнадцати грубых элементов. После смерти душа освобождается от своего тяжелого покрывала плоти, но остается покрытой двумя другими тонкими одеждами – астральным телом из девятнадцати тонких принципов и причинным телом из тридцати пяти идей или мысле-сил. (“Тело” означает любое покрывало,  ________________________________________________________________________
            Пять принцев-Пандавов и сто потомков-Кауравов были выращены и получили образование вместе, получая инструкции их наставника Дроны. Арджуна превзошел их всех в доблести; никто не мог с ним сравниться. Ревность и враждебность возрастали среди Кауравов против Пандавов. Дурьйодхана негодовал по поводу права Юдхиштхиры, как законного наследника престола, поэтому он неоднократно устраивал заговоры, чтобы уничтожить Пандавов, но безуспешно.
            В изысканной церемоноии, называемой сваямвара, устроенной царем Друпадой,чтобы выбрать мужа для своей дочери Драупади, Друпада поставил условие, что рука его дочери будет отдана только принцу, который сможет согнуть гиганский лук, предоставленный к этому случаю, и с его помощью поразить хитро спрятанную висящую мишень. Принцы из близких и далеких земель пытались и посрамились даже поднять лук. Арджуна достиг упеха легко. Когда пять Пандавов вернулись домой, их мать Кунти, слыша их приближение издалека и предполагая, что они выиграли какое-то богатство, крикнула им, что они должны поровну поделить свой выигрыш. Так как слово матери должно почитаться, Драупади стала женою всех пятерых братьев. Она родила по сыну от каждого.
________________________________________________________________________
* Пятая мантра уже была использована Кунти перед ее браком с Панду. С целью проверки своих чудесных сил, она вызвала Сурью, бога солнца, и Карна был рожден ею – при том что она оставалась девственницей. Тем не менее, боясь укоров за то, что она родила незаконного ребенка, она запечатала его в короб, который пустила по реке, где он был найден и вырощен старым возничим. Позже Карна сыграл значительную роль в истории Махабхараты, как отмечено в комментарии на I:8.     
Со временем, спор между Кауравами и Пандавами по поводу управления царством достиг высшей точки. Дурьйодхана, поглощенный ревнивым желанием превосходства, состряпал хитрый план:                                                  *
 мошенническая игра в кости.Через хитрый план,              Дурьйодхана прибирает
 замысленный Дурьйодханой и его злодейским дядей              царство Пандавов
 Шакуни, который был экспертом в мошнничестве и обмане,               *        
Юдхиштхира проигрывал бросок за броском, наконец теряя свое царство, потом себя и своих братьев, и потом их жену Драупади. Так Дурьйодхана прибрал у Пандавов их царство и послал их в изгнанье в лес на двенадцать лет, и жить тринадцатый год инкогнито, неузнанными. После чего, если они выживут, им можно было вернуться и заявить свои права на потерянное царство. В указанное по договору время, добрые Пандавы, испонив все условия их изгнания, вернулись и потребовали свое царство; но Кауравы отказались расстаться даже с куском земли величиной с иголку.
            Когда война стала неизбежной, Арджуна для Пандавов и Дурьйодхана для Кауравов искали помощи Кришны в их деле. Дурьйодхана прибыл первым во Дворец Кришны и грубо уселся во главе дивана, на котором отдыхал Кришна, притворяясь спящим. Арджуна прибыл и скромно встал, со сложенными руками, у ног Кришны. Поэтому, когда Аватар открыл свои глаза, это был Арджуна, кого он увидел первым. Оба попросили Кришну учавствовать в войне на их стороне. Кришна заявил, что одна сторона может получить его огромную армию, а другая – его самого, как персонального советника – хотя он и не поднимет оружия в сражении.
            Перед войной Кришна выступил посредником, пытаясь решить спор полюбовно, совершив путешествие из Дварки в столицу Куру около Настинапуры, чтобы убедить Дхритараштру, Дурьйодхану и других Кауравов вернуть Пандавам царство, принадлежащее последним